Подался в политику

Лидер "ореховских" попросил у Испании убежища от отечественного правосудия

Лидер "ореховской" преступной группировки Сергей Буторин по кличке "Ося", которого на днях должны были экстрадировать из Испании в Россию, предпринял неожиданный шаг. 45-летний криминальный авторитет попросил у испанских властей политического убежища. На каком основании Буторин просит считать свое дело политическим, журналистам неизвестно.

Из официальной и неофициальной информации о Буторине, которая есть в СМИ, следует, что этот человек является типичным "бандитом лихих девяностых". В 1994 году "Ося" возглавил одну из частей "ореховской" группировки, распавшейся после того, как ее лидера Сергея Тимофеева ("Сильвестра") взорвали в автомобиле на Тверской улице. Буторин предпочитал находить соратников среди бывших сотрудников спецслужб, благодаря чему его банда сразу достигла больших успехов. Скоро эту банду начали называть "ореховской", а "Осю" - "наследником Сильвестра". Таким образом, Буторину фактически удалось воссоздать распавшуюся ОПГ.

Однако успех "Оси" оказался скоротечным. Уже в 1996 году лидер группировки вынужден был инсценировать собственную смерть, чтобы скрыться от правоохранительных органов. А через два года после фальшивых похорон "ореховские" очень сильно рассердили силовиков, убив следователя Одинцовской военной прокуратуры Юрия Керезя. После этого банда была фактически разгромлена, 13 ее активных членов арестовали.

Однако "покойный" Буторин в 1998 году пойман не был. Его, а также его близкого соратника Марата Полянского задержали лишь тремя годами позже на выходе из испанского публичного дома. Операцию по задержанию представителей "русской мафии" совместно проводили российские и испанские правоохранительные органы. Причем последние не пожелали сразу экстрадировать задержанных в Россию. Для начала Буторина и Полянского заставили ответить за сравнительно незначительное преступление, совершенное уже на испанской территории. Их обоих приговорили к 8,5 годам лишения свободы за незаконное хранение оружия и сопротивление при аресте.

В 2003 году Испания "одолжила" Полянского и Буторина России: преступников доставили в Москву на слушание дела членов "ореховской" группировки, задержанных в 1998 году. Ответив на вопросы судьи, россияне через несколько месяцев были возвращены в Испанию досиживать оставшиеся пять лет. А их пойманные на родине соратники вскоре были приговорены к различным срокам лишения свободы.

В частности, известный киллер Александр Пустовалов ("Саша Солдат") в 2005 году получил 23 года за убийство еще более знаменитого киллера - Александра Солоника ("Курганский терминатор", "Саша Македонский"). Было установлено, что в 1997 году Пустовалов "убрал" Солоника по приказу Буторина, который опасался, что ранее работавший на "ореховских" киллер в случае задержания даст показания против банды. Также "Саша Солдат" убил свидетельницу - любовницу Солоника, обладательницу титула "Мисс Россия - 1996" Светлану Котову.

В 2006 году к 22 годам был приговорен Андрей Пылев, которого правоохранительные органы считали "финансистом" "ореховских". Доказать факт причастности к хранению "общака" в суде не удалось, поэтому формально Пылева осудили лишь за организацию убийства все того же Солоника.

Наконец в 2009 году подошли к концу сроки заключения Буторина и Полянского. После этого испанские и российские власти приступили к решению вопроса об экстрадиции. Первым на родину был отправлен Полянский - его привезли в российскую тюрьму осенью 2009 года. До недавних пор ожидалось, что в феврале 2010 года к нему присоединится Буторин. Однако 16 февраля было объявлено, что экстрадиция задерживается: россиянин попросил испанские власти признать его политическим беженцем.

По информации газеты "Коммерсант", подача прошения о политическом убежище дает Буторину возможность оттянуть встречу с российским судом на несколько лет. Первоначально прошение рассматривается чиновниками в течение полугода. Затем в случае отказа заявитель может обжаловать решение в суде, который еще в течение полутора лет проверяет правомерность действий чиновников. Более того, на любом этапе заявитель может прервать рассмотрение и начать весь процесс заново. Для этого ему нужно лишь объявить, к примеру, что на родине резко изменилась политическая обстановка.

С другой стороны, изданию "Взгляд" стало известно, что Полянский перед экстрадицией тоже пытался попросить Испанию о политическом убежище. Но российская Генпрокуратура сообщила испанским властям, что такая просьба противоречит подпункту b пункта F первой статьи Конвенции о статусе беженцев от 1951 года (беженцем не может стать человек, которого на веских основаниях подозревают в совершении тяжкого преступления неполитического характера вне страны, давшей ему убежище). После этого прошение Полянского было рассмотрено в рекордный срок, он получил отказ и был немедленно экстрадирован в РФ.

Вполне вероятно, что Буторину также недолго придется оставаться в испанской тюрьме, которую, по свидетельствам очевидцев, "не стоит сравнивать с тюрьмами нашей исторической родины". Возможно, сам мафиози понимает это и именно поэтому подал прошение буквально за день до экстрадиции. Таким образом он получил возможность хотя бы на несколько недель или месяцев оттянуть отъезд в РФ (если бы прошение было подано раньше, его бы могли успеть отклонить до февраля).

Поскольку в СМИ нет никаких подробностей о деталях прошения Буторина, можно предположить, что гангстер не пытается сколько-нибудь убедительно доказать свою причастность к политике, а только тянет время с помощью бюрократических проволочек. Но стоит отметить, что теоретически одна зацепка, позволяющая связать "Осю" с политикой, все-таки существует.

В начале 2000-х годов в СМИ появились слухи о том, что Буторин и Полянский якобы были знакомы с бывшим подполковником ФСБ Александром Литвиненко, который бежал из РФ в Великобританию в 2000 году и при подозрительных обстоятельствах погиб в 2006 году. Хотя сам Литвиненко эти слухи категорически опровергал, теперь, десять лет спустя, Буторин мог бы попытаться припомнить "полезное знакомство" (пускай вымышленное). Репутация "борца с Кремлем", заработанная Литвиненко на Западе, могла бы сделать обращение Буторина к испанским властям гораздо более весомым.

Впрочем, поскольку этой возможностью не воспользовался Полянский, которого также связывали с Литвиненко, то можно предположить, что Буторин этого тоже не сделает.

Татьяна Ефременко

Россия00:0712 декабря

«Если надо кричать благим матом, значит надо кричать»

В этой Думе были шуты, мошенники и бандиты. Почему она — самая крутая в истории?