Якиманское правосудие

Спаивавшие бомжей милиционеры поссорили МВД и СКП

Так сложилось, что в России все плохо с погодой, дорогами, телевидением и милиционерами. С милиционерами в особенности. И если раньше это понимали только обычные граждане плюс президент Медведев, то теперь эта мысль постепенно доходит и до остальных фрагментов Системы. На сей раз откровение коснулось Следственного комитета при прокуратуре России, который уличил МВД в препятствовании расследованию очередного громкого милицейского дела.

Все начиналось вполне безобидно - с очередной новости про разоблачение оборотней в погонах, которых в этот раз изловили в ОВД московского района Якиманка. По такому случаю вечером 22 марта пресс-служба МВД громко и официально сообщила о том, что в этом ОВД фальсифицируются материалы доследственных проверок, по которым затем возбуждаются липовые уголовные дела.

Сведения об этих преступлениях МВД направило в органы СКП РФ для того, чтобы там возбудили уголовное дело. Назывались даже фигуранты будущего дела - оперуполномоченные отдела уголовного розыска А. Орехов, И. Шакиров, В. Костин, М. Гаврилов и инспекторы взвода розыска полка ДПС ГИБДД УВД по Центральному округу Москвы В. Доронин и О. Калько.

В том же благостном сообщении МВД говорилось о том, что глава ГУВД Москвы Владимир Колокольцев поручил и.о. начальника УВД по Центральному округу Москвы Игорю Зиновьеву отстранить от должностей и.о. начальника ОВД по району Якиманка Сергея Астахова, начальника отдела уголовного розыска ОВД Олега Васильева и его заместителя майора милиции Ивана Алушкина. Что Зиновьев, естественно, тут же и исполнил.

СКП РФ на следующий день действительно возбудил уголовное дело по факту превышения сотрудниками ОВД "Якиманка" должностных полномочий. Однако при этом в адрес МВД были направлены такие исполненные ядом фразы, что невольно вспомнилась недавняя война СКП с Генпрокуратурой.

В частности, следователи по делу якиманских милиционеров заявили, что распространенная накануне информация "была предана гласности без разрешения следствия, что негативно повлияло на ход расследования уголовного дела и позволило ряду фигурантов скрыться от органов следствия". Кто именно скрылся от правосудия, а также сколько всего подозреваемых проходит по этому делу, в СКП не уточнили. Зато уточнили, что сотрудников милиции, разгласивших материалы дела, ждет следственная проверка, которая выяснит, кто именно и зачем это сделал.

Кроме того, в СКП раскрыли схему "работы" тех милиционеров, с которых весь сыр-бор, собственно, и начался. Выяснилось, что эти "стражи правопорядка" из ОВД "Якиманка" через подставных лиц искали на вокзалах и в других людных местах бомжей, спаивали их и имитировали грабежи, разбои и другие преступления. После чего "по горячим следам" задерживали их и записывали на свой счет очередную "палку". Схема беспроигрышная (бомжам жаловаться некуда) и по-своему гуманная (добропорядочные граждане под ее действие не попадали). Но все-таки незаконная.

Выявлением таких схем в московской милиции, как выяснилось, Управление собственной безопасности ГУВД Москвы занялось еще в октябре 2009 года, незадолго до того, как в УСБ пришел новый начальник Александр Трушкин. По данным "Российской газеты", проверка столичных органов правопорядка продолжается до сих пор (в Москве милиционеров много, более 87 тысяч), идет без лишнего шума, а самые разнообразные инспекторы и ревизоры из ГУВД, ФСБ, прокуратуры, правительства Москвы и правозащитных организаций приезжают в отделения в самое неожиданное время.

Однако, как ни парадоксально, чем больше в милиции (в том числе, московской) проходит проверок и чем больше на нее обращают внимания, тем чаще милиционеры начинают вести себя неадекватно. Примеров тому море - издание Slon.ru даже прилежно ведет их хронику. Однако не все они попадают в поле зрения СКП - точнее, не все они вызывают такую острую, как в случае с ОВД "Якиманка", реакцию этого ведомства.

Внимание подчиненных Александра Бастрыкина привлекают в первую очередь те события, о которых милицейское начальство "забывает" сообщить следователям. В этих случаях основным источником информации для СКП становятся журналисты, в микрофоны и блокноты которых комитет затем и выплескивает свой гнев по поводу забывчивости милиционеров.

"Первой ласточкой" в публичном противостоянии СКП/МВД стала история с пьяным милиционером, разъезжавшим по тротуарам в московском районе Басманный. Следователи немало удивились, узнав об этих покатушках из новостей, а не из сводки, составленной ведомством Рашида Нургалиева.

Вслед за этим несколько незаметно прошел второй "наезд" СКП на МВД в связи с "живым щитом", выставленным гаишниками на МКАДе из автомобилей мирных граждан. В тот раз в Следственном комитете заявили, что следователи уже не впервые узнают о подобных нарушениях из средств массовой информации, что нуждается в соответствующей правовой оценке. Правовую оценку, напомним еще раз, обещают дать и случаю в ОВД "Якиманка".

Можно предположить, что "антимилицейская кампания", в которую включился Следственный комитет, играет в первую очередь не против МВД, а в пользу самого СКП, который в свете последних событий предстает главными защитником граждан от милицейского произвола. Кроме того, логично перенести эту мысль в плоскость аппаратного противостояния Бастрыкина и Нургалиева, которым наверняка есть, что делить.

Впрочем, отдельные случаи конфронтации двух силовых ведомств вряд ли могут повлиять на общую безрадостную картину положения дел в российских правоохранительных органах. Однако нельзя исключать, что именно из таких мелочей в определенных властных кругах складывается понимание того, кто должен нести ответственность за состояние министерства внутренних дел. Особенно учитывая, что некоторые источники уже несмело предсказывают скорую отставку главному российскому милиционеру, которого иначе как неприкасаемым пока не называют.

Россия00:09Сегодня

«Оно появляется, когда гаснет свет»

Кто и зачем возвращает жизнь в заброшенные российские кинотеатры