Учите турецкий

Турция требует открыть в Германии школы с обучением на турецком языке

Конец марта выдался весьма непростым для германо-турецких отношений. На самом высоком уровне разгорелась острая дискуссия по вопросу об учреждении в ФРГ школ с преподаванием на турецком языке для выходцев из Турции. Стороны заняли прямо противоположные позиции. Спор возник буквально накануне визита Ангелы Меркель в Турцию и, судя по всему, не случайно: с помощью турецких школ в Германии Анкара надеется подтолкнуть слишком уж вялотекущий и готовый вконец застопориться процесс интеграции в ЕС. Собственно о детях и их интересах в этой ситуации никто и не думал.

Турецкий премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган уже не в первый раз выдвигает идею о создании в ФРГ школ с обучением на турецком языке. Он высказал ее еще в 2008 году, выступая в Кельне перед членами турецкой общины. Премьер даже выразил готовность отправить в ФРГ турецких учителей. Инициатива не вызвала особого понимания и осталась без последствий. Но Эрдоган о ней не забыл и вновь вернулся к данному вопросу в интервью авторитетному немецкому изданию Zeit накануне визита Ангелы Меркель в Турцию. Свою настойчивость он объяснил отеческой заботой о почти трех миллионах выходцах из Турции, которые составляют самую большую диаспору в Германии.

Логика Эрдогана проста: раз в Турции есть немецкие школы, где преподавание ведется на немецком языке, то в Германии должны быть турецкие школы с обучением на турецком. Свое требование Эрдоган обосновал языковыми сложностями, с которыми сталкиваются проживающие в Германии турки, дав понять, что власти Германии несут за это свою долю ответственности. "Здесь, в Германии, еще не совсем прочувствовали дух нашего времени. Прежде всего, человек должен хорошо владеть родным языком, то есть турецким, но к сожалению такое происходит все реже", - подытожил Эрдоган.

Предложение турецкого премьера вызвало резкую отповедь немецких политиков - как представителей правящих партий, так и членов оппозиции, проявивших в данном вопросе редкостное единодушие. Чтобы не перечислять имена политиков и общественных деятелей, в том числе турецкого происхождения, скажем лишь, что их доводы суммируются в одном: появление в Германии школ с преподаванием на турецком языке будет мешать процессу интеграции выходцев из Турции в немецкое общество. Вместо интеграции это приведет к обособлению и осложнит и без того непростое положение мигрантов. Ангела Меркель заявила, что не видит смысла в предложении Эрдогана.

Казалось бы, все более чем ясно, но не для турецкого премьера, который по молодости воспевал в стихах минареты, уподобляя их штыкам воинов. Эрдоган пошел на обострение: буквально за день до намеченного на 29 марта визита канцлера ФРГ в Анкару он, находясь в Ливии, заявил журналистам, что Меркель, очевидно, просто ненавидит Турцию, раз отказывается открывать на территории Германии турецкие школы. История стала активно муссироваться в турецких СМИ, которые отмечали, что скандал грозит серьезно осложнить предстоящие переговоры. Обстановка действительно сложилась нездоровая.

Между тем, в ходе двухдневного визита Меркель планировала обсудить куда более важные вопросы, чем эта школьная нелепица: дальнейшие пути сближения Анкары и Брюсселя, альтернативные вступлению Турции в Евросоюз, положение в ближневосточном регионе с учетом событий, происходящих в Иране и Израиле, урегулирование турецко-кипрского конфликта, признание Турцией геноцида армян и примирения между армянами и турками. Кроме того, в ходе визита планировалось обсудить открытие немецко-турецкого университета в Стамбуле. Вероятно, поэтому Меркель в свойственной ей манере постаралась, прилетев в Анкару, сгладить острые углы. После переговоров с Эрдоганом канцлер заявила, что согласна с предложением открыть турецкие школы в Германии.

"Поскольку Германия имеет свои школы в других странах, вполне естественно, что Турция может иметь свои школы в Германии", - отметила Меркель, однако поспешила добавить, что это ни в коем случае не должно превратиться в отговорку для школьников турецкого происхождения, не желающих учить немецкий язык. Меркель еще раз обратила внимание, что человек не может жить в Германии без немецкого языка. В целом, по мнению канцлера, в случаях с турецкими школами итогом обучения должно стать двуязычие. Наконец канцлер развеяла опасения турецкого премьера, сказав, что ни о какой беспокоящей его ассимиляции турок в Германии речи не идет, а всего лишь об интеграции.

Так что же, получается, Эрдоган добился своего? Скорее, нет. Перекричать фрау Меркель намного проще, чем заставить ее что-то сделать. Недавний пример со спором внутри ЕС по поводу оказания финансовой помощи стоящей на грани дефолта Греции это прекрасно показал. За свою жесткую позицию в этом вопросе Меркель заслужила в СМИ весьма лестное для себя сравнение с "железной Леди" Маргарет Тэтчер и не совсем, может быть, лестное, но не менее значимое сравнений с "железным канцлером" Отто фон Бисмарком. Если она и будет вводить турецкие школы в ФРГ, то в совершенно иной форме, потому что в своем нынешнем виде идея Эрдогана неосуществима, а даже если осуществима, то вредна.

Прежде всего, сами аргументы турецкого премьера - раз есть немецкие школы в Турции, значит, должны быть турецкие в Германии - чистая демагогия и не выдерживают никакой критики. Да, в Турции есть немецкие школы, но, как отметил уполномоченный по делам интеграции Гессена Йорг-Уве Хан (Joerg-Uwe Hahn), немецкие школы в Турции предназначены преимущественно для детей дипломатов, которые лишь временно пребывают в стране. В случае с гипотетическими турецкими школами в Германии все будет с точностью до наоборот: школы предназначены для выходцев из Турции, которые, однако, не торопятся возвращаться на родину и намереваются строить свою жизнь в Германии.

Представитель немецких социал-демократов психолог Лале Акгюн (Lale Akguen), которая сама выросла в семье выходцев из Турции, заявила, что для детей создание турецких школ будет тупиком. Акгюн признала, что в Турции есть немецкие школы, однако отметила, что их посещает лишь чрезвычайно узкая прослойка детей представителей турецкой элиты, которые намерены приобрести, таким образом, второй или даже третий иностранный язык. Турецкие школы в Германии никогда не будут элитными. Более того, как полагает Акгюн, выпускники таких школ не смогут в итоге поступить ни в немецкие, ни даже в турецкие вузы.

Утверждение Эрдогана о том, что турецкие дети в Германии должны прежде всего знать родной язык, по мнению Лале Акгюн, также не выдерживают критики. Прежде всего потому, что в случае с иммигрантами третьего или четвертого поколения вообще сложно определить, какой язык для них является родным. Кроме того, посещение турецких школ неизбежно приведет турецких детей к изоляции, потому что общение со сверстниками происходит в основном в школе, а в этом случае вестись оно будет не на немецком, а на турецком. В итоге, проживая в Германии в изоляции, они будут лишены возможности воспользоваться преимуществами своего местопребывания.

В целом инициатива Реджепа Тайипа Эрдогана скорее имеет политические и идеологические обоснования, но не вызвана заботой о выходцах из Турции. Турецкий премьер намерен использовать будущие турецкие школы в Германии и их учеников как своеобразный плацдарм, заняв который, можно будет "подтянуть" Турцию к вступлению в ЕС. Не удивительно, что вместе с предложением об учреждении турецких школ в Германии Эрдоган настаивает на введении двойного немецко-турецкого гражданства и противится тому, чтобы турки, получая немецкое гражданство, отказывались от турецкого паспорта, как это предусмотрено законами ФРГ.

В принципе турецкий премьер делает все, чтобы акцентировать и на возможно более долгий срок законсервировать "турецкость" проживающих в ФРГ турок и помешать тому, что он называет ассимиляцией. Эрдогану нужны не немецкие турки, а именно турки в Германии, как предпосылка и стимул для вступления Турции в ЕС. Вся его забота об образовании живущих в ФРГ турок шита белыми нитками, хотя бы потому, что в самой Турции, по некоторым данным, 50 процентов женщин не умеют ни читать, ни писать, не говоря уже о курдах, у которых вообще нет своих школ. Непонятно только, почему Эрдоган решил, что турецкая диаспора в Германии будет служить политическим орудием Анкары в ущерб своим собственным интересам.

Примечательно в этой связи интервью, которое дал радио Deutschland Funk немецкий политик турецкого происхождения, член ХДС, Бюлент Арслан (Buelent Arslan). "Вполне естественно, что в интересах Эрдогана как можно дольше поддерживать политическую и эмоциональную привязанность живущих в Германии турок к Турции, - заявил Арслан. - С его точки зрения, это вполне нормально. Только мы, как турки и немцы, живущие в Германии, должны иметь другие интересы. Для нас важнее поддерживать и укреплять нашу связь с Германией". К вопросу о школах Бюлент Арслан добавил: "Нам нужно больше успевающих турецких учеников в немецких школах, а не турецкие школы".

Реджепу Тайипу Эрдогану стоило бы прислушаться.

Алексей Демьянов

Мир00:0121 мая
Яир Нетаньяху

Маленький принц

Он снимает проституток, сорит деньгами и живет у родителей. Его папа — премьер