В самом расцвете сил

Лукашенко подтвердил готовность пойти на четвертый срок

4 мая президент Белоруссии Александр Лукашенко дал интервью агентству Reuters, в котором в очередной раз выразил готовность принять участие в ближайших выборах. Окончательного решения выдвинуть свою кандидатуру действующий президент, по его словам, еще не принял, однако и причин для отказа не видит. "Наверное, если бы я отказался, то народ бы меня не понял. Это [была бы] какая-то трусость...", - заявил он.

55-летний Лукашенко занимает президентский пост почти 16 лет. В интервью он отметил, что стал президентом довольно рано и поэтому, "наверное, в какой-то степени, надоел". С другой стороны, нынешний возраст Лукашенко, по его мнению, для политика является оптимальным. Как раз в таком возрасте, как выразился глава республики, "только-только становятся зрелыми политиками, только-только становятся президентами".

Президент Белоруссии как-то признался, что считает своим политическим наставником Сапармурата Ниязова - человека, который получил статус пожизненного президента, создал в Туркмении культ собственной личности и правил республикой до самой смерти. Самому Лукашенко оставаться у власти так долго позволили конституционные поправки, устранившие ограничение, которое запрещало одному человеку занимать президентский пост более двух раз.

На словах Лукашенко вроде бы допускал возможность передачи власти. "Я уже, честно, говоря, наработался. Если вы найдете другого президента, то страха не будет. Если найдете - хорошо", - заявил он недавно на встрече с жителями Гомельской области. Правда, похожие заявления глава Белоруссии делал и раньше. Он повторял, что "наелся власти", говорил даже, что от власти его тошнит. Но на его пребывание на президентском посту эти выступления не влияли.

На всех выборах, начиная с 1994 года, Лукашенко получал подавляющее большинство голосов (75-80 процентов). Комментируя итоги последней кампании (2006 года), он фактически признал, что результаты голосования были подтасованы. Правда (так, по крайней мере, утверждал Лукашенко) не в сторону увеличения, а в сторону уменьшения. Президент уверял, что на самом деле получил все 90 процентов и даже больше, однако дал указание эту цифру уменьшить, чтобы ее лучше восприняли в Европе.

Оппозиция позднее обратилась в Генеральную прокуратуру, потребовав, чтобы на основе вышеупомянутых признаний было возбуждено дело о фальсификации выборов. Дела, разумеется, никто заводить не стал. Из прокуратуры прислали отписку, в которой говорилось, что "документальными данными об искажении итогов выборов" это ведомство не располагает.

Последние президентские выборы в Белоруссии проходили в довольно напряженной обстановке. Им предшествовала серия "цветных революций" (в Грузии, Киргизии и на Украине), на волне которой политологи гадали, какая из республик бывшего СССР окажется следующей. Попытки противников Лукашенко устроить "майдан" тогда провалились. Правда, сохранить власть совсем без потерь ему не удалось: США и Евросоюз, заявив, что выборы не были демократичными, не признали победу действующего президента и ввели против руководства республики ряд санкций (впоследствии, впрочем, большинство ограничительных мер были отменены).

Лукашенко в тот период открыто поддержала Россия. Тогдашний президент РФ Владимир Путин поздравил своего коллегу еще до объявления официальных итогов голосования. Хотя дружба Москвы и Минска уже тогда выглядела не слишком прочной. Год выборов, напомним, завершился скандалом вокруг поставок российского газа в Белоруссию (когда белорусский президент, реагируя на двукратное повышение тарифов и предложения расплатиться за топливо акциями "Белтрансгаза", обвинял "Газпром" в шантаже и грозил "уйти в землянки" вместе с другими жителями Белоруссии).

Новая предвыборная кампания, как заявил недавно Лукашенко, будет для него тяжелее предыдущей. Как и раньше, он опасается вмешательства извне (как выразился Лукашенко, "кому-то хочется сюда влезть"). И угрозу белорусский президент, если руководствоваться его выступлениями последнего времени, видит уже не столько в Западе, сколько в России.

Месяц назад он заявил, например, что с Россией связаны представители белорусской оппозиции. А после недавнего переворота в Киргизии дал понять, что считает Москву причастной к событиям в этой республике и опасается повторения подобного сценария в Белоруссии. До прямых обвинений дело не дошло, но и без них Лукашенко сказал достаточно. "Что касается того, стояла ли Россия за событиями в Кыргызстане… У меня данных нет. Но заявления российских политиков во время этого государственного переворота и после него настораживают. Точно так, как и вас", - заявил он в интервью Reuters.

По мнению Лукашенко, в целом для России он является вполне подходящим союзником, а не устраивает только российскую властную верхушку. Как выразился белорусский президент, "Лукашенко плох только тем, что он не сидит под Кремлем, не кланяется и не просит подачки". Впрочем, он все же выразил надежду, что "искать кого-то" ему на замену "они" (то есть его недоброжелатели в России) не станут.

Внешнее вмешательство в период выборов может проявиться не только в виде непосредственной организации переворота. Мятежу в Киргизии, например, предшествовала массированная кампания в российских СМИ (в том числе тех, которые отражают позицию российского руководства), направленная против киргизского президента Курманбека Бакиева и его окружения. К тому же за несколько дней до переворота Россия повысила пошлины на нефтепродукты, поставляемые в Киргизию (в республике это привело к повышению цен на бензин и стало одним из факторов, усиливших социальное недовольство).

Последнее, по словам политолога Марса Сариева, оказалось крайне болезненным ударом для киргизской экономики. "Это было воспринято как сигнал для нашей элиты, что нынешнее руководство не в фаворе", - отметил он. Хотя, по его мнению, в Москве, возможно, хотели лишь "выкрутить руки" Бакиеву, а не устраивать революцию.

Выборы в Белоруссии, по словам Лукашенко, вероятно, пройдут в начале 2011 года. Между тем начало года - традиционное время "топливных войн" между Москвой и Минском (2010 год, напомним, начался конфликтом вокруг отмены льгот на поставку российской нефти в Белоруссию, позволявших последней зарабатывать на перепродаже топлива). То есть если российские недоброжелатели Лукашенко, к примеру, захотят нанести удар по белорусской экономике (и по популярности президента), то вполне могут это сделать.

Правда, не исключено, что голосование пройдет раньше. Об этом на днях заявила глава белорусского ЦИКа Лидия Ермошина. Формально выборы можно провести, к примеру, в начале февраля 2011 года (крайний срок - 6 февраля, эта дата связана с истечением президентских полномочий). Однако, по ее словам, удобнее было бы провести голосование осенью, поскольку "было бы иное настроение в обществе".

В случае если выборы действительно пройдут осенью, кандидаты от оппозиции получат меньше времени на "раскрутку". А если учесть, что новый год для Белоруссии может обернуться очередным подорожанием российских энергоносителей и ростом цен в самой республике, то расчет на "иное настроение в обществе" представляется вполне оправданным. Официально дата выборов пока не назначена.

Бывший СССР00:0117 августа

По минскому полю

Зеленский задумал решить проблему Донбасса по-своему. Чего ждать России и Европе?