Новости партнеров

Турецкий гамбит

Кредитуя Анкару, Москва рассчитывает на уступчивость Киева

Визит президента России в Турцию, состоявшийся 12 мая, завершился в пользу Анкары. Турция получит от Москвы инвестиции более чем на 20 миллиардов евро. На встрече в Анкаре не была, однако, затронута столь важная для российской стороны тема, как перспективы газопровода "Южный поток". Турция откладывает подписание соглашения по газопроводу, пытаясь выторговать у России более выгодные условия поставок газа. За переговорами двух стран, между тем, пристально наблюдают из Киева. Получи Москва разрешение на строительство газопровода - и газотранспортную систему Украины можно закапывать в песок.

Атомная щедрость

В Турции 12 мая было подписано множество соглашений. К примеру, об отмене виз между странами. Разрекламированное, но едва ли сколько-нибудь значимое достижение российской дипломатии (визу в Турцию ранее получали на границе, заплатив 20 долларов) отчасти перекрыло основную новость дня - Турция разрешила России без тендера построить первую турецкую атомную электростанцию.

Стороны подписали межправительственное соглашение о строительстве АЭС, состоящей из четырех блоков. Генеральным подрядчиком проекта будет российская компания "Атомстройэкспорт". Для реализации проекта она создаст проектную компанию, которая получит станцию в собственность. По итогам переговоров также было заявлено, что строительство станции будет финансироваться за счет участников проекта, а Турция обеспечит закупку электроэнергии на долгосрочной основе, чтобы сделать проект рентабельным.

Всего возведение АЭС может обойтись инвесторам примерно в 18-20 миллиардов долларов. Это значит, что именно столько Россия вложит в строительство станции, ведь по меньшей мере на первом этапе доля российской стороны в консорциуме, который будет вести строительные работы, составит 100 процентов. В "Росатоме" не уточнили, какие именно компании могут войти в консорциум для строительства АЭС, но глава госкорпорации Сергей Кириенко отметил, что российская сторона заинтересована в турецких инвесторах.

В Турции, помимо соглашения о строительстве АЭС, стороны также обсудили перспективы участия Москвы в трубопроводном проекте Самсун-Джейхан. Переговоры о судьбе проекта стоимостью в 3 миллиарда долларов закончились ничем, хотя об интересе России к этому проекту стало известно еще в октябре прошлого года, во время визита в Турцию премьер-министра Владимира Путина. Россия может решить главную проблему проекта, обеспечив ему гарантии поставок нефти из Новороссийска.

Однако Москва уже участвует в альтернативном проекте Бургас-Александруполис. Этот нефтепровод "Транснефть" не может начать строить с 2007 года из-за того, что болгарское правительство никак не договорится с Россией об условиях его реализации. Турция, напротив, относит нефтепровод Самсун-Джейхан к числу приоритетных проектов, поскольку тот поможет разгрузить проливы Босфор и Дарданеллы.

Окончательно от трубопровода Бургас-Александруполис Москва отказываться пока не намерена. В качестве выхода из ситуации Россия предлагает объединить два нефтепровода, но подобная схема настолько умозрительна, что рассматривать ее всерьез, похоже, никому не приходит в голову.

Газ умолчания

Еще одним итогом визита, а точнее - отсутствием какого-либо итога – стали переговоры в газовой сфере, которые ограничились емким заявлением о намерениях со стороны Анкары. "Что касается экспорта газа и нефти в Турцию, то Россия покроет 70 процентов потребностей Турции в этих источниках, и мы сейчас прилагаем усилия, чтобы претворить это в жизнь", - отметил премьер-министр Турции Реджеп Тайып Эрдоган на совместной пресс-конференции с Дмитрием Медведевым. Более темы поставок газа стороны не касались.

Российские СМИ в преддверии визита Медведева в Турцию анонсировали подписание документа, в котором были бы прописаны условия прокладки российско-итальянского газопровода "Южный поток" в исключительной экономической зоне Турции в Черном море. Это последнее препятствие,
которое мешает "Газпрому" и Eni дать официальный старт проекту.

Осенью 2009 года Анкара выдала Москве разрешение проводить геологические работы в исключительной экономической зоне Турции, однако итогового разрешения на прокладку трубопровода в турецкой части акватории Черного моря у России до сих пор нет.

Щедрое предложение Москвы в ядерной энергетике должно было убедить Анкару в необходимости дать разрешение на "Южный поток", но турецкая сторона на это не пошла. Турция якобы добивалась от России значительных уступок по цене на газ и изменения условий контракта с тем, чтобы избежать штрафов со стороны "Газпрома". По данным газеты "Время новостей", Турция не добилась от РФ ни одной новой уступки - снижения цены или разрешения на реэкспорт российского газа.

Именно нежеланием Москвы идти на уступки Анкаре газета объяснила тот факт, что после двух лет упорных и безрезультатных переговоров по газу Турция пошла на переговоры с Азербайджаном, которые "Время новостей" сравнивает с капитуляцией.

У решения Турции включиться в борьбу за газ из Азербайджана для России есть одно неожиданное, но приятное следствие. Анкара, по сути, выберет все свободное топливо с азербайджанского рынка, что наверняка лишит ресурсной базы многострадальный газопровод Nabucco, столь ненавистный Москве.

Украинская вилка

Пока Турция тянет с решением, Россия, как утверждает газета "Коммерсант," рассматривает альтернативные варианты прокладки трубопровода "Южный поток". К примеру, через территориальные воды Украины. Этот первоначальный вариант маршрута газопровода был включен в ТЭО газопровода на случай, если Россия не сможет получить необходимого разрешения Анкары.

Последнее, впрочем, маловероятно. Турция твердо намерена стать транзитным перекрестком на пути всех значимых энергомаршрутов в регионе и поэтому не будет упускать возможность заполучить грандиозный российский проект. Поторговаться же с Москвой Анкаре сам бог велел.


"Южный поток" планируется построить уже к 2013 году. Газопровод будет проложен по дну Черного моря до Болгарии, после чего его разделят на две ветки: через Грецию на юг Италии и через Сербию и Венгрию в Австрию. Пропускная способность газопровода составит 47-63 миллиарда кубометров газа в год. Стоимость подводного участка оценивается в 6-10 миллиардов долларов, а общая смета проекта может составить до 25 миллиардов долларов.

Вариант с переносом "Южного потока" в украинские воды выглядит смехотворно. Достаточно вспомнить, что обосновывая необходимость строительства, в "Газпроме" неоднократно заявляли, что труба позволит снизить риски, связанные с транзитом по территории Украины. С учетом этого строить "Южный поток" в экономической зоне Украины было бы крайне неразумно, даже учитывая нынешнюю оттепель в отношениях Москвы и Киева.

Власти Украины проект "Южный поток" вообще не поддерживают, справедливо считая его угрозой безопасности ГТС Украины. Ранее переговорщики из Киева призывали Москву поучаствовать в модернизации ГТС страны, но заинтересовать партнера не смогли. Теперь правительство Украины напряженно раздумывает над "экспромтом" премьер-министра России Владимира Путина, который предложил объединить "Газпром" и "Нафтогаз".

Сделка, одно упоминание о которой вызвало шквал критики со стороны украинской оппозиции, позволило бы Киеву решить все проблемы "Нафтогаза", а "Газпрому" - отказаться от строительства дорогостоящего "Южного потока". Но в России утверждают, что ГТС Украины заменить "Южный поток" не способна. Возможно, Москва просто ведет двойную игру, оказывая давление, как на Анкару, так и на Киев. "Южный поток" действительно несет меньше рисков, чем украинский проект, но зато последний выглядит гораздо менее затратным.

Все экспромты Москвы и сорвавшиеся переговоры, впрочем, могут быть лишь экспромтами и сорвавшимися переговорами. И ничем более. В этом случае противоречивые заявления, прозвучавшие из уст российских чиновников, можно счесть свидетельством отсутствия стопроцентной уверенности в скором прорыве хотя бы на одном из направлений.

У Киева еще есть шанс уговорить Москву, пока Турция не дала свое разрешение на "Южный поток". Ждать, пока это случится, украинским политикам крайне нежелательно. Ведь тогда придумать стимул, который подвигнет Россию вкладываться в украинские проржавевшие трубы, будет уже гораздо сложнее.