Братство мирного атома

Иран согласился на дообогащение урана за пределами своей территории

17 мая 2010 года стало известно о том, что Иран, хорошо известный своей несговорчивостью, когда речь заходит о его ядерной программе, дал согласие на вывоз низкообогащенного урана на дообогащение в Бразилию. Посредником на переговорах выступила Турция, через которую и будет осуществляться обмен. При этом роль Анкары в этом процессе будет исключительно политической, но оттого не менее важной.

Сложное решение

О том, что Тегеран может пойти на компромисс и подумать о возможности закупать обогащенный уран за рубежом, президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад заявил еще в конце сентября 2009 года, накануне очередной встречи "шестерки" переговорщиков в составе США, Великобритании, Франции, России, Китая и Германии.

Тогда иранский лидер отметил, что главная цель его страны - получить уран со степенью обогащения 19,75 процента. Как сообщалось ранее, этот уран исламская республика планирует использовать в качестве топлива для ядерных реакторов, а также в медицинских и промышленных целях. При этом Ахмадинеджад отметил, что не исключает закупки обогащенного урана у других стран и готов обсуждать этот вопрос со странами Запада.

Учитывая, что к тому моменту переговорный процесс практически зашел в тупик, заявление Тегерана было встречено более чем положительно, и уже в октябре того же года под эгидой МАГАТЭ был составлен соответствующий проект. Согласно разработанному плану, Ирану предлагалось переправлять уран в Россию, где он должен был доводиться до более высокой степени обогащения и перевозиться во Францию для изготовления из него топливных стержней для иранских ядерных реакторов. Предполагалось, что таким образом Тегеран сможет дообогатить около 75 процентов своего урана.

Взвесив все "за" и "против", Иран пришел к выводу, что одновременная передача столь большого количества урана в чужие руки может нанести ущерб национальной безопасности. В качестве альтернативы иранская сторона предложила передавать России уран небольшими порциями, с тем чтобы обмен осуществлялся одновременно. Принципиальных возражений против такой схемы ни у кого не возникло, и "шестерке" оставалось лишь дождаться окончательного ответа Тегерана.

Принятое иранской стороной решение оказалось довольно неожиданным: исламская республика заявила о том, что полностью отказывается от предложенного плана. В качестве причин Тегеран называл слишком долгий период осуществления всего процесса обогащения (по предварительным подсчетам, обогащение урана по такой схеме могло занять около года), а также нежелание видеть в своих партнерах Францию. Кроме того, Иран выдвинул новое требование - обмен ураном должен был осуществляться только на его территории.

Вполне возможно, что на самом деле все эти факторы особенной роли для Ирана не играли. Так, на самостоятельное обогащение урана у страны могло уйти не меньше, а может, и больше времени. А что касается Франции, то стоит напомнить, что исламская республика опосредованно является давним держателем 25 процентов акций французского консорциума Eurodif, "дочки" крупной атомной корпорации Areva, владеющей заводом по обогащению урана на территории Пятой республики. Так как до сих пор особых разногласий между Тегераном и Парижем не возникало, нет сомнений, что по деловым вопросам они бы всегда договорились.

Вероятнее всего, таким образом Тегеран просто тянул время, ожидая более удобного для себя предложения. По уже сложившейся традиции, этот процесс ожидания сопровождался взаимными упреками и угрозами, как со стороны Совета безопасности ООН и МАГАТЭ, так и Ирана. Тем не менее, обе стороны понимали, что принятие новых санкций никак не будет способствовать выходу из тупика.

Оптимальный вариант

16 мая 2010 года стало известно о том, что премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган приедет в Тегеран для того, чтобы обсудить с Ахмадинеджадом и бразильским президентом Луисом Инасиу Лула да Силвой проект соглашения о дообогащении иранского урана в Бразилии при посредничестве Турции.

Западные страны встретили эту новость с изрядной долей сомнения в том, что турецкому премьеру удастся убедить Тегеран согласиться на вывоз урана. Комментируя предстоящую встречу, президент России Дмитрий Медведев оценил возможный успех переговоров примерно как 30 процентов из ста.

Несмотря ни на что, 17 мая стало известно, что после 18 часов непрерывных переговоров, проходивших в закрытом режиме, лидеры трех стран смогли договориться. В соответствии с подписанным соглашением иранские власти передадут турецкой стороне на сохранение свои обогащенные до уровня 3,5 процента 1200 килограммов урана. Этот уран будет переправлен в Бразилию, где его доведут до степени обогащения в 20 процентов и изготовят из него стержни для иранского реактора. Общий вес дообогащенного урана, который будет возвращен Ирану, составит 120 килограммов.

В настоящее время подробности соглашения неизвестны, однако вероятнее всего, с бразильской стороны выполнением обязательств по договору займется государственная корпорация Industrias Nucleares do Brasil, владеющая предприятием по обогащению урана. Согласно плану бразильских властей, до 2012 года на этом заводе планируется закончить возведение четырех модулей по десять центрифуг, что в несколько раз усилит его мощность. Таким образом, в рамках долгосрочного партнерства по обогащению урана Бразилия представляется достаточно удачным вариантом. Ведь не исключено, что в будущем Иран решит пойти еще дальше и захочет договориться не только о дообогащении, но и о закупках бразильского урана.

В пользу этой версии говорит и то, что в последнее время в СМИ все чаще стали появляться заявления о том, что иранские запасы урана находятся на исходе. Так, в декабре 2009 года агентство Associated Press со ссылкой на подготовленный МАГАТЭ документ сообщило, что Иран ведет переговоры о покупке урановой руды с Казахстаном, а в апреле 2010 года газета The Telegraph написала о том, что Ахмадинеджад подписал соглашение о разработке урановой руды на территории Зимбабве.

Независимо от того, насколько верна эта информация, то, что иранские запасы урана подходят к концу, весьма вероятно. Дело в том, что последняя крупная партия урановой руды была закуплена Ираном в Южной Африке еще в 70-е годы прошлого века. Конечно, не исключено, что Иран закупает руду подпольно, но из-за режима действующих санкций объем этих закупок вряд ли могут быть достаточными.

Универсальный партнер

Очевидно, что от заключения подобного соглашения Иран получит не только экономические, но и политические выгоды. Пойдя на компромисс, Тегеран дал Западу возможность ослабить режим международной изоляции Ирана, что, без сомнения, будет способствовать снятию международной напряженности и позволит начать нормальный диалог, без угроз и сверхпринципиальных разногласий.

Конечно, сейчас еще очень рано говорить о возникновении доверия между Западом и Ираном. Тем более что в ирано-турецко-бразильском договоре прописано положение о том, что Тегеран оставляет за собой право производить на своей территории дообогащение урана до 20 процентов. США, Россия и Китай в ответ на это положение договора уже согласовали проект новых санкций против исламской республики, однако будут ли эти санкции приняты, все еще зависит от предстоящих действий Ирана.

В выигрыше от подписанного договора осталась и Турция. Уговорив Иран пойти на то, к чему его не смогли склонить страны Запада, Анкара продемонстрировала, что действительна способна стать своеобразным "мостом" между исламским и западным миром. Такое положение дел ей, безусловно, выгодно, особенно в свете того, что в последнее время Брюссель серьезно замедлил переговоры по принятию Турции в ЕС.

Кроме того, в будущем Турция и сама сможет воспользоваться сотрудничеством с Бразилией и Ираном для того, чтобы на выгодных условиях закупать у этих стран топливо для своей АЭС, о строительстве которой она накануне договорилась с Москвой. Таким образом, Анкара может в будущем обеспечить стабильные поставки ядерного топлива, получая его не только из России, но и из других стран.

Получится ли у Бразилии, Ирана и Турции положить начало интеграции Тегерана в мировое сообщество, покажет время. Однако само по себе подписание подобного договора свидетельствует о том, что важные международные соглашения могут заключаться и без участия так называемых "великих держав".

Анна Зотова

Мир00:01 1 ноября
Обложка комикса Is This Tomorrow?

Ленина на них нет

Американцы полюбили социализм. Советский Союз не понадобился