Они повсюду

В Госдуме выявили педофильское лобби

Кадр из фильма "Лолита"

Предположение о том, что в России существует так называемое "педофильское лобби", уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов высказал еще в марте 2010 года. Поводом для подобного заявления послужил слишком мягкий приговор Алексею Слепцову, обвинявшегося в изнасиловании своей малолетней племянницы. Свои слова детский омбудсмен повторил 9 июня, уточнив при этом, что лоббисты засели не где-нибудь, а прямо в российском парламенте.

Не прошло и двух часов, как вице-спикер Госдумы РФ Любовь Слиска подтвердила подозрения Павла Астахова. Она рассказала, что столкнулась с людьми, препятствующими принятию необходимых для борьбы с педофилами законов, еще в Госдуме третьего созыва. "Есть серьезные противники, которые, действительно, мешают заниматься этими проблемами. Я подтверждаю", - заявила Слиска.

Она рассказала, что депутаты "встретили очень серьезное сопротивление", когда принимали поправки к Уголовному кодексу РФ, повышавшие планку согласия по ненасильственным сексуальным преступлениям с 14 до 16 лет. Также Любовь Слиска отметила, что в 2009 году предлагала ввести пожизненное заключение за некоторые преступления против детей, а также лишить преступников права занимать определенные должности до завершения трудоспособного возраста. Год закончился, но необходимые поправки в закон так и не были приняты.

По мнению Слиски, затронутая тема - "очень острая, очень больная". Но в Павла Астахова она верит и считает, что детский омбудсмен способен изменить сложившуюся ситуацию в лучшую сторону. Сам уполномоченный по правам ребенка, несмотря на свою уверенность в существовании лобби, препятствующего принятию законов против педофилии (и оказывающего финансовую поддержку тем, кто препятствует проведению поправок), ничего конкретного по поводу того, как все это можно исправить, не сказал.

Единственное, что Астахов знает точно, так это то, что российская законодательная система несовершенна, а Уголовный кодекс позволяет преступникам уходить от справедливого наказания. В интервью радиостанции "Комсомольская правда" он сообщил, что до сих пор не принята норма об отмене или увеличении до 20 лет срока давности по преступлениям, связанным с педофилией. Иными словами, человек, которого в детстве изнасиловали, в сознательном возрасте не может пожаловаться в правоохранительные органы.

Так же обстоит ситуация с возможностью условно-досрочного освобождения для педофилов и принудительной кастрацией для людей, совершивших подобные преступления. В качестве примера Павел Астахов приводит европейские страны, в большинстве из которых и срок давности по таким преступлениям не меньше 20 лет и наказания строже.

К слову, на днях в Польше был принят закон о принудительной химической кастрации для педофилов и лиц, осужденных за инцест. В России работа в этом направлении началась еще в 2008 году. Полтора года спустя проект соответствующих поправок в УК был внесен на рассмотрение в Госдуму. С тех пор о нем ничего не слышно. И в этом, как утверждает детский омбудсмен, виновато то самое педофильское лобби.

Говоря о том, что в России не принимаются меры по ужесточению наказаний для людей, совершивших насилие над детьми, Астахов все же преувеличивает. К примеру, все в том же 2009 году депутаты Госдумы поддержали поправки в Уголовный кодекс страны, увеличивающие максимальный срок лишения свободы за изнасилование ребенка, не достигшего 14-летнего возраста, с 15 до 20 лет.

При этом изначально в законопроекте, предложенном президентом страны Дмитрием Медведевым, предусматривалось очень мягкое наказание за половую связь с ребенком, не достигшим 16-летнего возраста (исправительные работы сроком до двух лет или штраф до 200 тысяч рублей). Но депутаты его отклонили. В настоящее время за это преступление предусмотрено максимальное наказание в виде четырех лет лишения свободы.

Получается, что проведение поправок и принятие новых законов против педофилии теоретически (да и практически) возможно. А Павел Астахов и Любовь Слиска, в данном случае, попросту сгущают краски. Не стоит забывать, что даже в столь милой детскому омбудсмену в плане законотворчества Европе принятие подобных поправок вызывает нешуточные дискуссии. В той же Польше дебаты по поводу закона о кастрации педофилов длились несколько месяцев.

Интересно еще и то, что скандал с приговором Алексею Слепцову - после которого Астахов начал поиск тайного лобби в Госдуме, губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко высказалась за поддержку принудительной кастрации педофилов, а уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова потребовала проверить компетентность судьи Ольги Андреевой, "пожалевшей" преступника - на самом деле не столь однозначен, как может показаться.

Напомним, что вместо десяти лет тюрьмы (именно на таком наказании настаивало обвинение) Слепцов получил шесть лет условно. В ходе следствия обвиняемый признался в совершении 13 эпизодов насилия над своей племянницей, но на суде отказался от своих показаний. Он заявил, что дал признательные показания под давлением милиционеров.

Позже он все же признал свою вину в пяти эпизодах. Вот только узнать, было ли это чистосердечное признание вины или же заявление, сделанное под давлением, практически невозможно. Учитывая, что сотрудника правоохранительных органов позже арестовали за применение насилия, не исключено, что и в этом случае Слепцов себя оговорил.

Нет никакого сомнения в том, что наличие у обвиняемого жены и положительной характеристики с места работы не может считаться поводом для смягчения приговора. Но судье Ольге Андреевой, не имевшей достаточно оснований для вынесения сурового (и не исключено, что справедливого) приговора, выбирать в данном случае не приходилось. В конце концов, и не в Слепцове дело.

Дело в том, что Павел Астахов, использовав сомнительное дело и недостатки Уголовного кодекса, о которых и так все знают, предъявил серьезные обвинения Госдуме. Остается ждать, что на это ответят депутаты. Пока они воздерживаются от комментариев.

А может, за это отвечает отдельное, молчаливое лобби?

Максим Мишин

Обсудить
От ковбоя до рака легких
Сложная история отношений американцев и табачной продукции
Маттео РенциNo, синьор Ренци!
Итальянские избиратели не поддержали реформы премьер-министра
Бирманские солдаты на руинах сожженного дома в столице штата РакхайнВас здесь не стояло
Из-за чего власти Мьянмы конфликтуют с мусульманами-рохинджа
Пекин«Все меньше остается от старого Пекина»
Как меняется жизнь китайской столицы при Си Цзиньпине
«Зеленый профессор Саша»
Ультраправых в Австрии одолел потомок беженцев из России
Дженис ЙостимаСама себе модель
История успеха девушки из провинции с миллионом подписчиков в сети
Ленинаканский пробор
История парикмахерской, пережившей землетрясение в Гюмри
Анастасия Белокопытова «Не считала, сколько трачу в месяц»
История уроженки Рязани, переехавшей в Австрию
Мохаммед, похититель Рождества
Елки и Санта-Клаусы в Европе оказались в опале
Видео: Самый быстрый «МАЗ»
Дакаровский «МАЗ», десантный корабль на воздушной подушке и заброшенная авиабаза
Чех, два японца и кореец: выбираем лучший компактный седан
Длительный тест четырех компактных седанов. Часть 3
В угол за угон
Когда детям становится скучно, они угоняют настоящие машины
Пикник на обочине
Испытываем «арктические» пикапы Toyota Hilux, у которых 10 колес на двоих
Извращенные вкусы
Откровения риелторов о клиентах-геях, богеме, политиках и шизофрениках
Халявщики и партнеры
Застройщики и банки шокируют заемщиков ипотечными условиями
Худо будет
Москвичи тратят миллионы на квартиры, в которых невозможно жить
Горите в аду
Получить имущество по наследству становится все труднее