Новости партнеров

Неладно в королевстве

Большинство в парламенте Бельгии получили фламандские сепаратисты

13 июня в Бельгии прошли внеочередные парламентские выборы, победу на которых одержал Новый фламандский альянс (NVA). Впервые в истории страны большинство в федеральном парламенте Бельгии получила партия, призывающая к разделению франкоговорящей и фламандскоговорящей частей королевства.

Прошедшие в воскресенье выборы назвать всеобщими можно лишь с очень большой натяжкой. Скорее, 13 июня в трех регионах Бельгии - фламандскоговорящей Фландрии, франкофонной Валлонии и двуязычном Брюсселе - прошли три независимых голосования, победители которых на коалиционной основе сформируют федеральное правительство страны.

Область ответственности этого правительства год от года сокращается. Такие сферы, как транспорт, образование и здравоохранение давно находятся в компетенции региональных правительств. На федеральном уровне пока решаются вопросы налогообложения, социального обеспечения и обороны, но значительная часть бельгийских политиков (в основном фламандских) выступает за дальнейшую децентрализацию государства и расширение полномочий правительств регионов, которые определяются языковой принадлежностью населения.

Языковой барьер

Отсутствие общего языка - в буквальном смысле - давно является главной проблемой бельгийской политики. Страна поделена на два языковых сообщества (существует еще и третье, относительно малочисленное немецкоязычное, расположенное на территории франкоговорящей Валлонии), каждое из которых фактически является самостоятельным политическим образованием.

Языковое разделение в Бельгии настолько всеобъемлющее, что практически ничего сугубо бельгийского в стране нет - разве что король, армия и национальный долг. Все остальное делится на фламандское и французское (валлонское). Нет бельгийских газет и федеральных СМИ, нет бельгийских футбольных команд, нет бельгийских подданных.

Политический спектр тоже поделен в Бельгии по регионально-языковому признаку. Правые и левые, социалисты и националисты, либералы и консерваторы бывают здесь либо французские, либо фламандские, и каждый регион выбирает в местное правительство представителей местных партий.

Немного сложнее обстоит дело с Брюссельским столичным регионом, который является самостоятельной языковой зоной. За регионом официально признан статус двуязычного, при этом сам Брюссель, хотя и расположен во Фландрии, говорит преимущественно по-французски. А вот во входящих вместе с ним в состав региона пригородах проживают фламандцы.

Фактически, в прямое противостояние представители фламандских и французских партий вступают только здесь. Проблема статуса и прав Брюсселя и его пригородов стоили жизни не одному федеральному правительству. Собственно, именно эту проблему не удалось разрешить коалиции Ива Летерма, который 22 апреля вручил королю Альберту II прошение об отставке и обрек страну на очередные (точнее - внеочередные) выборы.

Формирование федерального правительства в Бельгии с ее специфическим политическим устройством - дело непростое. По конституции страны, в парламент проходят партии, победившие на выборах от каждого из регионов, причем в федеральном правительстве также должны быть представлены оба языковых сообщества. Следовательно, ни одна партия не может рассчитывать самостоятельно сформировать кабинет и вынуждена вступать в коалицию с представителями соседнего региона.

Фламандские партии обладают некоторым преимуществом: места от избирательных округов распределяются пропорционально населению, а фламандцы составляют почти 60 процентов населения страны. При этом Фландрия и Валлония поделены на равное количество избирательных округов. С 1974 года федеральное правительство неизменно возглавляли фламандцы. Участие в голосовании является в Бельгии обязательным.

После выборов 2007 года на формирование федерального правительства ушло 200 дней. С тех пор в течение трех лет правительство сменялось трижды, правда, новых выборов удавалось избежать. На четвертый раз парламент был распущен. Причем после выборов 13 июня страна оказалась в положении, при котором создать работоспособную коалицию будет значительно труднее, чем три года назад.

Фламандские правые против валлонских левых

На выборах во Фландрии большинство (30 процентов) набрал Новый фламандский альянс (Nieuw-Vlaamse Alliantie, NVA). Из 150 кресел в федеральном парламенте NVA получит 27. Правда, французские социалисты (PS), показавшие лучший результат в Валлонии, получили всего на одно место меньше - 26. При условии, что в парламенте у них есть естественный союзник - Фламандские социалисты, именно левые станут самой многочисленной парламентской группой (если, конечно, смогут преодолеть языковые разногласия).

Среди фламандцев традиционно сильны националистические настроения. Это обусловлено тем, что до середины XX века политическая элита Бельгии формировалась исключительно из франкоговорящего населения промышленно развитой Валлонии. Ко второй половине столетия ситуация изменилась: валлонские заводы пришли в упадок, уровень безработицы во французской части Бельгии давно перевалил за 10 процентов, и субсидировать менее благополучных соседей, да еще и недавних угнетателей, приходится фламандским налогоплательщикам.

Лидер NVA, 39-летний Барт де Вевер (Bart De Wever), выступает за расширение автономии языковых регионов в составе королевства, однако не скрывает, что конечной своей политической целью видит разделение Бельгии на два государства. В отличие от радикалов из ультраправой партии "Фламандский интерес" (Vlaams Belang, VB), он призывает к постепенному политическому разделению. Собственно, успех де Вевера во многом объясняется тем, что он сумел вернуть фламандский национализм в политический мейнстрим, предоставив альтернативу маргинальным VB.

Если формирование федерального правительства будет поручено лидеру NVA, то в парламенте ему придется считаться со значительным левым блоком, что грозит скорым развалом его коалиции. Впрочем, существует и обратный сценарий: премьер-министром впервые за 25 лет станет валлонец - лидер французских социалистов Элио ди Рюпо (Elio di Rupo) - правительству которого придется работать с националистами Барта де Вевера.

Кто именно возглавит бельгийское правительство, предсказать невозможно. Не исключено, что на основе нынешнего созыва парламента в течение ближайших лет будет сформирована не одна коалиция и даже не две. Одно можно утверждать со всей уверенностью: на создание первой коалиции уйдет не одна неделя. Между тем, Бельгия находится не в той ситуации, в которой страна может позволить себе длительное безвластие. Государственный долг Бельгии оценивается в 99 процентов от ВВП - во всей Европе хуже обстоят дела только у Греции и Италии.

Очевидно, что в случае прихода к власти NVA главным вопросом на повестке дня станет конституционная реформа, целью которой будет окончательное отделение Фландрии от Валлонии - то есть фактическое прекращение существования Бельгийского королевства. С другой стороны, если необходимость реформирования политической системы Бельгии осознает большая часть населения, то идею независимости поддерживают далеко не все. 30 процентов фламандцев, поддержавших NVA - показатель высокий, но это лишь пятая часть населения страны.

Мир00:04Сегодня

Мощный приход

Песни, пляски и угар: что вытворяют в американских церквях чернокожие
Мир00:0312 сентября

Красный дед

Зачем Ким Ир Сена забрали в Советский Союз, а потом вернули обратно