Чудак с Таймс-сквер

Файзал Шахзад признал свою вину по всем пунктам и даже больше

Американец пакистанского происхождения Файзал Шахзад, обвиняемый по делу о несостоявшемся теракте на Таймс-сквер в Нью-Йорке, полностью признал свою вину. На судебном заседании 21 июня он согласился со всеми десятью пунктами обвинения и выразил готовность признать себя виновным еще по сотне обвинений, если таковые будут ему предъявлены. Скепсис этого заявления Шахзада был подчеркнут обещанием "продолжать атаковать Соединенные Штаты до тех пор, пока они не освободят от своего присутствия земли ислама".

В частности, Шахзад признал себя виновным в попытке совершения теракта и попытке использования оружия массового уничтожения. Первая порция из пяти обвинений была озвучена в суде 17 мая, а месяц спустя к ним были добавлены еще пять пунктов. По сумме предъявленных обвинений Шахзаду грозит пожизненное заключение, являющееся де-факто высшей мерой наказания в штате Нью-Йорк.

С начала мая в деле о бомбе на Таймс-сквер появилось довольно много новых подробностей. Во-первых, более предметными стали разговоры о причастности к организации теракта движения "Талибан". Для начала 7 мая в розыск был объявлен некий курьер, который, по версии следствия, привез Шахзаду из-за границы деньги на подготовку взрыва. Никаких подробностей по поводу "курьера" ни тогда, ни впоследствии озвучено не было. Власти заявили лишь, что им известно имя этого человека, однако был ли он задержан, неизвестно.

9 мая генеральный прокурор США Эрик Холдер заявил, что талибы, скорее всего, осуществляли финансирование операции и дистанционно руководили действиями Шахзада. Впрочем, более подробных разъяснений по этому поводу также не последовало.

Спустя пять дней после заявлений Холдера, один из арестованных в Пакистане подозреваемых признался в том, что сотрудничал с "Талибаном" и контактировал с Шахзадом. В частности, подозреваемый заявил, что помог Шахзаду добраться до Пакистана, куда тот ехал, чтобы получить инструкции по изготовлению бомбы. Впрочем, следователи отметили несовпадения в показаниях пленного талиба и самого Шахзада. Это в какой-то мере подтвердило сомнения американской стороны в реальной причастности "Талибана" к неудачному теракту.

Слишком уж многое в истории Шахзада указывает на то, что горе-террорист был полным дилетантом в подрывном деле. Очередной иллюстрацией этому послужила история со вторым автомобилем, который Шахзад планировал использовать в ходе террористической операции. За день до попытки теракта, 30 апреля, злоумышленник пригнал на Манхэттен черную Isuzu. Шахзад оставил машину в восьми кварталах от выбранного места, планируя уехать на ней после взрыва.

Однако же 1 мая террорист-неудачник допустил на редкость нелепую оплошность, забыв в заминированном внедорожнике Nissan Pathfinder связку из 20 ключей. В ней, разумеется, остались ключи от Isuzu, а также (надо полагать, к большой радости следователей) ключи от собственного дома Шахзада в Коннектикуте.

2 мая несостоявшийся террорист вернулся с запасным комплектом ключей и забрал-таки Isuzu из-под носа полицейских. Впрочем, на следующий день он был задержан в аэропорту Кеннеди, а автомобиль следователи нашли на местной автостоянке. В машине Шахзад оставил вполне легально приобретенную в марте 2010 года полуавтоматическую винтовку.

Еще одним фактором, характеризующим не слишком профессиональный подход горе-террориста, стала его доверительная манера общения со следователями. Для начала Шахзад рассказал, что до последнего момента сомневался относительно места взрыва. По словам пакистанца, сидя в заминированной машине в центре Нью-Йорка он подумал о том, что вместо Таймс-сквер можно было бы выбрать для атаки какой-нибудь более важный объект. В качестве потенциальных целей Шахзада фигурировали Центральный вокзал Нью-Йорка, небоскреб центра Рокфеллера, здание Всемирного финансового центра и офис авиастроительной компании Sikorsky.

Другая трогательная подробность - на допросе Шахзад выразил искреннее недоумение по поводу причин, из-за которых взрывное устройство его собственного изготовления в самый ответственный момент не сработало, и даже поинтересовался у следователей, почему это могло произойти. Бомба, состоявшая из трех баллонов с пропаном, двух канистр с бензином, фейерверков, проводов и часовых механизмов, не взорвалась, а только загорелась, что и привлекло к машине внимание окружающих. По словам Шахзада, он ожидал, что сработавшие фейерверки запустят цепную реакцию, итогом которой станет мощный взрыв баллонов с пропаном и канистр с бензином. Получил ли в итоге террорист-неудачник консультацию от специалистов по взрывным устройствам, не уточняется.

В некотором смысле самодеятельный характер действий Шахзада подтверждается и его безоговорочной готовностью признать свою вину по всем предъявленным (и даже еще не предъявленным) обвинениям. Если по всем пунктам судом будет вынесен обвинительный вердикт, даже всестороннее сотрудничество со следствием вряд ли даст Шахзаду шанс на то, чтобы заработать некоторое снисхождение и хотя бы на старости лет выйти на свободу.

Мир00:0113 октября

«Скудоумие и коррупция»

Что погубило Захарченко и как нужно выстраивать охрану. Отвечает ветеран ЧВК