Покончили с Чечней

Россия согласилась с претензиями Европы по Северному Кавказу

22 июня в Страсбурге произошло историческое событие - впервые за 14 лет членства России в Совете Европы российская делегация поддержала резолюцию ПАСЕ по Северному Кавказу. При этом нельзя сказать, что принятая резолюция сильно отличалась от других таких же - просто на сей раз в Москве наконец решили согласиться со справедливыми, пусть и не бесспорными, замечаниями европейцев. Впрочем, сближение позиций России и Европы по кавказскому вопросу едва не омрачили несколько скандалов.

Не будет преувеличением сказать, что вся предыдущая деятельность ПАСЕ на Северном Кавказе вызывала в Москве более чем болезненную реакцию. Особо это неприятие обострилось с началом второй чеченской войны, из-за которой шокированные европейцы регулярно грозились выкинуть Россию из ПАСЕ. Выкинуть не выкинули, но однажды лишили голоса, после чего Москва в течение года игнорировала эту организацию.

С 2000 года масла в огонь начал подливать хорошо знакомый россиянам лорд Джадд, ставший докладчиком ПАСЕ по Чечне и запомнившийся своей воинствующей позицией по отношению к Кремлю. Именно с лордом Джаддом связаны самые напряженные эпизоды в отношениях Совета Европы и России. Первый усилиями лорда в 2003 году едва не сорвал референдум по конституции Чечни, вторая регулярно обвиняла ПАСЕ в поддержке терроризма и обелении экстремистов.

Несмотря на то, что лорд Джадд покинул свой пост "главного по Чечне" еще семь лет назад, серьезных подвижек в российско-европейских кавказских отношениях не намечалось. Стороны стали более терпимы друг к другу, однако принципиальных позиций не изменили. Впрочем, надежда на исправление этой ситуации появилась после того, как в марте 2010 года Чечню, Ингушетию и Дагестан посетил швейцарский депутат ПАСЕ Дик Марти, подготовивший по итогам своей поездки доклад о положении дел на Северном Кавказе.

В России Марти проделал значительную работу - как пишет "Коммерсант", помимо собственно поездок по проблемным республикам, он провел несколько встреч с депутатами Госдумы, сотрудниками правоохранительных органов и правозащитниками. Увиденное и услышанное не сильно воодушевило парламентария, поэтому доклад изобилует малоприятными для Москвы характеристиками. В Чечне, например, Марти нашел "атмосферу страха", поддерживаемую властями, в Ингушетии - большое количество нераскрытых убийств и похищений оппозиционеров, в Дагестане - силовиков, не соблюдающих закон, а также угрозу мирного сосуществования мусульман, христиан и иудеев.

Однако не все так грустно. Есть в докладе и наблюдения со знаком "плюс", причем больше всего положительных эмоций Марти привез из Ингушетии. Оптимизм парламентарию внушил президент республики Юнус-Бек Евкуров с приходом которого, как пишет Марти, наладился конструктивный диалог между властями и гражданским обществом. Даже в Чечне - и той нашлось место позитиву. Побывав в Грозном, Марти увидел, что разрушенный войной город полностью восстановлен, пусть о торжестве закона в нем пока говорить и нельзя. Не стал депутат упорствовать и в своих описаниях чеченского лидера Рамзана Кадырова - как пишет "Московский комсомолец", в первоначальной версии доклада его политический режим был назван "культом личности", однако по просьбе российской стороны эту формулировку изменили на "персонализацию власти".

В целом, российские депутаты охарактеризовали доклад как жесткий, но справедливый. "Практически вся результативная часть нас устраивает: она не комплиментарная, но и не предвзятая", - заявил "Коммерсанту" заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий. С ним согласен глава российской делегации, руководитель комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев: "Претензий к нам хватает. Но ситуация в регионе не стоит на месте и меняется к лучшему. Речь уже идет не о жизни людей, а о ситуации с правами человека. В докладе много фактов, под которыми я готов подписаться".

"Подписываться" под резолюцией (после внесения в нее некоторых изменений) российской делегации пришлось даже дважды - первый раз в начале лета в комиссии по юридическим вопросам и правам человека, второй - 22 июня, непосредственно на сессии ПАСЕ. Значимость документа для России подчеркивало то, что на слушания помимо российских парламентариев отправился президент Ингушетии Евкуров, который не преминул выступить в ходе заседания. В свойственной ему вежливой манере глава республики поблагодарил европейцев за внимание к ситуации на Северном Кавказе, однако в то же время призвал их не сравнивать этот регион с другими странами. Вместо того, чтобы проводить параллели между Северным Кавказом и Европой, надо сравнивать ситуацию в этих республиках с тем, что было в них еще несколько лет назад, заявил Юнус-Бек Баматгиреевич.

Не обошлось на сессии и без скандалов. Один из них попытались устроить европейские депутаты, получившие в ходе обсуждения слово и обрушившие на российскую делегацию всю мощь своих знаний о Северном Кавказе. Больше всего досталось, как обычно, Чечне. Эстонский парламентарий Алексей Лотман, например, назвал Рамзана Кадырова "печально известным самопровозглашенным правителем Чечни", портреты которого в стиле "Большого брата" развешены по всей республике. По словам Лотмана, Кадыров называет женщин "собственностью мужчин", чего не позволяли себе "свободно избранные президенты Чечни Джохар Дудаев и Аслан Масхадов". Кроме того, эстонец обвинил власти России в причастности к громким убийствам Анны Политковской и Натальи Эстемировой.

Член грузинской делегации Георгий Канделаки поддержал своего коллегу и задал вопрос про странное отношение российского общества к кавказским событиям. Внимание депутата привлекли, в частности, бывший полковник Юрий Буданов, который, убив юную чеченку, "находится на свободе и почитается как герой", а также генерал Владимир Шаманов, который несмотря на обвинения правозащитников в военных преступлениях до сих пор командует войсками.

Российской стороне пришлось защищать свою позицию не менее яростно. Евкуров даже предложил Лотману подать в отставку, если его обвинения руководителей республик в причастности к убийствам не подтвердятся в суде. Константин Косачев, в свою очередь, попросил не судить о происходящем на Северном Кавказе, слушая людей, которые ни разу там не были и имеют представление о ситуации в регионе исключительно по публикациям в прессе.

Спустя некоторое время еще одну ложку дегтя российской делегации подложил глава правительства самопровозглашенной Чеченской республики Ичкерия Ахмед Закаев, живущий в Европе и не пропускающий ни одной возможности представить действия Москвы на Кавказе в черном цвете. Как пишет "Коммерсант", Закаев появился в Совете Европы сразу же после голосования по северокавказской резолюции и едва не столкнулся в фойе с Юнус-Беком Евкуровым.

В беседе с журналистами, впрочем, Закаев был довольно сдержан, положительно оценив принятую резолюцию. При этом Москве от него все равно досталось: "Проблему силой не решить. Пора понять, что нельзя лечить больного раком лекарством от насморка. Россия должна вернуть чеченскому народу фундаментальные права".

Тот факт, что человек, чьей экстрадиции уже который год безуспешно добивается Россия, свободно посещает важные международные заседания, не остался без внимания находящихся в Страсбурге парламентариев. В тот же день Константин Косачев заявил протест председателю ПАСЕ, а также высказал оригинальное мнение, что Закаев мог попасть в здание Ассамблеи под чужой фамилией и по поддельному паспорту. "Его фамилия не фигурирует в базе данных существующей здесь пропускной системы", - цитирует Косачева "Время новостей". Днем позже Россия направила официальный протест генсеку Совета Европы Турбьорну Ягланду.

Впрочем, кратковременный визит Закаева в Ассамблею вряд ли сможет затмить резолюцию по Северному Кавказу, неожиданно благодушно принятую Россией. Чем бы ни руководствовалась российская сторона - качеством документа, тщательно подготовленного Диком Марти, или же скрытыми за очередными "модернизационными веяниями" причинами - так или иначе, в сближении позиции Москвы и Европы по кавказскому вопросу сделан гигантский шаг. Если в ближайшее время ПАСЕ еще и примет прогнозируемое экспертами решение о закрытии российско-грузинского досье, открытого после войны в Южной Осетии, то тогда можно будет говорить уже о тенденции.