Деньги не пахнут

Власти Грузии решили продать магистральный газопровод

Дело Кахи Бендукидзе живет и побеждает. Либеральный подход к приватизации, который исповедовался прежним министром Грузии по экономическим реформам, теперь взяли на вооружение представители правящей партии. Несколько депутатов предложили снять запрет на продажу магистрального газопровода, по которому транспортируется топливо из России в Армению. Соответствующий законопроект был принят в первом чтении - несмотря на возражения премьер-министра Грузии и протесты оппозиции, заявившей, что продавать стратегический объект (тем более с учетом того, что его может купить Россия) нельзя. Представитель партии власти ответил на это, что "деньги не пахнут".

Продажа газопровода, находящегося в государственной собственности, в Грузии уже обсуждалась. Несколько лет назад интерес к этому объекту проявлял "Газпром". В начале 2005 года президент Грузии Михаил Саакашвили подтверждал, что переговоры по вопросу приватизации трубы ведутся. В конце года представитель "Газпрома" в Грузии Давид Морчиладзе, как сообщала интернет-газета Civil Georgia, заявил, что российская компания ждет предложений о цене.

Предполагалось, что в обмен на продажу трубы Грузия, тогда еще покупавшая газ у России, может получить скидку на топливо. При таком сценарии с приватизацией готовы были согласиться и в грузинском правительстве. "Если будет гарантия поставок дешевого газа в течение последующих 25 лет, - отмечал тогдашний министр энергетики Ника Гилаури, - или гарантия того, что газопровод будет возвращен Грузии в случае нарушения контракта, тогда, естественно мы рассмотрим возможность приватизации".

Предложение продать газопровод вполне соответствовало масштабной кампании по приватизации (которая при Бендукидзе велась под знаменитым лозунгом "Продать можно все, кроме совести"). Правда, на фоне постоянных конфликтов вокруг поставок российского газа (споров вокруг цены топлива, которую в Тбилиси считали политически мотивированной, или, к примеру, скандала, связанного с подрывом российского участка трубы зимой 2006 года, в результате которого поставки топлива в Грузию были прерваны) идея о передаче России стратегического объекта постепенно теряла сторонников.

В итоге в ситуацию вмешались американцы: Госдепартамент США порекомендовал Грузии не продавать газопровод, чтобы не попасть в еще большую энергетическую зависимость от России. Для того чтобы подкрепить свой совет материально, США оформило с Грузией соглашение (в рамках программы "Вызовы тысячелетия"). Республика получала около 300 миллионов долларов на реабилитацию газопровода и другие проекты, а в обмен взяла на себя обязательство не продавать его (по крайней мере, до тех пор, пока соглашение действует). Ремонтные работы, профинансированные за счет этих средств, были завершены в начале 2010 года.

Весной 2006 года Каха Бендукидзе заявил, что никакие переговоры - официальные или неофициальные - о продаже газопровода больше не ведутся (при этом он подчеркнул, что сам по-прежнему является сторонником этой идеи). Летом того же года Михаил Саакашвили подтвердил, что от планов продать трубу Грузия отказалась.

Идея была реанимирована четыре года спустя. Сторонниками продажи газопровода на этот раз выступили депутаты от правящей партии "Единое национальное движение" (лидером этой партии является Михаил Саакашвили). Глава парламентского комитета по юридическим вопросам Павел Кублашвили и его заместитель Лаша Тордия (оба - представители партии власти) представили законопроект, который исключает магистральные газопроводы из списка стратегических объектов, не подлежащих приватизации. Фактически это означало разрешение на продажу газопровода "Север-Юг", по которому доставляется газ из России в Армению (по территории Грузии проходит еще газопровод "Баку-Тбилиси-Эрзрум", но он не находится в государственной собственности, трубой владеет группа акционеров, среди которых грузинских компаний нет).

Объясняя свою инициативу, Кублашвили привел аргументы общего характера. Он заявил, что, мол, "любым предприятием лучше управляет частный сектор, чем государство" и что "ни одно предприятие не должно быть исключением". На вопрос, кому может быть продан газопровод, парламентарий не дал конкретного ответа, заявив, что этот вопрос будет решаться в будущем.

В правительстве между тем выступили против. Занимающий теперь пост премьера Ника Гилаури, выступая перед депутатами, заявил, что не поддерживает планов по продаже трубы. "У нас нет никакой цели по продаже газопровода, - подчеркнул он. - Это определенный актив, который будет контролировать государство в ближайшем будущем и дальнейшем будущем". По его словам, речь может идти лишь о том, чтобы продать часть акций газопровода (5-10 процентов), и то не сейчас, а через 3-4 года. С тем же, чтобы расстаться с контрольным пакетом, как отметил премьер, он "категорически не согласен". Кстати, оппозиция просила включить в законопроект запрет на продажу контрольного пакета, но парламентское большинство вносить эту оговорку отказалось.

Вопрос о статусе газопровода сейчас уже стоит не так остро, как раньше. Грузия больше не покупает российский газ (теперь республика закупает газ у Азербайджана), так что трубопровод "Север-Юг" используется только для транзита топлива в Армению. В этих условиях, как заявляют депутаты от правящей партии, можно продать и саму трубу.

Примечательно, что от такого шага представителей правящей партии, известных своим вроде бы критическим отношением к России, теперь отговаривает оппозиция. Оппозиционеры считают, что продавать газопровод России по-прежнему опасно. Это, по их мнению, может повредить энергетическим проектам Грузии и даст в руки российских властей еще один рычаг для давления на республику. "Все знают, что Россия применяет энергетические рычаги с политической целью", - предупредил лидер христианских демократов Георгий Таргамадзе. А его однопартиец Леван Вепхвадзе заявил, что продажа трубы станет "капитуляцией" грузинских властей.

Оппозиция не раз критиковала Саакашвили за то, что, пикируясь и прямо враждуя с Кремлем, он одновременно пускает российский капитал в грузинскую экономику (российской "Интер РАО ЕЭС", например, в Грузии принадлежат некоторые объекты электроэнергетики). Некоторые даже утверждали, будто президент является тайным союзником России "в реализации ее имперских интересов" (разумеется, Саакашвили при этом напоминали, что именно при его правлении Абхазия и Южная Осетия окончательно перешли под контроль России).

Если до продажи магистрального газопровода дело все-таки дойдет, грузинским властям придется доказывать, что это (продажа стратегического объекта стране, которую они обвиняют в "оккупации") соответствует национальным интересам. Пока что объясняться пришлось депутатам из партии власти. На слушаниях в парламенте они заявили, что "пусть это будут российские деньги, но они пойдут на развитие грузинской экономики".

Соратники Саакашвили, пытаясь успокоить оппозицию, утверждали, что конкретных планов по продаже трубы у них пока нет. Как заявил один из авторов законопроекта Лаша Тордия, в документе "нигде не написано, что газопровод купит Россия". Оппозиция этим доводам не поверила. Депутат от оппозиции Георгий Царагеишвили предположил, что покупателя грузинские власти уже нашли. В этой роли, по его мнению, выступит "либо Россия, либо связанная с ней компания".

Завершить принятие законопроекта, разрешающего продажу газопровода, представители партии власти намерены до конца июля. Сразу же после опубликования он вступит в силу.