Почтальонки смерти

В Дагестане задержали нескольких потенциальных террористок

Национальный антитеррористический комитет (НАК) сообщил о задержании в Дагестане потенциальных смертниц. У них были найдены так называемые прощальные письма, в которых объяснялись причины, по которым они собирались расстаться с жизнью. Теракты должны были произойти в центральном регионе России.

Возраст задержанных - от 15 до 29 лет. Четыре из них, по данным НАК, вдовы убитых боевиков или их родственницы. Еще две, как сообщалось, были осуждены за нелегальный оборот оружия и находились в розыске как пропавшие без вести.

Вместе с женщинами были задержаны двое мужчин, которые, по данным спецслужб, были кураторами террористок. Одного из них зовут Марат Шихсаидов, а про второго известно только его имя - Гамзат. Предполагается, что один из них курировал московских смертниц, взорвавшихся в метро 29 марта 2010 года.

По данным НАК, шесть женщин и двое мужчин были задержаны в одном месте одновременно. При обыске оперативники нашли оружие "большое количество предметов для изменения внешности, религиозную литературу о джихаде, записные книжки с номерами автомобилей сотрудников правоохранительных органов". Что касается писем, то они были адресованы родственникам и в них "выражается желание проститься с жизнью и даются наставления сестрам следовать их пути".

Дело было возбуждено по статье "приготовление к теракту". Но, как вскоре выяснили журналисты, отчет об успехах спецслужб получился несколько преждевременным.

По данным газеты "Коммерсант", имена пяти задержанных женщин - Мадина Гаджиева, Заира и Залина Акаевы, Залина Алиева и Фатима Нурмагомедова. Четыре из них задержаны на 30 суток, а Заиру Акаеву обвинили в незаконном обороте оружия и арестовали. Первоначально упоминалось о шести задержанных, но одну из них отпустили, так как ей оказалось всего 12 лет.

Адвокаты, взявшиеся защищать предполагаемых террористок, рассказали, что у Заиры Акаевой нашли сумку с двумя пистолетами Макарова, патронами и запиской-письмом. По ее словам, записку написал Магомед Исмаилов - ее муж, убитый в ноябре 2009 года при покушении на начальника милицейского спецназа Шапигуллу Алигаджиева.

Исмаилову было 18 лет. Он приходился племянником одному из лидеров боевиков Ахмеду Исмаилову, который проходил диверсионную подготовку у одного из лидеров северо-кавказской "Аль-Каеды" Хаттаба, а затем был соратником Шамиля Басаева. Хаттаб был ликвидирован в 2002 году, Басаев - 2006 году, а Ахмед Исмаилов, отсидев небольшой срок за хранение оружия и наркотиков, вернулся в подполье. Кроме того, в числе родственников обоих Исмаиловых обнаружился Магомед Тагаев - один из лидеров дагестанских ваххабитов, в 2004 году осужденный на девять лет по экстремистской статье.

Сообщалось, что Магомед Исмаилов проживал в одном доме с Алигаджиевым. Молодого боевика подстрелил один из охранников милицейского начальника. Еще двоим покушавшимся удалось скрыться. Алигаджиева охране уберечь не удалось, он скончался по дороге в больницу.

20-летняя Заира Акаева оказалась не единственной из подруг, про которую известно, что у нее есть повод стать террористкой-смертницей. Родственниками Магомеда Исмаилова назвали еще двух задержанных. Под одной из них, по-видимому, подразумевается 15-летняя сестра Заиры Залина. Их отец рассказал газете "Время новостей", что сестры сбежали из дома, так как он запрещал им носить хиджаб - традиционный головной платок мусульманских женщин.

Про родственные связи с боевиками остальных задержанных ничего не известно. Один из адвокатов пояснил, что подруги привлекли внимание спецслужб тем, что активно и регулярно разговаривали на религиозные темы, как при личных встречах, так и по телефону. Однако защитник отказался уточнять, являются ли они ваххабитками.

В итоге выяснилось, что никаких особых улик, указывающих на подготовку теракта, у оперативников нет. А есть, со слов адвокатов и правозащитников, только сплошные противоречия. И задержания происходили в разное время и в разных местах. И писем ни у кого, кроме Заиры Акаевой, не обнаружили. Дагестанская правозащитница Гюльнара Рустамова объяснила, что содержание писем не может служить доказательством готовности к преступлению, так как по традиции такие завещания "должен иметь на случай внезапной смерти каждый правоверный мусульманин".

Что касается найденного у Заиры Акаевой оружия, то, по ее словам, оно принадлежало покойному мужу и она собиралась отнести пистолеты в милицию.

Таким образом, в этом деле достоверно есть одна "черная вдова" и несколько ее подружек. По понятным причинам, и следователи и защитники подозреваемых многого недоговаривают. Возможно, свет на то, откуда берутся террористки-самоубийцы, прольют их предполагаемые кураторы. С ними также работают следователи.