Новости партнеров

Фактор Магнитского

Над телом покойного юриста схватились конгрессмены и дипломаты

Дело юриста Сергея Магнитского спустя год после его кончины в московском СИЗО вышло не просто на международный, а на межгосударственный уровень. В ответ на внесение в Конгресс США законопроекта о санкциях к уморившим Магнитского чиновникам российский МИД разразился гневной филиппикой о малополезности возврата к практике "холодной войны".

29 сентября 2010 года два демократа, сенатор Бенджамин Кардин и конгрессмен Джеймс Макговерн, внесли в американский парламент проект закона под названием "Правосудие для Сергея Магнитского". В случае его принятия въезд в США будет воспрещен 60 российским госслужащим разной степени высокопоставленности, а также их родственникам.

Отбор подлежащих порицанию чиновников силовых и иных ведомств был произведен на основании их предполагаемой вовлеченности в "пытки и убийство" Магнитского, а также причастности к рейдерскому захвату трех компаний, которые принадлежали фонду Hermitage Capital, который, в свою очередь, консультировал покойный юрист. По версии одной из сторон, назовем ее для простоты "защитники Магнитского", некие российские чиновники из разных ведомств незаконно завладели активами фонда, а затем еще и произвели через них возврат якобы уплаченных налогов на 5,4 миллиарда рублей, чем нанесли ущерб российскому бюджету на соответствующую сумму. Проведавшего об этой афере Магнитского упекли за решетку по сфабрикованному обвинению, а затем еще и лишили жизни, отказав в квалифицированной медицинской помощи.

Стоит отметить, что собственно беды Hermitage Capital в целом и Магнитского в частности начались с возбуждения уголовного дела о неуплате фондом налогов на полмиллиарда рублей. Следователи считали юриста разработчиком схемы ухода от налогов и надеялись получить от него ценные показания на руководителей фонда, которые успели выехать за границу.

Также важным для этой истории представляется то, что неприятности у фонда начались после массовой скупки акций российских нефтяных компаний, которая, по мнению следствия, осуществлялась незаконно. При этом Hermitage Capital считалась одним из крупнейших иностранных инвесторов в России. Активность фонда распространялась исключительно на операции с ценными бумагами, благодаря чему он являлся миноритарным акционером многих стратегических компаний и предприятий.

Таковы предпосылки нынешнего скандала. А его фигуранты заявили о себе еще в апреле 2010 года, когда сенатор Кардин предоставил в Госдепартамент США список из имен 60 российских госслужащих с требованием запретить им въезд в США. Этот влиятельный американский политик возглавляет Комиссию по развитию и сотрудничеству в Европе и занимает пост вице-президента Парламентской ассамблеи ОБСЕ. Одной из сфер его деятельности является борьба с коррупцией, в том числе и с российской, а следовательно, он отвечает и за разработку мер, направленных на то, чтобы иностранные коррупционеры, пусть даже и потенциальные, не смогли причинить ущерб национальной безопасности США своим присутствием и/или капиталами. Информацию о российских чиновниках он собрал с помощью упомянутого фонда Hermitage Capital, а также коллег Магнитского из консалтинговой компании Firestone Duncan.

В так называемый "список Кардина" (на английском языке/ формат PDF – прим.ред.) вошли следователи МВД, следователи СКП, прокуроры, судьи, сотрудники налоговых инспекций и ФСИН. Самыми высокопоставленными лицами в списке являются руководитель Следственного комитета при МВД Алексей Аничин, замгенпрокурора РФ Виктор Гринь и замглавы Департамента экономической безопасности ФСБ Виктор Воронин. Данные на каждого из 60 чиновников включают их должности, год рождения и примеры коррупционной деятельности.

В конце августа 2010 года фигуранты "списка Кардина" попали в базу данных организации World-Check, предоставляющей сведения о заподозренных в коррупции политиках и чиновниках 4500 организациям в 162 странах мира. Среди ее клиентов почти 50 крупнейших банков мира, а также страховые, арендные и управляющие компании. У попавших в базу данных World-Check возникнут проблемы при открытии счетов в иностранных банках, которые могут потребовать закрытия и уже имеющихся счетов.

Таким образом попытка применить официальные санкции к попавшим в черный список российским чиновникам была ожидаемым шагом. Инициативу Кардина поддержал его коллега по Демократической партии Джеймс Макговерн, возглавляющий Комиссию по правам человека. Подготовленный ими законопроект предусматривает не только визовые санкции, но и экономические - в частности, замораживание активов.

Более того, эти меры распространяются и на близких родственников чиновников, и таким образом количество подпадающих под санкции российских граждан может достигнуть нескольких сотен человек. Кардин также призвал другие страны последовать американскому примеру, пояснив, что цель законопроекта - защита американского бизнеса за рубежом от коррупционных проявлений. Как пишет газета "Коммерсант", возможные визовые ограничения для фигурантов списка уже рассматривают Великобритания и Польша, а это автоматически приведет к закрытию для них въезда во все страны Шенгенской зоны.

Особо любопытными выглядят условия прекращения действия санкций. Для этого госсекретарь и министр финансов США должны подтвердить Конгрессу выполнение российскими властями следующих требований: тщательное расследование смерти Магнитского и наказание виновных в ней; приведение российского уголовного права и пенитенциарной системы в соответствие с международными стандартами; принятие мер к защите граждан, раскрывающих правонарушения со стороны чиновников; и признание Магнитского символом борьбы с коррупцией.

Поскольку в законопроекте речь идет не только о санкциях в отношении российских граждан, но и выдвигаются требования к правительству РФ, то с заявлениям пришлось выступить МИДу. Российские дипломаты назвали действия американских законодателей "недостойными" и обвинили их в попытке сделать из расследования смерти Магнитского "политическое шоу".

Заявление МИД РФ в сущности можно расценивать просто как мнение по поводу, так как исполнительная власть одного государства (МИД РФ) редко снисходит до комментариев слов и действий представителей законодательной власти другого государства (Конгресс США). Иначе бы высказывания, например, вице-спикера Госдумы Владимира Жириновского могли бы собрать не один десяток нот протеста от зарубежных дипломатов.

Кстати, скептически отнесся к инициативе Кардина и бывший начальник юридического управления "ЮКОСа" Дмитрий Гололобов. Он ныне проживает в Лондоне и с 2004 года объявлен Россией в международный розыск по обвинению в причастности к хищению активов Восточной нефтяной компании и легализации этих средств.

Не имея по понятным причинам оснований относиться с симпатией к российским правоохранительным органам, Гололобов в своей колонке для издания "Слон" отмечает, что инициатива американского сенатора лежит исключительно в политической, но не в правовой плоскости. И дело не только в том, что законопроект предусматривает некое наказание для широкого круга лиц, которые не были признаны судом виновными. Более того, американский законодатель, безоговорочно принимая точку зрения только одной из заинтересованных сторон, то есть коммерсантов, лишившихся бизнеса в России, не оставляет обвиняемым им чиновникам шансов оправдаться.

Мало того, так теперь еще требования выдвигаются к правительству России, что нельзя не рассматривать как вмешательство во внутренние дела, особенно если закон будет утвержден президентом США. Впрочем, и дипломатическую реакцию Москвы на деятельность американских парламентариев также можно расценить аналогичным образом.

При всем при этом заявление МИД - это консолидированное выражение официальной позиции российских властей по поводу возможных действий их американских коллег. Жесткая реакция может означать, что на Смоленской площади осознают серьезные последствия инициативы Кардина для двусторонних отношений, если она воплотится в закон.

Пока что еще нет признаков того, что история с Магнитским разрастется в полномасштабную дипломатическую войну, подобную той, что произошла между Россией и Великобританией по случаю смерти Александра Литвиненко. Но имидж все равно в очередной раз оказался подпорчен. И несмотря на всю неоднозначность ситуации в сухом остатке мы имеем внятный мессидж российским госслужащим - замеченным в беспардонном казнокрадстве будет воспрещен доступ в цивилизованные страны.