Новости партнеров

У России отросла Noga

Суд Швеции арестовал здание российского торгпредства

Российские чиновники вновь оказались втянуты в скандальную тяжбу. Суд Швеции арестовал здание торгпредства России в Стокгольме по иску бизнесмена Франца Зедельмайера. Этот немец уже 15 лет требует от России возврата долга в несколько миллионов евро. Поскольку Москва эти деньги отдавать не хочет, то бизнесмен через суды пытается получить заграничную российскую собственность.

Спору России с Францем Зедельмайером предшествовала аналогичная многолетняя тяжба России со швейцарской фирмой Noga. Нессим Гаон, владелец Noga, считал, что Минфин России задолжал ей за поставку товаров в страну в начале 1990-х годов. В 1997 году на сторону Noga встал Стокгольмский арбитраж, признав за Россией долг в размере 63 миллиона долларов. Компания предприняла ряд попыток арестовать российское имущество, впрочем, безуспешных. За время тяжбы Нессим Гаон обанкротился, "передав" эстафету немецкому бизнесмену.

В начале 1990-х Зедельмайер, эксперт по безопасности, спокойно работал на отца в Германии, поставляя бронежилеты и средства связи немецкому спецназу. В 1991 году у бизнесмена появилась возможность выйти на российский рынок: компания Зедельмайера SGC International и ГУВД Санкт-Петербурга учредили совместное предприятие. В уставный капитал СП ГУВД внесло свой особняк на Каменном острове.

Чем именно занималось это предприятие, сейчас вряд ли кто-то сможет внятно объяснить. Зедельмайер вроде бы хотел поставлять ГУВД специальное оборудование. На переоснащение здания, которое получил бизнесмен, он потратил свои деньги. Но в 1995 году бизнес Зедельмайера в России развалился: офис СП был передан указом главы государства управлению делами президента России.

Не добившись в России компенсации, Зедельмайер потребовал возмещения расходов в Международном коммерческом арбитраже в Стокгольме. Суд согласился с его доводами. Если вначале сумма иска составляла 2,35 миллиона евро, то позднее приплюсовались еще и проценты. Поскольку решение стокгольмского арбитража Россия не исполнила, Зедельмайер начал разыскивать российское имущество за пределами России, которое можно было бы отобрать в виде компенсации.

К примеру, Зедельмайер пытался через суд арестовать российскую собственность в Германии, в частности экспонаты Роскосмоса на аэрокосмическом салоне в Берлине. В 2008 году он добился продажи за долги советского торгового представительства в Кельне. На торгах объект выкупило ФГУП "Госзагрансобственность", за которым в России закреплен этот комплекс. Других покупателей на актив не нашлось из-за обременения: "Госзагрансобственность" получила право пользоваться этим зданием. В результате Россия не только сохранила имущество, но и получила отсрочку в погашении долга. Зедельмайеру же от России достался, как он сам утверждает, лишь миллион долларов.

В 2009 году Зедельмайер пытался добиться принудительной продажи здания Русского дома в Берлине, однако немецкие суды решили, что здание защищено госиммунитетом. В итоге бизнесмен решил попытать счастья в Швеции, где его когда-то поддержал арбитраж. Результат не заставил себя ждать. В начале октября 2010 года Стокгольмский городской суд постановил наложить арест на собственность России в Швеции стоимостью 4,7 миллиона долларов. Арест сопровождал процесс в Верховном суде Швеции, где Франц Зедельмайер добивается от России компенсации за свои инвестиции.

Россия попыталась обжаловать это решение, но безуспешно: Зедельмайер в итоге получил на руки решение суда об аресте здания российского торгпредства.

Под арест, как рассказал "Коммерсанту" сам Зедельмайер, попало шестиэтажное здание российского торгпредства в Швеции, расположенное в Лидинге вблизи Стокгольма. Бизнесмен утверждает, что здание используется в коммерческих целях: помещения в нем сдаются под офисы. Однако пресс-секретарь Управления делами президента России Виктор Хреков заявил изданию, что здание торгпредства не используется в коммерческих целях, а поэтому пользуется иммунитетом.

Кричать "караул" пока рано: Россия еще может до 12 ноября подать в Верховный суд Швеции жалобу на решение суда низшей инстанции. Глава управления делами президента России Владимир Кожин ранее утверждал, что Россия не только намерена оспорить арест имущества в Швеции, но и привлечь внимание судебных органов Германии к деятельности самого Зедельмайера. "У нас очень серьезные претензии к этому господину по так называемым его инвестициям. И это все передано сейчас в судебные органы ФРГ, и дело рассматривается там", - заявил Кожин. Ранее газета "Ведомости" писала, что в России, еще в ходе истории с торгпредством в Кельне, прокуратура начала расследовать участие Зедельмайера в отмывании денег.

В 2008 году завкафедрой "Финансовый контроль" Финансовой академии Сергей Гайдаржи писал в газете "Ведомости", что судебная тяжба вокруг комплекса зданий бывшего российского торгпредства в Кельне может неоднократно повториться. Эксперт отмечал, что российская загрансобственность на 40-50 процентов является "неупорядоченной грудой недооформленных либо наполовину утраченных имущественных прав", эдаким виртуальным богатством. Чиновники не имеют даже сведений о количестве сданных в аренду объектов зарубежной собственности, как не ведут и учет продления сроков договоров аренды.

На 1 января 2008 года федеральная собственность за рубежом, по официальным данным, насчитывала более 3000 объектов недвижимости в 124 государствах, а также доли в капиталах иностранных АО, полученных во времена СССР. Совокупная балансовая стоимость этих активов (равная первоначальной стоимости актива за вычетом амортизации) не превышает 3 миллиарда долларов. Между тем, по оценке Счетной палаты на начало того же года, зарубежная госсобственность России оценивалась в 300 миллиардов долларов (учитывалась вся зарубежная собственность, на которую у России имелись хотя бы какие-то документы).

Многочисленные попытки провести полную инвентаризацию загрансобственности государства оказывались тщетными. В России не существует структуры, ответственной за поиск, учет и юридическое оформление российских госактивов за рубежом. Зато этим имуществом управляют сразу три госструктуры: Росимущество, МИД и ФГУП "Госзагрансобственность" Управления делами президента. Все они, как отмечал Гайдаржи, не располагают ни эффективной архивной службой, ни мощным профильным юридическим корпусом, что создает угрозу новых исков, обращенных на российскую зарубежную собственность.

Не исключено, что то, что не удалось Нессиму Гаону, получится у немца. Впрочем, российские власти отдавать деньги Зедельмайеру тоже не хотят, да и создавать подобный прецедент - себе дороже. Но в чью бы пользу ни разрешился спор, понятно, что вероятность появления новых зедельмайеров чрезвычайно высока.

Экономика00:01 3 сентября

На автомате

Смогут ли будущие российские пенсионеры победить роботов