Старикам здесь не место

Юрий Любимов готов уйти из Театра на Таганке

Основатель и художественный руководитель Театра на Таганке Юрий Любимов заявил о намерении уйти в отставку. Режиссер высказал недовольство тем, что московские чиновники заставляют его "подписывать бумажки" и отчитываться перед ними за каждый шаг, притом резкость его риторики выдавала отчаяние человека, бессильного перед обстоятельствами. "Полный и законченный идиотизм", - емко охарактеризовал режиссер ситуацию с репертуарным театром в России.

Слова эти были произнесены 6 декабря со сцены Дома актера, где проходила церемония вручения премии "Звезда Театрала", и, как видно, не совсем соответствовали торжественному моменту. "Управлять нами чурки-табуретки не могут", - сказал Любимов, выйдя на сцену. После церемонии, сбавив тон, он добавил: "В этих условиях мне нет смысла работать. О причинах я сказал со сцены. Я должен подписывать бумажки, по 300 в день, доказывать им, сколько и чего мне нужно. Это безобразие надо менять, иначе театр кончится".

В департаменте культуры Москвы, просматривающемся по ту сторону баррикад, не очень поняли возмущение Любимова. Глава департамента Сергей Худяков заявил, что никакого конфликта нет. "Если у Юрия Любимова есть вопросы, мы готовы встречаться и обсуждать их", - заявил он. Звучит довольно мрачно из уст человека, представляющего интересы властей, которые в 2009 году в ответ на просьбу организовать праздник в честь 45-летия Театра на Таганке посоветовали 92-летнему Любимову подождать еще пять лет до круглой даты.

Требования режиссера по форме своей могут навлечь обвинения в сумасбродстве - и то местами, но к содержанию претензий не предъявишь. "Я прошу создать минимальные условия, при которых возможно было бы управлять работниками, без чего невозможно создание спектакля на должном уровне в репертуарном театре", - заявил Любимов. Особенно он отметил отсутствие контрактной системы, что позволяет актерам в любой момент уезжать на съемки "бесконечных" сериалов, нарушая интересы театра.

Другая проблема - это федеральный закон номер 94 (о госзакупках), который обязывает театры проводить тендеры, например на поставку декораций, что, если отвлечься от очевидных помех творческому процессу, просто противоречит здравому смыслу. Против этого закона ранее выступали многие представители московской театральной общественности, призывая не уподоблять театры автомобильным заводам. Выступал и Любимов, только, может быть, не так резко.

Режиссер далеко не впервые вступает в открытое противостояние с властью. В 1980-х годах советские чиновники последовательно запретили несколько спектаклей Любимова и в 1984-м, когда он находился за границей, сняли его с должности худрука Театра на Таганке, а затем и вовсе лишили советского гражданства. В результате Любимов был вынужден ставить спектакли за рубежом, и его постановки, как драматические, так и оперные, пользовались огромным успехом. В 1989 году гражданство Любимова было восстановлено, и он вернулся, чтобы вновь возглавить созданный им театр.

Однако после возвращения все пошло не так. В 1992 году часть актеров театра во главе с Николаем Губенко, который в отсутствие Любимова два года занимал пост художественного руководителя театра, ушла и основала свой театр - "Содружество актеров Таганки". Несмотря на это Любимов продолжал ставить спектакли и регулярно устраивал премьеры. Всего за 46 лет существования Театра на Таганке Любимов поставил в нем более 60 спектаклей, но теперь возникла вероятность, что счет им не продолжится.

Строго говоря, о намерении уйти из театра Любимов публично заявил еще в ноябре, но тогда его слова прошли незамеченными. В интервью, опубликованном в Los Angeles Times, режиссер рассказал, что написал заявление об уходе в марте этого года. Реакция на этот шаг, по словам Любимова, была такой: "Мне позвонили 'сверху' и попросили немного подождать. Звонивший сказал: 'Сейчас не время'".

Это интервью представляет собой совершенно выдающийся образец разочарованности отдельно взятого человека в том, что происходит в России, и не только с театром. Причем выдающимся его делает не то, что говорится - все это в общем не ново, - а скорее сопоставление этих слов с масштабом фигуры Юрия Любимова. Чего стоит одно только признание человека, олицетворяющего российский театр, в том, что за рубежом ему всегда, в любые времена, работалось легче, чем в России.

Кто если не Любимов теперь имеет право открыто сказать, что российский театр оказался там, где оказался. И кому как не ему выступать в авангарде многочисленных на самом деле противников этой не слишком веселой ситуации. Какой аргумент может противопоставить Любимову тот же Худяков? Что он хочет с ним обсудить?

Несмотря ни на что Юрий Любимов все-таки продолжает работать в Театре на Таганке. Конечно, он подал заявление об отставке, но, кажется, захоти он уйти - ушел бы. Однажды этот театр отняли у него силой, но он вернулся по своей воле и прожил с ним не менее яркие 20 лет, чем те, которые предшествовали его изгнанию. Теперь, по словам супруги режиссера, в столичном департаменте культуры и вовсе хотят, "чтобы не было Любимова, а театр возглавлял другой человек, с которым было бы очень легко договориться". И этого произойти ни в коем случае не должно. Иначе театр кончится.