Взгляд в неразведанное

Разведка ФРГ открыла доступ историкам к своим архивам

Федеральная разведывательная служба ФРГ (BND) откроет свои архивы для историков. Исследователи получат доступ ко всем интересующим их документам. В архиве разведки Пуллахе уже подготовлены 5000 дел, в дальнейшем будут рассекречены еще 15000 досье. Во многом это стало возможно благодаря нынешнему шефу BND Эрнсту Урлау (Ernst Uhrlau), который еще в 2006 году объявил о начале систематического пересмотра истории разведслужбы. С другой стороны, решение открыть архивы совпало с серией громких разоблачений в немецких СМИ, сообщивших, в частности, что BND на протяжении 8 лет покрывала нацистского преступника Адольфа Эйхмана, а также использовала в качестве своего агента бывшего гестаповца, "лионского палача" Клауса Барбье.

Каков будут результат сотрудничества историков и разведчиков, предсказать не берется никто. Как отмечает Spiegel, вся затея носит весьма авантюрный характер для обеих сторон. В BND уже заявили, что не станут вмешиваться в работу историков, однако, при этом оговорились, что не все из доступных исследователям материалов будут обнародованы. Руководство разведслужбы может наложить вето, если сочтет, что разглашение тех или иных сведений, содержащихся в архивах, может поставить под угрозу национальную безопасность или безопасность частных лиц. Эрнст Урлау сказал об этом более обтекаемо: "Единственным ограничением вашей работы являются действующие законы. Как, впрочем, это и должно быть в ведомстве, которое действует в рамках права и законности".

Официальное соглашение между исследователями и BND пока еще не подписано, однако отмечается, что речь идет о простой формальности. Доступ к архивам будет предоставлен четырем известным историкам: Йосту Дюффлеру из Кельна (Jost Duelffer), Клаусу-Дитмару Хенке (Klaus-Dietmar Henke) из Дрездена, Вольфгангу Кригеру (Wolfgang Krieger) из Марбурга и Рольфу-Дитеру Мюллеру (Rolf-Dieter Mueller) из Потсдама. Выбор не случаен: по словам того же Урлау, авторитет этих исследователей служит доказательством их беспристрастности. Кроме того, они смогут привлекать к работе молодых специалистов, которые должны будут пройти жесткую проверку со стороны BND. Кандидатуры четырех историков уже вызвали небольшие нарекания. Так, эксперт по шпионажу Лутц Хахмайстер (Lutz Hachmeister) из берлинского института медиаполитики отметил, что к исследованию можно было бы привлечь более молодых исследователей, хотя, в целом, похвалил Урлау за благородные намерения.

Работа исторической комиссии рассчитана на четыре года. Историки намерены сконцентрироваться на первом периоде деятельности BND с 1947 по 1968 год , когда во главе разведслужбы ФРГ стоял ее основатель, генерал-майор вермахта Рейнхард Гелен (Reinhard Gehlen), во время Второй мировой руководивший 12 отделом Генерального штаба "Иностранные армии Востока" (Fremde Heere Ost - FHO). Соответственно, внимание историков будет в первую очередь обращено на создание под патронажем США предшественницы современной федеральной службы, так называемой организации Гелена, которая лишь в 1956 году была передана под контроль немецкого правительства, получив свое современное название BND. Наиболее интригующим является вопрос о том, сколько бывших нацистов и лиц, замешанных в военных преступлениях, нашли прибежище в западногерманской разведке.

Утверждение о том, что в разведке ФРГ в первые послевоенные десятилетия было полно бывших нацистов, на прошлое которых власти закрыли глаза, чтобы воспользоваться их профессиональными навыками, распространено очень широко. Во времена "холодной войны" эта тема активно подогревалась политиками и спецслужбами ГДР, чтобы дискредитировать своего главного соперника. И, в принципе, не без оснований, доказательством чему служит ряд громких скандалов, как, например, скандал 1961 года вокруг Йоганнеса Клеменса (Johannes Clemens), который, как оказалось, до 1945 года являлся сотрудником РСХА и был известен под прозвищем "тигр из Комо" за зверства, совершенные в Италии. Известно также, что в 1963 году в самом BND был создан секретный "Отдел 85", которой за два года работы выявил в рядах разведки около 200 бывших сотрудников РСХА, замешанных в преступлениях нацизма. Тем не менее, систематически этот вопрос еще не изучался.

Разумеется, предстоящее исследование не сможет ограничиться лишь изучением нацистского прошлого BND. Указанный период - с основания до 1968 года - пришелся на самый пик "холодной войны". Поэтому не в меньшей степени историков интересует, насколько эффективно работала западногерманская разведка на этом этапе и против кого. Официально главной задачей BND была внешняя разведка. Однако разведслужба не в меньшей степени интересовалась ГДР, которая, согласно принятой в ФРГ доктрине, "заграницей" не считалась. Кроме того, в самой ФРГ у BND была разветвленная сеть агентов. В прошлые годы неоднократно сообщалось, что ряд журналистов таких немецких изданий, как Welt, Spiegel или Zeit, поддерживали тесные контакты с BND. Некоторые видные западногерманские политики, по непроверенным данным, также являлись осведомителями BND. В результате работы историков в архивах все эти предположения могут обрести ясные очертания, и не исключено, что будут названы конкретные имена.

Насколько готова немецкая разведка к возможным разоблачениям? Очевидно, что многие из них могут оказаться достаточно болезненными, как, например, всплывшие в январе этого года усилиями журналистов Bild и Spiegel эпизоды, связанные с именами Адольфа Эйхмана и "лионского палача" Клауса Барбье. О том, что немецкая разведка узнала о местонахождении Эйхмана, причастного к убийству 4 миллионов евреев, еще за два года до того, как в 1958 сообщила об этом коллегам из ЦРУ, было известно давно. Между тем журналисты Bild нашли в документах упоминание о том, что сотрудники организации Гелена напали на след Адольфа Эйхмана еще раньше - в 1952 году. На одной из карточек в картотеке BND значится буквально следующее: "Штандартенфюрер Эйхман находится не в Египте, а живет под именем Клеменс (Clemens) в Аргентине. Адрес проживания Эйхмана знает редактор немецкоязычной газеты Der Weg".

"Лионский палач" Клаус Барбье. Фото с сайта bitsofnews.com

Тем не менее, на протяжении последующих лет немецкая разведка хранила эти сведения в тайне. Почему, пока так и остается неизвестным. Со своей стороны издание Welt отмечает, что речь, скорее всего, не идет о сознательном укрывательстве преступника. Причины гораздо более прозаичны: когда разведка ФРГ обнаружила Адольфа Эйхмана, его никто не искал, даже в Израиле, где он впоследствии был осужден и казнен. Имя Эйхмана всплыло на Нюрнбергском процессе, но потом очень быстро забылось. В 1952 году бывший нацистский преступник не интересовал никого за исключением Симона Визенталя, однако все усилия последнего привлечь внимание американских или даже израильских властей к поискам не увенчались успехом. Но если в деле Эйхмана, по-видимому, нет ничего сенсационного, то открывшееся сотрудничество с Клаусом Барбье действительно бросает тень на прошлое BND.

Как стало известно журналистам Spiegel, Клаус Барбье, который в 1942-44 годах возглавлял гестапо во французском Лионе, был завербован BND в 1966 году и проходил по документам как агент "Орел" ("Adler") под номером V-43118. В характеристике отмечались его "истинно немецкий образ мыслей" и "решительный антикоммунизм". Проживая в Боливии, Барбье поставлял сведения о состоянии боливийской армии. После вербовки он был назначен главой боливийского представительства одной фирмы из Бонна, которая занималась сбытом лишних боеприпасов, произведенных для бундесвера. Гонорар перечислялся ему через филиал лондонского Chartered Bank в Сан-Франциско. BND прекратила работать с Барбье зимой 1966-67 годов. К этому времени французский суд уже заочно приговорил "Лионского палача" к смертной казни: сотрудничество с ним стало слишком рискованным. Клаус Барбье был выдан Франции в 1983 году и скончался во французской тюрьме в 1991-м.

Сколько еще подобных эпизодов скрывают архивы BND, неизвестно. В принципе, некоторые специалисты настроены довольно скептически, отмечая, что секретных компрометирующих документов в архивах не так много, потому что по большей части они были уничтожены. Есть еще одна немаловажная деталь. В отличие от восточногерманской "Штази", где документировался каждый шаг, делопроизводство в BND было более упрощено. Как отмечает Welt, лишь в центральном бюро BND велся строгий учет документов, а многочисленные филиалы на местах зачастую вообще не посылали в центр письменной отчетности или делали это нерегулярно. Исследователей, впрочем, ждет множество других препятствий. Помимо секретных сведений, которые в BND могут запретить к обнародованию из-за соображений государственной безопасности, в документах может встретиться упоминание источников информации, для которых срок давности четко не определен и может составить от 40 до 60 лет.

Наконец, сам Эрнст Урлау в конце 2011 года должен будет покинуть пост председателя BND, а у его преемника могут оказаться куда менее либеральные взгляды на исследовательскую работу в архивах разведки. Наконец, нельзя сбрасывать со счетов Ведомство федерального канцлера, которому подчинена BND. Там уже не раз пресекали планы Урлау, и лишь недавно ему удалось заручиться поддержкой, что в принципе и сделало возможным допуск историков к архивам. Иными словами, работы по согласованию будет не меньше, чем работы в архивах. Высказываются опасения, что с исследованием начального периода деятельности BND может получиться то же самое, что и с исследованием нацистского прошлого министерства иностранных дел Германии, которое в октябре 2010 года было представлено с большой помпой, однако позднее было раскритиковано, как слишком поверхностное. Очевидно, что всех своих секретов BND раскрыть не сможет. Но, с другой стороны, на читательском интересе это никак не скажется.

Мир00:01 1 ноября
Обложка комикса Is This Tomorrow?

Ленина на них нет

Американцы полюбили социализм. Советский Союз не понадобился