Новости партнеров

Обтягивающее не носить

Церковь взялась за внешний вид россиян

В начале недели российскую общественность всколыхнули высказывания протоиерея Всеволода Чаплина о том, что в России неплохо бы ввести общенациональный дресс-код. Чаплин уже не впервые обращает пристальное внимание на то, как одеваются россияне (и в особенности россиянки), однако на сей раз помимо ожидаемого протеста со стороны светской части населения протоиерей был вознагражден поддержкой представителей других религий.

Идея ввести в России дресс-код родилась у главы синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Всеволода Чаплина в конце 2010 года в ходе дискуссии по поводу того, что женщина в мини-юбке теоретически может спровоцировать неустойчивого мужчину на преступление. По мнению протоиерея, откровенно одетая дама не должна удивляться, если ее вдруг изнасилуют - мол, раньше надо было думать о своем внешнем виде.

Некоторые истолковали высказывания Чаплина как оправдание насилия над женщинами, после чего в интернете появилась онлайн-петиция к патриарху Кириллу. Подписавшиеся под обращением (2300 человек) попросили РПЦ прекратить пропаганду дискриминации в отношении женщин и принести публичные извинения за недопустимые в современном обществе заявления.

Чаплин, которому авторы петиции справедливо напомнили, что внешний вид человека - это его частное дело, попытался оправдаться тем, что имел в виду совсем другое. "Где в моих словах увидели оправдание изнасилования, я не понимаю. Изнасилование - это преступление, оправдания которому нет. Тем не менее очевидно, что женщина, ведущая себя развязно, одетая как проститутка, а тем более пьяная и пристающая к мужчинам, не достойна никакого уважения и не права в любом случае, вне зависимости от того, изнасиловали ее или нет", - заявил протоиерей порталу "Православие и мир".

Однако тема того, во что одеваются миряне, показалась ему на этом не законченной, в связи с чем 18 января Чаплин написал открытое письмо, адресованное "достоуважаемым дамам и господам хорошим". В этом послании протоиерей продолжил продвигать свой тезис о том, что "развязный внешний вид и развязное поведение - прямая дорога к несчастью". При этом, в случае с женщинами, речь шла уже не только об опасности быть изнасилованной, но и об угрозе не найти себе достойного спутника жизни.

"Женщина, условно одетая или раскрашенная, как клоун, женщина, которая таким образом рассчитывает на знакомства на улице, в метро или баре, не только рискует нарваться на пьяного идиота, но уж точно не найдет себе в спутники жизни мужчину, имеющего хотя бы зачатки разума и самоуважения. Найдет, может быть, трезвого идиота, но разве его она по-настоящему ищет?" - усомнился Чаплин.

Ответил протоиерей и на тезис о том, будто внешний вид является частным делом каждого. "Во все времена, у всех народов внешний вид человека не считался на сто процентов частным вопросом. Как женщины ведут себя в публичных местах, в институте, на работе - не только их 'личное дело'", - заявил протоиерей. Добавив, что мужчин это тоже касается: "Тип, одетый посреди большого города в шорты и майку, в треники и тапочки, точно так же не достоин уважения. Только жалости - если он бомж, например".

Все эти рассуждения и привели главу синодального отдела к выводу о том, что в стране пора вводить "общероссийский дресс-код". Что таится под этим расплывчатым определением, он предусмотрительно решил не объяснять, дав своим критикам простор для полета фантазии. Критиковать Чаплина оказалось просто - уж слишком провокационными были его заявления. Именно поэтому высказались практически все - от главы Московской Хельсинкской группы Людмилы Алексеевой до историка моды Владимира Васильева. Тон противников идеи указывать россиянам, как и во что одеваться, был примерно одинаковым: "ерунда", "бессмыслица", "фашизм".

С точки зрения здравого смысла, предложение Чаплина, безусловно, утопично. Для того чтобы воплотить его идею в жизнь, нужно не только переписывать Конституцию и кучу других законов, но и создавать специальные советы, которые будут утверждать "модный ГОСТ". В котором придется, видимо, прописывать длину юбок, глубину декольте, допустимую гамму цветов и пригодные к носке аксессуары. Если успеть до марта, то можно вменить в обязанность создаваемой в стране полиции следить за исполнением еще и этих стандартов. Попутно прописав кару за их нарушение в Гражданский, а то и в Уголовный кодекс.

Тем не менее, абсурдность идеи Чаплина смущает далеко не всех, и в некоторых кругах ее обсуждение ведется на полном серьезе. Во-первых, примечательно, что хоть патриарх на пресловутый дресс-код пока никак не отреагировал, его пресс-секретарь Владимир Вигилянский высказался в поддержку этого предложения. Уточнив в беседе с РСН, что этот дресс-код должен быть неписаным законом.

Во-вторых, неожиданную поддержку Чаплину оказал давний поборник естественной женской красоты Рамзан Кадыров. В интервью "Комсомольской правде" президент Чечни выразил удивление, что "призыв быть скромной, держаться с большим достоинством" вдруг стал "преступным посягательством на чьи-то права". А вслед за этим пришло и еще одно одобрение - со стороны Всероссийского муфтията.

"В нашей стране вплоть до начала 1990-х годов сохранялись понятия приличия в выборе одежды, и не случайно говорили, что 'встречают по одежке'. Именно поэтому не стоит в штыки воспринимать слова отца Всеволода Чаплина относительно провокационности в женском поведении", - заявил "Интерфаксу" глава исполкома Всероссийского муфтията, муфтий Пермского края Мухаммедгали Хузин.

Не остались в стороне и иудеи, которые в целом также согласились с идеей Чаплина. При этом пресс-секретарь главного раввина России Андрей Глоцер справедливо обратил внимание на то, что на пути выработки общего для всех дресс-кода возникнет много вопросов. "В России живут представители разных культур и вероисповеданий, и то, что является обязательным дресс-кодом для одних, совершенно не обязательно является таковым для других. Например, ношение шаровар принято среди части мусульманских женщин, но запрещено для иудеек", - сказал Глоцер "Интерфаксу".

Единство представителей трех столь разных, хоть и мировых религий по вопросу о введении дресс-кода для россиян поразительно. Однако удивляет не это. Удивляет другое: вместо того чтобы обсуждать две совершенно разные вещи - попытку ввести ограничение на "свободу одежды", с одной стороны, и отсутствие вкуса и понятий о нормальном внешнем виде у некоторых граждан, с другой, - критики и сторонники идеи Чаплина валят все в одну большую кучу. Становится еще интереснее, когда дискуссию о границах допустимого в стиле одежды пытаются увязать с демографической ситуацией в России.

Проблема российской действительности в том, что в ней десятилетиями убивалось всякое понятие о вкусе. Чтобы увидеть это, достаточно выйти на любую улицу любого города в стране и оглядеться по сторонам. Сложно представить, откуда у человека может возникнуть хотя бы минимальное чувство прекрасного, если его окружают серые пятиэтажки или, например, архитектура "лужковского стиля". Кроме того, если половина страны не вылезает из "удобных тренировочных штанов" и не смущаясь носит белые носки с черной обувью, то вторая половина неизбежно так или иначе оказывается под влиянием этой моды.

Доля мини-юбок в этом океане безвкусицы не так велика, как кажется Чаплину. И не от юбок, а именно от таких вроде бы не шокирующих мелочей, как тренировочные штаны в качестве выходной одежды, и берется то, о чем говорит протоиерей: вызывающе неприлично одетые люди в общественных местах. Тем не менее, для того чтобы противостоять этому злу, не имеет смысла вести речь о каких-либо дресс-кодах (читай, запретах и ограничениях). Для победы над "адом модельера" необходимо в течение нескольких поколений упорно воспитывать понятие стиля, которое не может появиться в человеке из ниоткуда. Принудительное насаждение вкуса (к тому же достаточно спорного), которое предлагает ввести РПЦ, этому не поможет.