Неправильный сигнал

Помощник президента предложил отменить стипендии

Помощник президента России по экономическим вопросам Аркадий Дворкович в интервью "Газете.ру" выступил с двумя неожиданными предложениями. Он высказался за создание министерства просвещения, которое сам же и согласился возглавить, и порекомендовал отменить стипендии для студентов, назвав их "неправильным сигналом".

Инициатива с созданием министерства просвещения (то есть школьного образования), которую Аркадий Дворкович обосновал тем, что у нынешнего Минобразования и науки слишком много функций, особого ажиотажа не вызвала. Желание сменить непонятную должность помощника на кабинет министра также никого не удивило. Другое дело, конечно, отмена стипендий. Чиновник против них, поскольку получается, "что ты за сам факт своей учебы получаешь компенсации". По словам Дворковича, стипендии нужно отменить, "если мы все считаем, что всего нужно добиваться своим трудом, что работать должно стать модным".

На повисший в воздухе вопрос "А жить-то на что?" помощник президента ответил весьма подробно: "Можно работать после учебы: на кафедре, в библиотеке, в кафе, переводы делать". Список предложенных вакансий этим не ограничился. "Если талантливый математик - может работать у своего профессора на кафедре, помогать делать исследования и получать за это деньги, - заявил Дворкович. - А если это будущий менеджер - может и в компании какой-то работать на два-три часа в день". По словам чиновника, "в каждом вузе должны быть сформированы такие возможности", ведь это "дешевле для налогоплательщиков". Особые надежды он возложил на образовательные кредиты.

Оба предложения Дворковича - плод его собственных размышлений. Обсуждающийся сейчас проект закона "Об образовании" не содержит упоминаний о министерстве просвещения и предусматривает получение студентами стипендий.

Логика проводимых в сфере образования реформ тоже пока не говорит о том, что Министерство образования планируется разделить на две структуры. Напротив, в марте 2010 года министерство приобрело более централизованный вид - были упразднены Федеральное агентство по науке и инновациям и Федеральное агентство по образованию, их функции были переданы самому министерству. Размножение федеральных ведомств противоречит и задаче сокращения численности чиновников, поставленной президентом России Дмитрием Медведевым. В школе сейчас действительно проводятся преобразования. В январе 2010 года президент утвердил инициативу "Наша новая школа". Однако для ее реализации создание нового министерства вроде бы не требуется.

Вопрос со стипендиями тоже вполне ясен. В сентябре 2010 года на встрече со студентами Института нефти и газа Сибирского федерального университета премьер-министр Владимир Путин признал необходимость повышения базовой стипендии, которая сейчас составляет 1100 рублей в месяц.

Собственно говоря, предложения Дворковича не были какой-либо разработанной программой, а представляли собой просто три абзаца текста. Чем именно он хотел бы заняться на посту министра просвещения, непонятно, в то время как отмену стипендий чиновник попытался обосновать более-менее подробно, что, однако, не спасло его от критики. Против этой инициативы уже высказались министр культуры Александр Авдеев (он попросил все-таки оставить стипендии для студентов творческих вузов), председатель комитета Госдумы по образованию Григорий Балыхин, председатель Совета ректоров вузов Петербурга Владимир Васильев и некоторые общественные деятели.

Есть подозрение, что столь экстравагантными высказываниями Дворкович решил разбавить свое довольно скучное и совершенно не откровенное интервью "Газете.ру". Ответы на остальные вопросы он дал в духе "у нас никогда не будет независимого суда, если мы не будем все рассматривать суд как независимый". Или: "все, кто наблюдают за ходом событий, продолжат это делать" (о суде над Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым).

Появились, впрочем, комментарии, согласно которым вопрос об отмене стипендий не является особенно острым, поскольку стипендий как выплат, позволяющих как-то жить во время учебы, в России все равно нет. Существовать на тысячу рублей невозможно никаким доступным человеку способом (например, прожиточный минимум в Москве для трудоспособных людей - около десяти тысяч). То есть прежде чем реализовать предложение Дворковича - отменить стипендии, их надо было бы сначала заново ввести, то есть повысить до приемлемого уровня.

Возникает и другой вопрос. Как быть с общежитиями для иногородних? Очевидно, это такой же вид поддержки, как стипендии. Их тоже отменить? В таком случае Москва, главный научный центр страны, окажется закрыта для молодых людей из провинции, поскольку снимать в столице нечто, хотя бы отдаленно напоминающее жилье, большинство потенциальных студентов не сможет. Получается, что судьба человека будет полностью зависеть от папы с мамой, а не от "своего труда", к чему призывает помощник президента.

Кредит на обучение - не выход. Обучившись одной специальности (юридической и экономической, например), студент сможет отдать свой долг банку за сколько-нибудь приемлемый срок. Но если молодой человек после окончания, скажем, исторического факультета пойдет работать по специальности в архив на зарплату тысяч этак в восемь рублей, никакого кредита он не отдаст никогда. Но разве это значит, что нужно оставить без сотрудников все архивы, библиотеки и музеи? А ученые с их знаменитой зарплатой в районе 400 долларов? А учителя с пятью тысячами рублей в месяц? Они тоже должны будут брать и отдавать образовательные кредиты? Кто им эти кредиты даст? Что до математика, на кафедре у которого, по мнению Дворковича, может подрабатывать студент, то возникает вопрос - сам-то математик на что живет, если только не на американский грант? Григорий Перельман объяснил свой отказ от премии в миллион долларов несогласием с присудившим их ему институтом, но, может, российский ученый просто забыл, что такое деньги, отвык от них?

Откуда у Дворковича взялись подобные идеи, понять можно. Существует маленький мирок ученых-экономистов, которые получают от правительства хорошие гранты и неплохо при этом зарабатывают. Их студенты имеют перспективы устроиться на очень престижную работу, они могут взять и отдать какие угодно образовательные кредиты. То же касается некоторых учебных заведений двух-трех других направлений. В этом мирке и обитает помощник президента, который экстраполировал свой жизненный опыт на всю российскую реальность. Но то, о чем он думает, когда говорит о высшем образовании - это исключение, а не правило.

Размер стипендий уже оказался одним из важных пунктов критики законопроекта "Об образовании". Коммунисты предложили установить социальную стипендию на уровне прожиточного минимума, а обычную стипендию на уровне 80 процентов от него. Кроме того, они хотят иначе подойти к образовательному кредиту и установить, что его нужно будет погашать только при наличии у выпускника зарплаты не менее чем в пять прожиточных минимумов.

Конечно, какая-то правда в словах Дворковича есть. Звание студента обесценилось совершенно после того, как появилась масса учебных заведений, именующих себя высшими, но таковыми не являющихся. Изначально предполагалось, что стипендия - это помощь талантливому человеку, который не может учиться за собственный счет. Но как только поступление в вуз перестало требовать особых талантов, то, действительно, начало казаться, что стипендия - пустая трата денег. Но из этого вовсе не следует, что надо отменить стипендии. Просто нужно что-то делать с расплодившимися молодежными клубами под институтскими вывесками.

Единственным результатом заявлений Дворковича, как их ни понимай, видимо, станет рост опасений тех, кто считает, будто правительство взяло курс на полную коммерциализацию образования. В этом ключе оппоненты Кремля и Белого дома и понимают последние законодательные инициативы. Представители правительства не раз заявляли, что отказываться от бесплатного образования никто не собирается. Дворкович своими высказываниями значительно осложнил им работу по пропаганде реформ.