Фактор страха

Арабские лидеры один за другим бросились проводить реформы

Демонстрант во время стычек на площади Тахрир в Каире 3 февраля. Фото (c)AFP

Успех революции в Тунисе, а также события в Египте, где разгневанные граждане вот-вот вынесут президента из дворца, не на шутку напугали авторитарных правителей многих ближневосточных стран. За последние дни сразу несколько арабских лидеров объявили о намерении провести демократические реформы уже в ближайшее время.

Из-за бурлящей египетской революции многие не обращают внимания на быстрое развитие более широкого процесса, важной частью и двигателем которого эта революция является. Речь идет о коренных переменах во всем регионе. В западной прессе происходящее все чаще называют "кризисом системы" и даже "концом американского Ближнего Востока".

После того как "рвануло" в Тунисе, в головах арабов из других стран сработал некий переключатель: они поняли, что добиться смены режима вполне возможно. Вековой страх перед президентом/эмиром/королем пропал. В том, что Тунис - это только начало, никто даже не сомневался.

Но революция в Египте все равно стала неожиданной: дело в том, что режим Хосни Мубарака считался едва ли не самым стабильным. Организованной оппозиции в стране не было, египетские спецслужбы и полиция жесточайше подавляли любое инакомыслие, армия, модернизированная на американские деньги, считалась надежной опорой правительства, положение на международной арене было безоблачным. Даже экономика, хотя и оставалась слабой, все же росла быстро и уверенно.

В результате египетские волнения "проспали" все - и местные спецслужбы, и иностранные разведки, и многомудрые аналитики. Это обстоятельство, в сочетании с лидирующим положением страны в арабском мире, для многих стало сигналом: если такое случилось в Египте, то уже никто не застрахован.

Правда, осознание этого пришло не сразу. В уход казавшегося незыблемым Мубарака долго никто не мог поверить. Но когда до арабских лидеров, наконец, дошло, что их египетскому коллеге, скорее всего, до конца срока на посту не досидеть, их объял страх за свою власть, быстро сменившийся лихорадочным поиском путей спасения.

Причем опасения были не беспочвенны: в Иордании, Алжире, Сирии и Йемене быстро отыскались собственные "революционеры", решившие повторить Тунис и Египет у себя дома. А это уже не шутки.

Первым сориентировался король Иордании Абдалла II. Как только на улицах стали собираться демонстранты, требующие перемен, он отправил в отставку правительство и пообещал, что новый кабинет министров проведет реформы. Надо сказать, что у иорданского короля, который ведет свой род непосредственно от пророка Мухаммеда, ситуация самая простая. Непосредственно его не собираются свергать даже самые радикальные исламисты: король неприкасаем. Но антиправительственные беспорядки были вполне вероятны, так что монарх сыграл на упреждение.

Акция протеста в столице Йемена Сане. Фото (c)AFP
Акция протеста в столице Йемена Сане. Фото (c)AFP

Вторым навстречу пожеланиям сограждан пошел йеменский диктатор Али Абдулла Салех, правящий своей страной уже 32 года. Он пообещал, что в очередной раз в 2013 году на пост президента баллотироваться не будет. Оперативность его реакции тоже объяснима: Йемен - самая бедная и нестабильная страна Аравийского полуострова, раздираемая сразу двумя сепаратистскими конфликтами и считающаяся едва ли не главной базой "Аль-Каеды". Кроме того, у многих йеменцев есть огнестрельное оружие, поэтому метанием камней (как в Египте) там дело бы не ограничилось. Но демонстранты уже вошли во вкус и Салеху навстречу идти не собираются, требуя немедленной его отставки. Поэтому ситуация в Йемене на сегодняшний день все быстрее развивается по египетскому сценарию.

Свержение президента Сирии Башара Асада местные "несогласные" наметили на 4 и 5 февраля. Они призвали сограждан в эти дни прийти к местному парламенту, чтобы потребовать немедленной демократизации. Однако сирийский лидер тоже быстро сообразил, к чему дело идет. Через прессу (как местную, так и западную) он пообещал политические реформы и выделил четверть миллиарда долларов на субсидии самым бедным сирийцам. Пока это сработало: 4 февраля желающих его свергнуть не нашлось, хотя все еще может поменяться - Египет тому хороший пример.

Алжирский президент Абдельазиз Бутефлика стал пока последним из числа вспомнивших о народе арабских лидеров. При этом освежению его памяти поспособствовали не только беспорядки в Каире, но и действия собственных сограждан: в нескольких городах страны прошли акции протеста, а число алжирцев, решивших сжечь себя в людном месте, достигло десятка. Бутефлика, подумав, сообщил народу, что 19-летнее чрезвычайное положение будет скоро отменено, лидеры политических партий получат возможность выступить по радио и телевидению, а мирные демонстрации будут легализованы везде, кроме столицы.

Трудно объяснить это столь внезапное и массовое увлечение арабских лидеров демократией чем-либо иным, кроме страха разделить судьбу тунисского коллеги Зин эль-Абидина Бен Али, которого приютили в Саудовской Аравии. Возможно, жители стран, чьи руководители согласились немного ослабить железную хватку, и оценят такую щедрость. Но скорее всего - уже нет.

Дело в том, что никаких коренных противоречий, приведших к волнениям, обещания частичной демократизации не снимают. Благодаря высокой рождаемости, слабому развитию экономики и быстрому распространению современных средств связи во многих арабских странах образовалась критическая масса молодых людей, крайне недовольных положением вещей и прекрасно осведомленных о том, что жить можно гораздо лучше.

Их заботит не столько цена на хлеб, сколько возможность свободно выражать свои мысли, путешествовать по миру и делать карьеру. Поскольку архаичные клановые общества таких возможностей не предоставляют, выход молодежь видит в смене существующих режимов на более либеральные.

Поэтому косметический ремонт, предлагаемый большинством арабских руководителей, может дать лишь временное облегчение. Более того, примеры Туниса и Египта уже свидетельствует: поменять можно все, сразу и радикально.

Но такой подход пугает не только восточных президентов и королей, но и Запад. Растерянная и нерешительная реакция американцев и европейцев на арабские демократические революции - яркое тому свидетельство.

Беспорядки в Алжире. Фото (c)AFP
Беспорядки в Алжире. Фото (c)AFP

Объясняется это просто. В последние десятилетия (особенно после краха Советского Союза) в регионе вполне эффективно работала система, обеспечивающая стабильность и (что немаловажно) полностью устраивавшая Запад, отчаянно зависящий от импорта нефти.

Авторитарные режимы, которых в Вашингтоне уважительно называли "стратегическими партнерами", обеспечивали бесперебойную добычу и доставку углеводородов из нефтеносных районов Персидского залива. В обмен на топливо и лояльность они получали оружие, деньги и широкую международную поддержку. Все были довольны и счастливы.

Но силы, организовавшие революции в Египте, Тунисе и других странах, настроены подчеркнуто антиамерикански. Своих правителей они называют марионетками Вашингтона, сохраняющими власть за счет американской финансовой и военной помощи. В сущности, это не так уж далеко от истины. Египет, например, ежегодно получал от США полтора миллиарда долларов помощи, львиная доля которой шла на укрепление армии и полиции.

Причем антиамериканские настроения разделяют не только участники массовых манифестаций, но и большинство граждан тех стран, где начались волнения. Что именно учудят преемники авторитарных лидеров в области международных отношений, можно только догадываться. Но одно уже ясно: вести дела с демократически избранными правителями арабских стран для Вашингтона будет намного сложнее, чем с кучкой прикормленных диктаторов.

Именно поэтому американская пресса бьет в набат, призывая правительство своей страны как можно быстрее выработать новую политическую стратегию для Ближнего Востока. И именно поэтому обозреватели пишут о возможном крахе "американского порядка" в регионе.

При этом многие отмечают, что сложнее всего в обозримой перспективе именно тем арабским режимам, которые считались "стратегическими партнерами" Запада. Объясняется это их имиджем "марионеток" и "предателей" в глазах собственного населения. В целом, это подтверждается всем происходящим в регионе. Самая вестернизированная страна арабского мира - Тунис. Там революция увенчалась успехом. Главный получатель помощи и самый надежный арабский союзник США - Египет - на грани. Йемен - стратегический партнер Запада еще со времен "холодной войны" - шатается.

В то же время входящая в "ось зла" Сирия - держится. В Ливии, где у власти уже 40 лет находится эксцентричный полковник Каддафи - вообще все спокойно. Иран, хотя и не является арабской страной, в 2009 году с предельной жестокостью подавил начавшуюся было революцию.

В этой ситуации самым страшным развитием событий для Запада стало бы расширение протестных движений в монархиях Персидского залива. И не только потому, что это "мировая скважина". В Саудовской Аравии, Кувейте, ОАЭ очень сильны позиции радикальных исламистов, которые, случись чего, демократию у себя разводить не станут.

В общем, весь Ближний Восток сегодня стоит на пороге больших потрясений. Каким он из них выйдет, сейчас точно не скажет никто. А неизвестность, как известно, пугает сильнее всего.

подписатьсяОбсудить
Метамфетаминовая эпидемия
Во все тяжкие пустились страны, о которых вы и не думали
Итальянский афтершок
Землетрясение в Италии унесло жизни десятков человек
Нелетная погода
Почему Иран разрешил, а потом запретил России использование базы Хамадан
Землетрясение в центральной Италии
Погибли по меньшей мере 240 человек
Рыжая и бесстыжая
Чем модельер Соня Рикель удивила мир
Более лучше
Как изменилась уличная мода в Москве за 25 лет
Так поплаваем!
Какие новинки ожидаются на яхтенных шоу в Черногории и в Каннах
Пошли на тело
Как и зачем в России отмечают день тельняшки
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон