Задним числом

Счетная палата обнаружила многомиллиардные нарушения в Башкирии при Рахимове

Счетная палата России выяснила, что в последний год правления Муртазы Рахимова бюджету Башкирии был нанесен ущерб в 22,6 миллиарда рублей, что сопоставимо с пятой частью бюджета. Проверка расходования средств за 2009-2010 годы была начата в ноябре, давний вопрос приватизации республиканского ТЭКа она не затронула.

Как и следовало ожидать, основная часть нарушений (Счетная палата традиционно говорит именно о "нарушениях", подчеркивая, что речь не идет о воровстве) пришлась на сферу строительства. Как пишут "Ведомости", познакомившиеся с отчетом, вместо того, чтобы завершить строительство 371 объекта стоимостью 18 миллиардов рублей, было начато строительство еще 151 объекта. Другой пример - на документацию по адресной инвестпрограмме было потрачено 193,7 миллиона рублей, однако документация эта оказалась ненужной. Конечно, не обошлось без контрактов, заключенных при отсутствии аукциона. Минобрнауки республики заключило 34 таких контракта более чем на три миллиарда рублей.

Ранее новый президент республики Рустэм Хамитов, говоря о ситуации в строительной отрасли республики, отметил, что "мздоимство" в нем "стало нормой", а руководство соответствующего республиканского ведомства "беззастенчиво лоббирует интересы конкретных компаний". В общем, обычная история.

Главная особенность подобных разоблачений Счетной палаты состоит в том, что они никого ни к чему не обязывают. Речь о прямом хищении здесь, по всей видимости, не идет, а все остальное можно трактовать как угодно. Например, случай с тратой на ненужную документацию почти 200 миллионов рублей может оказаться как воровством (если никакие документы и не готовились), так и неизбежными издержками (если сначала решили что-то строить, а потом выяснилось, что построить задуманное по тем или иным причинам не получится). То же и со всем остальным — может, заброшенные объекты были не так уж и важны, а вновь начатые — необходимы, и так далее.

То есть уголовные дела по результатам этих проверок можно заводить, а можно и не заводить, проштрафившихся чиновников можно уволить, а можно и оставить. Казалось бы, к чему все это?

Однако смысл в проверках есть, и немалый. СМИ разглядели его быстро — речь, по-видимому, идет о давлении на бывшего президента республики Муртазу Рахимова, который, уйдя в отставку в июле 2010 года, согласно многочисленным свидетельствам, пытается сохранить влияние на ситуацию в Башкирии.

Нынешняя проверка Счетной палаты — далеко не первый случай, когда к прежнему руководству республики возникают претензии. В январе 2011 года неожиданно выяснилось, что бывший премьер-министр Башкирии Раиль Сарбаев в декабре 2009 года вроде бы как за бюджетный счет летал из Уфы в Вену и обратно без служебной необходимости. В феврале против него возбудили дело из-за того, что он, по мнению правоохранительных органов, регулярно утверждал акты по управлению госсобственностью, нарушающие антимонопольное законодательство.

Уголовные дела были возбуждены также против бывшего министра строительства, архитектуры и транспорта Равиля Ибатуллина, экс-главы минобразования Зинната Аллаярова и бывшего руководителя минтруда Рината Тимербаева. Первого подозревают в "халатности", из-за которой "одному из государственных унитарных предприятий" и бюджету Башкирии был нанесен ущерб примерно в 119 миллионов рублей, двух последних - в превышении должностных полномочий и ограничении конкуренции. Вдобавок в отношении должностных лиц республиканского минздрава расследуется уголовное дело о закупках компьютерных томографов по завышенным ценам (глава этого министерства ушел в отставку).

Пресса много писала о том, что у Рахимова обострились отношения с новым республиканским руководством, которое, в частности, попыталось получить контроль над благотворительным фондом "Урал", председателем совета которого является экс-президент. Подобная борьба, судя по всему, идет и за контроль над Всемирным курултаем башкир.

По-видимому, значение последнего института определяется тем, что он оказывает какое-то влияние на общественное мнение в республике. А с "Уралом" все гораздо интереснее. Как писал "Коммерсантъ", старый и новый президенты конфликтовали из-за двух миллиардов долларов, полученных за продажу шести предприятий республиканского ТЭКа. Уйти эти миллиарды должны были как раз в этот фонд. Соответственно, обе стороны хотели видеть в руководстве "Урала" своих сторонников.

В добавок ко всему, Рахимов является членом совета директоров компании "Башнефть", которая, как говорится на ее сайте, входит в топ-10 предприятий России по объему добычи нефти и в топ-5 - по нефтепереработке.

Ситуацию характеризует то, что не вмешиваться в дела республики Рахимова, видимо, специально попросили из Москвы. "У российского руководства есть четкая позиция, что в Башкирии не должно быть двух центров влияния, в том числе финансового, на общественно-политическую ситуацию, и бывшему главе республики об этом хорошо известно", - говорил заместитель главы администрации президента Башкирия Ростислав Мурзагулов (его высказывание цитировал "Коммерсант" в декабре 2010 года).

Мало того, что Рахимов пытается сохранить влияние в республике, он все еще продолжает критиковать руководство страны. "Считаю, что сейчас от федерализма отходим, - заявил он 31 января 2011 года. - В такой большой стране из одного кабинета всем управлять невозможно".

Что касается нынешней истории с проверкой Счетной палаты, следует отметить, что взаимоотношения Башкирии с этим ведомством имеют давнюю историю. В 2003 году Счетная палата назвала приватизацию башкирского ТЭКа "беспрецедентным случаем хищения активов из федеральной собственности". СМИ писали, что в результате приватизации контроль над республиканским ТЭКом достался сыну президента Уралу Рахимову. В конце концов, в 2009 году, контроль над предприятиями ТЭКа перешел АФК "Система". Однако, если вспомнить, что ни отец, ни сын после того заявления Счетной палаты не пострадали, можно оценить, чего стоят разоблачения этого органа. Интересно, что сейчас историю с приватизацией ТЭКа ревизоры вообще трогать не стали.

Совсем недавно Счетная палата выступила с еще более громким заявлением. Было объявлено, что при проверке расходования бюджетных средств, выделенных в 2008-2010 годах на транспортный комплекс Москвы, обнаружены нарушения на сумму 215 миллиардов рублей. Но речь опять же шла в основном о "нарушениях", то есть не понятно о чем. Например, говорилось, что нарушение указаний о порядке применения бюджетной классификации обошлось почти в 425 миллионов, а нарушение принципа "разграничения доходов, расходов, источника финансирования дефицитов бюджетов в межбюджетной системе РФ" - в 2,4 миллиарда рублей.

Московские разоблачения журналисты также сразу связали не с борьбой за прозрачность бюджетной системы, а с давлением на бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова. Сам Лужков, в отличие от Рахимова, никакого влияния в возглавляемом некогда субъекте федерации не сохранил. Однако не прекращаются разговоры о том, что в действительности надавить планируется на его супругу Елену Батурину с целью убедить ее расстаться с различными привлекательными активами.

В общем, картина с неожиданными разоблачениями, которые делает Счетная палата, получается грустная. Все происходит задним числом, когда глава региона свой пост уже покинул, да и то лишь в том случае, если с ним возникли какие-то проблемы. Подобная практика бросает тень не только на саму Счетную палату, но и на всю систему власти в стране.