Новости партнеров

Видите мост?

Алексей Навальный наконец встретился на дебатах с достойным соперником

Пятничным вечером 18 марта в зале ученого совета Высшей школы экономики подавали самое модное блюдо этого сезона - Алексея Навального. Три с половиной часа он с упорством, достойным, право же, лучшего применения, защищал федеральный закон номер 94 "О госзакупках". Впервые с начала своего крестового похода против "жуликов и воров" Навальный спорил с достойными оппонентами. И, по оценке корреспондента "Ленты.ру", проиграл дебаты. Но выиграл при этом гораздо больше.

Так сразу и не вспомнишь, какое еще событие в Москве в последнее время (ну, не считая футбола) удостаивалось такого количества прямых трансляций. Видео - от РИА Новости, Газеты.Ru, на сайте "Вышки", на телеканале "Дождь", плюс несколько текстовых онлайнов (в том числе и на "Ленте"), плюс десятки и даже сотни трансляций в Twitter как от участников действа, так и от телезрителей. И дело тут не только в популярности Алексея Навального, хотя в первую очередь, конечно, именно в ней. Важно и то, что сама эта форма подачи информации - текстовая прямая трансляция - стремительно входит в моду благодаря отчасти твиттеру, а отчасти расплодившимся онлайн-хроникам терактов, революций и стихийных бедствий.

Вряд ли публику так уж интересовала заявленная тема - планы замены нынешней системы госзакупок федеральной контрактной системой. Всех интересовал Навальный и как он будет "жечь".

Исходные позиции были следующие. В "Вышке" по заказу Минэкономразвития разработали концепцию закона "О федеральной контрактной системе". Алексей Навальный охарактеризовал этот документ как "законопроект в поддержку коррупции". Он особенно напирал на две вещи. Во-первых, что концепция "исходит из презумпции добросовестности заказчика", чего делать, по мнению Навального, ни в коем случае нельзя, поскольку за словом "заказчик" прячется чиновник, а добросовестный чиновник - это в современной России экзотика. А во-вторых, концепция предполагает отмену пресловутого 94-ФЗ "О госзакупках". Навальный, признавая несовершенство 94-ФЗ, настаивал, что он обеспечивает открытость данных и процедуры надзора, благодаря чему можно оперативно обнаруживать и пресекать многие махинации при госзакупках (чем, собственно, и занимаются Навальный и его команда в рамках проекта "РосПил"). Ректор "Вышки" Ярослав Кузьминов, со своей стороны, утверждал, что Навальный просто недопонял предлагаемую концепцию, что на самом деле она не расширяет, а сокращает возможности для коррупции. В итоге Кузьминов и Навальный договорились о публичных дебатах по этому вопросу.

Навальный всегда славился как блестящий оратор. Примерно за месяц до дебатов с Кузьминовым он разгромил, разделал, полил кетчупом и схарчил (в строго риторическом смысле, разумеется) председателя комитета Госдумы по экономической политике Евгения Федорова из партии "Единая Россия". Потом у Навального случилась еще довольно потешная полемика с Михаилом Дворковичем, из которой основатель "РосПила" снова вышел победителем в сверкающих доспехах.

"Вышка" подтянула против столь опасного оппонента значительные силы. Как будто мало было одного Ярослава Кузьминова, в зале присутствовали сразу два представителя Минэкономразвития - замминистра Алексей Лихачев и руководитель департамента по конкуренции Александр Пироженко; два пионера мониторинга системы госзакупок - Александр Малютин, заместитель главного редактора Forbes и создатель ЖЖ zakupki_news; и Иван Бегтин, создатель проекта "РосГосЗатраты", крупнейший специалист по открытым данным и давний критик Навального; разработчики концепции закона "О федеральной контрактной системе" во главе с Ириной Кузнецовой из "вышкинского" Института управления закупками и продажами; автор комментария к 94-ФЗ, завкафедрой предпринимательского права и ординарный профессор "Вышки" Оксана Олейник. Пришли и многие другие в высшей степени уважаемые эксперты, в частности, директор российского центра Transparency International Елена Панфилова.

Не то чтобы все они разом набросились на Навального и растерзали его. Но из-за того, что "Вышка" ограничила доступ в зал (желающих оказалось слишком много), он остался без благожелательной публики, которой прекрасно умеет манипулировать, и вынужден был погрузиться в профессиональный разговор о юриспруденции, экономике, государственном управлении и тому подобном. Навальный держался вполне достойно, однако главного своего козыря - пыла народного трибуна - он оказался лишен.

Пересказывать весь трехчасовой спор о достоинствах и недостатках госзакупок и федеральной контрактной системы бессмысленно. Тем более что концепцию, разработанную в "Вышке", сейчас активно правят и в Минэкономразвития, и в той же "Вышке". По замыслу авторов концепции, ФКС вместит в себя все то хорошее, что есть в 94-ФЗ, и при этом значительно расширит и сферу регулирования (кроме размещения заказов - еще и их подготовку и исполнение), и возможности заказчиков и поставщиков (чтобы не покупать по одним правилам мазут, канцелярские скрепки и реактивы для научных лабораторий). Навальный же, уподобив 94-ФЗ дрезине, которая худо-бедно, но едет, отказывался верить в то, что "Вышке" и МЭРу удастся вместо нее соорудить "летучий корабль" в виде ФКС. Он всячески подчеркивал, что в госзакупках по 94-ФЗ коррупции гораздо меньше, чем в закупках госкомпаний, которые под его действие не подпадают. Разошлись (в половине одиннадцатого вечера пятницы) все при своем.

Вполне понятно, что дебаты эти затевались не для того, чтобы кого-то в чем-то переубедить, а прежде всего для того, чтобы затеять публичную дискуссию об объективно назревшей реформе госзакупок. Ну да, еще, конечно, чтобы дать отлуп Навальному, наехавшему на "Вышку", но это, хочется надеяться, было все же не основной целью. Счет на дебатах никто, конечно, не вел, но по субъективному ощущению корреспондента "Ленты.ру", в итоге Алексей Навальный проиграл сборной Высшей школы экономики и Министерства экономического развития. Проиграл не нокаутом, а по очкам и совсем не разгромно. Если бы в зале было больше активной публики, склонной воодушевлять спорщиков аплодисментами и задавать нормальные человеческие вопросы, - выиграл бы. Такое поражение, надо заметить, стоит многих побед.

Однако, вне зависимости от исхода конкретных дебатов, даже вне зависимости от результатов работы проекта "РосПил", свою главную победу на поприще борьбы с коррупцией Алексей Навальный уже одержал. Он создал вокруг злоупотреблений в государственном и окологосударственном бизнесе небывалый ажиотаж. Его упрекают в том, что он обращает внимание лишь на те факты, которые могут вызвать эмоциональную реакцию у широкой публики (какой-нибудь очередной круг для министерского унитаза, инкрустированный бриллиантами), тогда как главное воровство в госзакупках происходит там, где его может обнаружить только въедливый специалист, а человеку "с мороза" надо будет еще битый час объяснять, кто, где, сколько и как украл. Да, Иван Бегтин, гордящийся тем, что "не пиарится", спас гораздо больше денег налогоплательщиков, чем Навальный. Но кто знал об этом, пока не появился Навальный? Нужен был Навальный с его харизмой и склонностью к эпатажу, громкий и не всегда вежливый Навальный, чтобы проблема была осознана за пределами узкой прослойки деловых журналистов и специалистов по открытым данным.

"Тихий" Иван Бегтин лучше отловит злоупотребления. Относительно "тихий" Ярослав Кузьминов лучше придумает концепцию закона. Но только "громкий" Навальный дает надежду, что вся эта высокопрофессиональная ловля блох будет не напрасна. Усилия любого отдельного профессионала всегда можно свести на нет. Для системных сдвигов нужна общественная поддержка, то есть трибуны вроде Навального. Так что хорошо бы эти люди почаще собирались в одном зале.