Новости партнеров

Исходный код

KoD: новый проект музыкантов Tequilajazzz

Дуэт KoD - новая творческая единица на музыкальной сцене Санкт-Петербурга. Впрочем, люди, играющие в нем, все сплошь известные - гитарист Константин Федоров и барабанщик Александр Воронов из Tequilajazzz. KoD стал первой весточкой от музыкантов этого коллектива, распавшегося летом 2010 года. Следом за ним почти синхронно появился Zorge Евгения Федорова.

В середине декабря KoD дал свой первый концерт в Москве, который уже оброс легендами, поскольку сопровождался техническими проблемами: у музыкантов вышла из строя почти вся аппаратура - компьютер и сэмплер. Это обстоятельство отложило запись дебютного альбома, но к счастью не сказалось на выступлениях KoD.

В очередной приезд дуэта в столицу музыкальный обозреватель "Ленты.Ру" выбрался на концерт KoD и пообщался с музыкантами.

"Лента.Ру": Для начала расскажите о вашей текущей деятельности. Чем сейчас живет KoD? Насколько активно вы концертируете? Записываете ли что-нибудь?

Константин Федоров: Для группы, которая только что появилась, мы достаточно много концертируем. Получается по два-три концерта в месяц. Правда, в основном это родной город и Москва. Остальные пока ждут. Что касается записи, мы начали записываться, но потом случился тот славный концерт в Москве, когда все умерло...

Александр Воронов: Когда нас атаковали космические кракозябры...

КФ: На самом деле, все это лежало мертвым грузом до позавчерашнего дня. Нам никак не удавалось решить эту техническую проблему, и поэтому мы не могли редактировать старые и создавать какие-то новые электронные вещи, просто потому что у нас сейчас нет финансовой возможности пойти в магазин и купить другой компьютер.

Л: А можно для непосвященных, что за инструменты вы используете на концертах? Манипулирование этими коробочками довольно эффектно смотрится.

АВ: Это будет реклама. Мы сегодня как раз должны были встретиться с представителями этой компании.

КФ: Все равно это в нашей группе написано. Это фразовый сэмплер фирмы Roland. В нем, в частности, есть встроенный монофонический синтезатор, который среди прочего эмулирует терменвокс.

Л: Получается у вас процентов 80-90 музыки на нем завязано?

КФ: Ну, да, из сэмплера идет очень многое. Но дело ведь в том, что мы все эти куски сами записываем и туда вкладываем, а потом ими и играем. Мы не можем большой коллектив собрать по двум причинам. Большой коллектив, как правило, это большой бюджет для поездок. Организаторы концертов, естественно, боятся, особенно, когда группа неизвестная. Чем меньше народу, тем им легче устроить концерт в техническом плане: привезти, поселить, накормить и так далее. Это первое. А второе. Не знаю, я довольно истеричной личностью в последнее время стал, мне не хватает терпения, чтобы долго человеку объяснять, что и как я хочу, чтобы он сыграл. Поэтому мне проще это самому сыграть и вложить в сэмплер. По большому счету, мне кажется, что если собрать еще двух-трех музыкантов и написать им аранжировку, то в принципе это не сильно будет отличаться от того, что мы делаем сейчас.

Л: У вас же там не все синтезированные звуки?

КФ: Ну, естественно, я играю на гитаре и прочем. Там не голая электроника, нет.

Л: Понятно. А кто является автором этого материала? Вы вместе пишете и аранжируете?

КФ: Вместе, да, конечно. Я приношу какую-то там основу, заготовки, но потом мы начинаем это исполнять вместе, и уже становится яснее, что лишнее, а чего не хватает. Соответсвенно, вместе коллегиально решаем. Или, допустим, я могу чего-нибудь насочинять, а Александру это либо не нравится, либо в электрическом виде это гораздо проще наколотить, чем руками сыграть. Естественно, мы меняем, чтобы это можно было сыграть. Рахманинов, кстати, славился тем же. У него некоторые пьесы тоже сложны для исполнения, и не все музыканты их играют. Правда, он не на компьютере писал. Рахманинов их не переделывал, мы такую возможность имеем, ну мы, правда, и не Рахманинов (смеется).

Л: А эти песни, которые вы сейчас играете на концертах, они новые или старые? Пробовали ли вы их реализовать в рамках "Текилы"?

КФ: Нет, в рамках Tequilajazzz, нет. Потому что в той группе как-то так сложилось, что основным композитором и автором был Евгений Федоров. В "Текиле" я только музыку к одной песне написал - это был "Абориген". Остальное все Евгений сочинил, мы только участвовали в аранжировке. Группе Zorge сейчас в этом отношении легче, потому что в свое время Tequilajazzz, как сейчас модно говорить, была брендом, и главным действующим лицом этого бренда был Евгений. Конечно, ему проще, на его концерты ходит много людей. Мы ни лицами бренда, ни авторами не были...

Л: Для настоящих поклонников вы все равно все любимы. Понятно, что в массовой культуре те люди, которые немного слышали про Tequilajazzz, они максимум вспомнят Евгения. Потому что это человек у микрофона, на него больше падает свет софитов, он поет и говорит. Вот и все, наверное, такая психология срабатывает.

КФ: Дело в том, что он заявляет, и в принципе он имеет право это делать, что Zorge продолжает традиции группы, канувшей в Лету. А зачем нам пытаться продолжать то же самое?! Мне кажется, это будет немного анекдотично и смешно смотреться, когда группа распавшись на две, начнет наперегонки воспроизводить то, что было раньше. Тем более, что у нас все равно это получится по-другому, как бы мы не хотели быть близки к оригиналу.

Л: То есть у вас сознательный уход от стилистики "Текилы"?

КФ: Да, поскольку мы поняли, что для нас смысла пытаться продолжать традиции "Текилы" нет, то мы решили поступить радикальным способом и максимально развернуться от того, что мы делали раньше. Не потому что нам не нравится то, что мы делали раньше, а просто чтобы это было совсем другое. Не знаю, насколько хорошо это у нас получается.

Л: Значит вы слышали Zorge?

КФ Да, мы были на нескольких концертах.

Л: Вы поддерживаете отношения?

КФ Да, конечно, отношения поддерживаем.

Л: Ну и как вам нынешнее творчество Евгения?

КФ: Несколько песен мне очень понравились.

Л: Немалая же часть песен - это старый материал Tequilajazzz времен "Выше осени" и "Журнала живого".

КФ: Ну опять же повторюсь, Евгений ведь автор. Нам бы было не очень правильно играть эти песни, а он, почему нет, пусть играет. Тем более, что люди хотят их слышать. Это его право, его песни, он может с ними делать все что угодно.

Л: А Женя у вас на концертах был?

КФ: Тоже был.

Л: Как он отзывался о вас?

КФ: Мне он лично ничего не говорил. Но и ничего плохого, по крайней мере, он точно не говорил, это я могу сказать определенно. Впрочем, музыка же вообще вся делится на два типа: на "нравится" и "не нравится". Поэтому вполне допускаю, что ему это может не нравиться. И в этом ничего страшного нет, потому что мы еще будучи вместе в Tequilajazzz неоднократно заявляли, что мы разные люди с очень разными вкусами и каждый слушает какую-то свою музыку. Поэтому ему вполне может не нравиться. Я больше скажу, пока у нас случился этот вынужденный простой, мы как следует прислушались к тому, что мы делаем, и нам самим уже много чего не нравится.

Л: Так, с группой KoD теперь все ясно, с группой Zorge тоже ясно. А чем сейчас занимается Олег Баранов?

АВ: Он сотрудничает с группой Padla Bear Outfit. Они сейчас записали прекрасный сингл из четырех песен. Я послушал, это очень-очень круто. Сходил на концерт в клуб "Грибоедов", великолепный коллектив. Они сейчас самые модные.

Л: Я слушал их сборник, который выходил на "Союзе". С трудом, честно говоря, дослушал до конца. Я пока не очень понимаю эйфорию по поводу их, видимо, надо посмотреть живьем.

АВ: Живьем рекомендую. Они жгут, такие хулиганы. Смотрится это отлично.

Л: А в каком качестве Олег сотрудничает с этой группой?

АВ: Он записывает их.

КФ: Он продюсер и звукорежиссер.

Л: У Padla Bear же вроде такая эстетика лоу-фай. Чем хуже записано, тем лучше.

КФ: Ну они же записываются не на студии, а в "Юбилейном", где мы репетировали. Там у нас напротив прокатная фирма, и есть комната, которую они оборудовали под как раз такую лоу-фай студию и там этот сингл и записали.

Л: Вы сейчас только музыкой занимаетесь?

КФ: Да, пока нас терпят наши родственники, занимаемся только музыкой.

Л: А как вы планируете выпустить альбом? Сейчас же полный крах в индустрии. Музыкант платит деньги за выпуск CD, а все равно все качают бесплатно в интернете. Будете ли вы делать CD или сразу выложите в интернет бесплатно?

АВ: Мы сделаем и так и так. Но прежде выпустим сингл.

КФ: Просто мы дружим с одним изданием. Пока все толком не случилось, не будем называть, с каким. Они предложили нас выпустить сингл, который будет продаваться вместе с журналом.

Л: Хороший способ распространения музыки, да.

КФ: То есть это не коммерческая акция, а именно рекламная.

АВ: Вот как Нестеров с "Лентой.Ру" сделал, например.

Л: Пока каких-то конкретных планов по альбому у вас нет?

КФ: Ну вот позавчера приехало все железо, сегодня починили то, что сгорело в декабре. Приедем домой, будем записывать. На том концерте в Москве мы анонсировали альбом под названием "Без тока", там участвуют только акустическая гитара и барабаны. Просто мы решили, раз железа никакого нет, давай писать акустику. Две песни мы уже записали, одну свели, вторую осталось немножко доделать. Думаю, за пару следующих недель мы в принципе успеем сделать еще две, и сингл будет готов.

Л: Это то, что выйдет с журналом?

КФ: Может быть. Вообще с журналом подразумевался электрический сингл, поэтому я не знаю. Мы с ними поговорим, что им больше понравится.

АВ: Мы очень рады, что много людей к нам по-хорошему относятся. Например, поскольку у нас все очень дорого в связи с нашей таможней, бешенные накрутки на всю эту аппаратуру, нам все привезли из Америки, наш очень хороший друг, доктор Дорофеев. Сейчас он организует очень интересный Фонд культурных инициатив Pride Media, он потихонечку начнет развиваться, там будут художники, артисты, музыканты. 15 апреля устраивается фондом небольшой фестиваль в клубе "Грибоедов", благотворительный концерт в помощь детскому приюту. Мы будем играть, группа "Колыбель", "Солнечный удар" и Skafandr.

Л. Хорошие все группы.

КФ: А потом мы сейчас в такой ситуации находимся... С одной стороны, это самоирония, с другой стороны, это по большому счету правда. Мы себя называем молодой группой, ну в смысле, группа молодая, люди немолодые. И как молодая группа мы теперь играем концерты. То есть первые концерты были сольные, а потом уже стало понятно, что пока на нас народу ходит немного, и, соответственно, к нам приклеивают или нас приклеивают еще к паре-тройке коллективов, с которыми мы выступаем вместе. Получается, мы по-новому начинаем все. Как "Текила" начиналась в "Там-Таме", мы играли там сборные концерты с разными группами. Теперь у нас получается вторая молодость (смеется).

АВ: В этом есть какая-то определенная доля шарма. Мне это кайфово.

КФ: Зато интересно. Немного спеси у нас поубавилось, потому что мы, чего греха таить, несколько забронзовели в известном коллективе. Сейчас бронза эта слегка поосыпалась с нас. Поэтому мы теперь с большим интересом к молодым коллективам относимся, поскольку мы понимаем их ситуацию гораздо лучше чем раньше. Поэтому мы более трепетно к их творчеству относимся, мы пытаемся их подбодрить, а они в ответ нас. Такая история.

Tequilajazzz образца 2009 года. Фото с сайта группы
Tequilajazzz образца 2009 года. Фото с сайта группы

Л: Можно все-таки вернусь напоследок к забронзовевшему коллективу. Не знаю, насколько этично спрашивать про истинные причины распада Tequilajazzz, кто с кем поссорился, кто на кого обиделся. Спрошу так: для вас распад группы стал неожиданостью или закономерным итогом? Осталась обида или облегчение?

КФ: Как я говорил, мы часто декларировали, что люди все в группе разные и интересы у всех разные, и соответственно с годами эти интересы все больше и больше расходились. Когда мы принимали решение об окончании деятельности, драки не было никакой. Конечно, если быть честным до конца, это была наша пусть любимая, но работа, и весь доход, который мы имели от творческой деятельности, складывался из участия в группе Tequilajazzz. Естественно, с распадом группы мы столкнулись с некоторыми финансовыми трудностями, ну и да бог с ними, пока, как я говорил, мы с этим справляемся. А что касается творчества, просто в один определенный момент стало понятно, что нам тяжело вместе заниматься именно созданием творческих каких-то вещей, поскольку чем дальше, тем больше каждый играл какую-то свою песню...

Л: И не слушал другого...

КФ: Не то что бы не слушал. Это даже с Александром у нас сейчас практически на каждой репетиции возникает. Просто каждый человек у себя в голове слышит музыку по-своему. То есть сделать так, чтоб он слышал точно так же как ты, невозможно. И даже если ему написать аранжировку и сказать играй так и так, он все равно даже эти четко прописанные ноты не будет играть так как хочется. Все равно будет казаться, что играет он чего-то не то. Поэтому мы собрались вместе и решили, что, к сожалению, мы дальше продолжать не можем и разошлись. Особым облегчением я бы это не назвал, но с другой стороны все равно уже зрели какие-то сторонние планы. Евгений вот раньше нас начал создавать какие-то сайд-проекты. У нас тоже такие мысли зрели давно, с другой стороны, если бы не случился распад, то может быть мы еще собирались лет десять.

АВ: Все что не делается, все к лучшему.

Л: Может быть еще рано об этом спрашивать, но все же, вы считаете историю Tequilajazzz окончательно завершенной или допускаете, что когда-нибудь снова соберетесь, хотя бы на один совместный концерт?

КФ: Есть такая расхожая фраза, которую я пару лет назад в своей жизни осознал стопроцентно. "Никогда не говори никогда". Только вот так могу ответить. Сейчас, конечно, пока об этом ни разговоров, ни мыслей нет. Дальше не знаю, что будет.

АВ: Нам интересно, что дальше у нас будет. Мы пишем музыку к своему собственному кино под названием "жизнь".

Л: Ну что ж, могу вам только успехов пожелать.

АВ: А мы тебе.