Хиджаб, никаб и Нотр-Дам

Французы запретили мусульманкам закрывать лица

Во Франции с 11 апреля 2011 года вступил в действие крайне противоречивый закон о запрете прятать лицо в общественных местах. Как и ожидалось, наиболее конфликтная ситуация сложилась вокруг предметов одежды женщин - мусульманок: платков и покрывал, скрывающих их лица. В Париже прошла импровизированная акция протеста. Две участницы были задержаны. Полиция между тем опасается вспышек беспорядков в иммигрантских кварталах и, в целом, смотрит на закон скептически.

Как следует из текста закона, он направлен на защиту ценностей, а точнее - ценностей республиканских. "Скрывать свое лицо - значит нарушать минимальные нормы жизни в обществе. Люди, которых это касается, ставят себя в отчужденное или подчиненное положение, что не совместимо с принципами свободы, равенства и уважения к достоинству человека, утверждаемыми Французской республикой. Республика живет с открытым лицом".

За нарушение закона предусмотрен штраф в 150 евро или, что весьма примечательно, наказание в виде обязательного посещения курсов по повышению гражданской сознательности и ознакомлению с республиканскими ценностями. В какой-то степени их можно назвать курсами по интеграции: многие из тех, кто их посещает, являются выходцами из мигрантских кварталов. Закон, однако, обязателен не только для слабоинтегрированных французов, но и для туристов. Впрочем, женам арабских шейхов, приезжающих в Париж, курсы гражданской сознательности, очевидно, не грозят.

Так или иначе, поскольку речь идет о ценностях, новый закон вызвал острые споры. У француженок, которые носят покрывала и платки, как оказалось, есть свои представления на этот счет. Одна из участниц акции протеста, состоявшейся в понедельник 11 апреля у собора Парижской богоматери, заявила, что светское устройство Французской республики гарантирует ей право на свободу вероисповедания и, как следствие, на ношение традиционной одежды, закрывающей лицо. Женщина добавила, что если ее привлекут к ответственности, она, разумеется, подчинится, но подаст апелляцию и пойдет по судам вплоть до Страсбурга.

В арабском мире известие о новом французском законе было встречено прохладно. Так, дубайское издание Gulf News отметило, что введение закона "ставит под вопрос свободы", которые Франция воплощает в глазах остального мира. А глава "Братьев мусульман" из Иордании Хаммам Саид (Hammam Said) заявил, что происходящее во Франции является нарушением элементарных прав человека и посягает на ислам и интересы мусульман во всем мире. "Если женщинам разрешено раздеваться на пляжах, то им должно быть разрешено одеваться и скрывать лицо", - отметил Саид.

Перечислять все прочие доводы "за" и "против" - дело неблагодарное: у каждого свое понимание прав и свобод человека. Куда более интересно, как это закон будет применяться на практике. Прежде всего, нужно оговориться, что под запрет попадают не все предметы одежды женщин-мусульманок, а лишь те, которые полностью скрывают лицо. В тексте закона они обозначены как "бурка" (burqa) и "никаб" (niqab). Строго говоря, бурка - это традиционная женская одежда в Афганистане и в пакистанской Зоне племен. Обычно голубого цвета, она скрывает женщину с головы до пят, лишь на уровне глаз оставляя тканую или волосяную решетку. К бурке прилагаются перчатки для рук. Одним из облегченных вариантов бурки является чадри (tchadri), которую не стоит путать с чадрой. Чадри носят в Афганистане, Пакистане, а также в Индии. Этот предмет одежды не достает до пят (так что ноги женщины видны), кроме того, он распахивается спереди и у него есть прорези для рук, хотя лицо своей обладательницы чадри закрывает все так же полностью.

Что касается чадры (tchador), традиционной одежды мусульманок-шииток в Иране, то ее ношение может подпадать, а может и не подпадать под вступивший во Франции запрет. Чадра распахивается спереди, и у женщины есть выбор - спрятать лицо под чадру или ходить, не скрываясь. Традиционный мусульманский платок хиджаб (hijab), который, кстати, можно носить красиво приспущенным, под запрет не попадает. Также закон не запрещает ходить в джильбабе (jilbab) - плотно облегающем покрывале, которое полностью укутывает тело, но оставляет открытым лицо. А вот никаб - платок с прорезями для глаз, закрывающий лицо - носить больше нельзя.

Полиция, однако, в принципе не может принудить женщину снять платок или покрывало, закрывающие ее лицо: это было бы уже насилием. Главная задача сотрудников правопорядка - установить личность нарушительницы. Для этого у нее могут проверить документы, причем ей придется открыть лицо, чтобы его можно было сверить с фотографией в удостоверении. Если женщина согласится на эту процедуру, то после установления личности ей выпишут повестку в суд. Если нет, то ее препроводят в комиссариат для установления личности и составления протокола.

Не исключено, что подобные проверки вызовут множество конфликтов. Весьма вероятно, что женщина станет возмущаться и громко доказывать свою правоту. Если это произойдет в одном из "трудных" кварталов, то очередное столкновение стражей порядка с их рассерженными обитателями неизбежно. Представители полицейских профсоюзов в один голос утверждают, что новый закон едва ли выполним. Так, Мануэль Ру (Manuel Roux), один из секретарей профсоюза комиссаров полиции, напомнил, что в некоторых местах простое появление полиции уже чревато беспорядками. "Я не представляю себе, как полицейские смогут подступиться к закутанной женщине в районе, где полно чувствительных к вопросам традиционной чести мужчин", - отметил он.

Представители полицейского профсоюза France Police отметили, что "в некоторых районах в случае задержания нарушительницы неизбежно возрастет напряжение, начнутся столкновения, и в итоге общественные беспорядки будут куда более серьезными, чем просто появление на улицах женщин с закрытыми лицами". В полиции намекнули, что будут смотреть на нарушения нового закона сквозь пальцы. Генеральный секретарь France Police Мишель Тори (Michel Thooris), в частности, заявил, что у его коллег есть дела поважнее, чем охотиться на нарушительниц в платках.

К слову сказать, две женщины с закрытыми лицами, задержанные во время акции протеста перед собором Парижской богоматери, были арестованы вовсе не за нарушение вступившего в силу закона, а за участие в несанкционированном митинге. Сама акция, как отмечается, была организована бизнесменом Рашидом Некказом (Rachid Nekkaz), который в 2007 году выставлял свою кандидатуру на президентских выборах. По данным издания L'Express, Некказ, женатый на американке (и к тому же католичке), выставил на продажу свой дом в департаменте Валь-де-Марн, чтобы собрать средства для своего нового фонда, который займется выплатами штрафов за нарушительниц в никабах и бурках.

По большому счету, вступивший в силу закон затрагивает напрямую около двух тысяч человек из 4-6 миллионов мусульман, проживающих во Франции. В процентном соотношении это очень небольшая доля. Однако, как это часто бывает, "страдания" меньшинства могут стать символом для тех, кто недоволен действиями властей, и дать выход протестным настроениям. С другой стороны, никому, в том числе французским мусульманам, не нужен очередной социальный кризис. Как отмечает интернет-издание 20minutes, среди мусульманских богословов нет единства по вопросу о женской одежде. Кто-то утверждает, что никаб обязателен. А вот египетский имам Мохаммед Сайед Тантауи (Mohammed Sayed Tantaoui), считающийся одной из самых влиятельных фигур в суннитском исламе, заявил, что "никаб - всего лишь традиция, которая никак не связана с религией".

В какой-то мере, разнообразие женских мусульманских покрывал: никабы, бурки, чадри, джильбабы и чадры, - отражают не столько религиозные, сколько этногеографические особенности. Кроме того, все еще разрешенный к ношению во Франции хиджаб, как представляется, не в меньшей степени символизирует приверженность к исламу, чем бурка, скрывающая женщину с головы до пят. Собственно, само слово "хиджаб" переводится с арабского как "ограждение", "занавес" или "сокрытие". То есть, альтернативные варианты одеяний, вроде бы, есть. Или нет?

Мир00:0114 июня
Эрнесто Че Гевара

Красный зверь

Че Гевара убивал детей, насиловал женщин и дико вонял. Романтикой и не пахло