То, что нельзя

Умер "главный сексолог" СССР и России

В среду, 27 апреля, стало известно о смерти Игоря Семеновича Кона – известного российского социолога, философа и антрополога, который стал первым серьезным ученым, открыто заявившим, что в СССР секс есть. Благодаря книгам и статьям Кона многие люди узнали, что о самой интимной стороне жизни можно говорить открыто и конструктивно.

Будущий "ведущий советский сексолог", как впоследствии называли Кона, родился 21 мая 1928 года в Ленинграде. После школы он поступил на исторический факультет Ленинградского педагогического института имени Герцена (сейчас Российский государственный педагогический университет имени Герцена), а по его окончании отучился в двух аспирантурах - по новой истории и по философии. Соответственно, в 1950 году Кон защитил две кандидатские диссертации и стал одновременно кандидатом философских и исторических наук. В последующие годы ученый работал в различных академических институтах, в частности, в Институте философии АН СССР, Институте общественных наук, Институте этнологии и антропологии РАН, а также в Ленинградском государственном университете и нескольких университетах США и Европы.

Изначально Игорь Семенович не собирался заниматься сексологией - его научные интересы, в первую очередь, лежали в области философии и методологии общественных наук, теории личности, а позже - в области социологии и психологии юношеского возраста. Как писал сам Кон: "Будучи сам воспитан в пуританском духе, я не собирался эти табу нарушать. Мои личные запросы вполне удовлетворило в 1950-х годах знакомство с классической старой книгой Теодора Ван де Вельде "Идеальный брак", а в научно-теоретическом плане сексуальность не казалась мне достойным сюжетом".

Однако все темы, над которыми работал Кон, так или иначе касались вопросов взаимоотношения полов. Ученый начал анализировать соответствующую западную литературу, и в итоге в 1966 году написал по заказу редакции журнала "Советская педагогика" первую статью, посвященную сексуальности, под названием "Половая мораль в свете социологии". В течение следующих нескольких лет Кон написал еще ряд статей, посвященных сексу и его осмыслению в обществе, однако ученый все еще не рассматривал эту тему в качестве основной, а считал ее всего лишь интересным ответвлением.

Переломным моментом, после которого Кон, как он сам говорил, понял, что ему все-таки придется заниматься сексологией "помимо собственной воли", наступил в начале 70-х годов, во время подготовки третьего издания Большой Советской Энциклопедии. В предыдущих двух изданиях статьи, связанные с половыми вопросами, становились все более биологическими - если в издании 1940 года человек еще упоминался, то в 1955 году в статье "Пол" речь шла исключительно о животных и растениях, а социальные аспекты сексуальной жизни затрагивались только в статье "Половые преступления".

Кона, который был научным консультантом БСЭ, попросили написать статью "Половая жизнь", где упоминались бы не только невинные пестики и тычинки, но также реальные проблемы и явления, связанные с сексуальной жизнью у людей, и при этом отсутствовало бы морализаторство. После долгих переговоров с головной редакцией статья была написана, а Игорь Семенович всерьез задумался о продолжении изучения социальных аспектов сексологии.

Обновление статей в БСЭ уже само по себе было прорывом, однако настоящей бомбой стало издание книги "Введение в сексологию", после выхода которой имя Кона стало известным по всему Союзу. Первоначальный вариант книги назывался "Культура/сексология", и его ученому, который к тому моменту успел прочитать курс лекций о юношеской сексуальности, заказало венгерское партийное издательство имени Кошута. Рукопись была издана в Венгрии в 1981 году, а затем уже как "Введение в сексологию" в ФРГ и ГДР. Книга имела огромный успех, и коллеги Кона из СССР, которые видели рукопись, просили его издать ее и на родине.

И вот тут начались сложности - несмотря на то, что сильно переработанная и урезанная книга (в частности, Кон убрал главу о гомосексуализме, который в СССР считался уголовным преступлением) прошла Главлит, издательства под разными предлогами отказывались печатать ее. Но книга все равно начала расползаться по стране - энтузиасты самостоятельно печатали отдельные главы и рукопись целиком и раздавали своим знакомым.

В конце концов, после личной протекции академика Виктора Жданова в 1988 году издательство "Медицина" выпустило серьезно отредактированную книгу. Первый тираж даже по советским меркам был довольно большим - 200 тысяч экземпляров, и он целиком разошелся по научным и медицинским учреждениям, причем книги распределялись по особым спискам. Позже было допечатано еще 350 тысяч книг, но и они моментально исчезали с прилавков, и реально купить "Введение в сексологию" можно было только у перекупщиков.

Успех первой книги повторили другие научно-популярные и просветительские произведения Кона - в общей сложности за свою жизнь он издал более 60 книг и написал свыше трех сотен статей. Ученый занимался не только общими вопросами восприятия эротики и секса в обществе, но также отдельно концентрировался на вопросах полового развития детей и подростков и восприятия ими собственной сексуальности, гендерных различиях в контексте сексуальных отношений, проблемах секс-меньшинств. Рассмотрение различных аспектов однополых отношений было особенно актуальным в СССР и в постсоветской России, где гомофобия по-прежнему остается одной из традиционных черт. Просветительские произведения Кона неизменно становились хитами, так как он понятным и ясным языком рассказывал о вещах, которые считаются табуированными и "неприличными" для обсуждения и разбора.

Игорь Семенович писал не только о межполовых отношениях - многие его книги и статьи рассматривают вопросы восприятия человеком самого себя и осознания собственной личности, а также затрагивают сложности взросления и психологии подростков. И тем не менее, в памяти обычных людей Кон останется прежде всего человеком, который сумел нарушить многолетний обет молчания, наложенный в СССР на темы, связанные с половой жизнью. Хотя сам ученый писал о неожиданно свалившейся на него "миссии" с некоторой грустью: "В известном смысле я оказался заложником собственной книги. Массовый читатель искал и находил в ней совсем не то, что было важно для автора, и я не имел права уклониться от этой ответственности. Волею случая, я оказался в роли просветителя, и перед лицом этой новой задачи мои собственные научные интересы стали второстепенными".

Наука и техника00:0218 ноября

Новая жизнь

Что будет с Америкой после ядерной войны: Fallout 76