Новости партнеров

Принуждение к миру

ФАТХ и ХАМАС договорились о создании единого правительства

Два палестинских движения - радикальный ХАМАС и чуть более умеренный ФАТХ - с помощью египетской разведки договорились о прекращении многолетней вражды и создании общих для всей Палестинской автономии органов власти. Этот шаг стал первым свидетельством влияния арабских революций на большую региональную политику.

В самом начале египетской революции все стороны, задействованные в ближневосточном мирном процессе, проявляли полную растерянность.

США буквально на глазах теряли контроль над ключевой страной региона, во главе которой стоял их давний и верный союзник - Хосни Мубарак. Проблема Вашингтона состояла в том, что открыто выступить в его поддержку означало бы расписаться в собственном лицемерии - диктатора сбрасывали не исламисты или военные, а народ, требовавший лишь одного - демократии.

Израильские официальные лица хоть и неофициально, но тоже выступили против революции. Мубарака там считали хоть и "сукиным сыном", но зато "своим" - предсказуемым и готовым в нужный момент подыграть Иерусалиму в его борьбе с палестинцами. Кроме того, Израиль не на шутку напугала перспектива роста влияния исламистов в соседней стране.

Тем временем официальные палестинские власти также испытывали заметный дискомфорт, наблюдая за разворачивающимися в Каире событиями. Лидер ФАТХа Махмуд Аббас и сам прекрасно подходит под определения вроде "насквозь коррумпированный арабский диктатор" и "марионетка Запада" со всеми вытекающими последствиями. Более того, он долгое время кормился с руки Мубарака, который, в свою очередь, был заботливым сюзереном для главы ПА.

Да и ХАМАС никакой радости от египетских событий не испытал. Движение, поднявшееся в Египте, ничего общего с исламским возрождением не имело. Местные "Братья мусульмане", от которых в свое время отпочковался ХАМАС, уныло и пассивно наблюдали за революцией со стороны, понимая, что от них ничего не зависит. Кроме того, главные требования египтян - демократия, свобода прессы, собраний и выбора для любого рода экстремистов хуже касторки. В их картине мира все эти понятия - ненужные и даже вредные, поскольку отвлекают людей от перманентного джихада и слепого подчинения своим лидерам. Какому же "правоверному" исламисту захочется, чтобы все эти западные соблазны перекочевали через границу в его вотчину?

Но революция победила, Мубарака изгнали, и всем сторонам, вовлеченным в ближневосточный процесс, пришлось как-то подстраиваться под новую реальность.

Первым сориентировался Махмуд Аббас. Понимая, что по нему народный суд тоже плачет, он объявил, что на переизбрание не пойдет и покинет свой пост после очередных выборов (когда они пройдут - пока не известно). Более того, он сказал, что осенью 2011 года вообще распустит органы власти Палестинской автономии, если к этому сроку автономия не превратится в полноценное, международно признанное государство.

Эти заявления можно считать ответом критикам Аббаса, которые недавно бросились активно призывать к его немедленному смещению. Это случилось после публикации "Аль-Джазирой" секретных документов, из которых следовало, что руководитель ПА и его соратники готовы были "почти даром" отдать Израилю все, что тот хотел. Сделка не состоялась, поскольку Иерусалим захотел еще больше, но это - другая история.

Экстремисты из ХАМАСа могли бы праздновать победу: их главному конкуренту за власть в автономии нанесен сильнейший удар, он выбывает из борьбы. Однако не тут-то было. На контролируемой ими территории - в секторе Газа - начались многотысячные манифестации молодежи, которая высыпала на площадь под лозунгами о прекращении противостояния с ФАТХом и создании единых органов власти. К ужасу исламистов, в толпе стали мелькать находящиеся под неофициальным запретом флаги ФАТХа, а некоторые лозунги требовали демократизации политической системы.

С чего-то подобного начинался и Тахрир. При этом лидеры ХАМАСа неожиданно попали в очень затруднительное положение. В отличие от коллег из других арабских стран, они не могли обвинить в организации беспорядков каких-нибудь "исламистов". Ведь этим словом руководители ХАМАСа называют самих себя. Но беда не приходит одна. Народное восстание началось и в Сирии, где при полной поддержке местного руководства базируется политбюро ХАМАСа. Перед лицом многотысячных и очень агрессивных демонстраций Дамаску стало не до палестинских дел - полноводная река сирийской помощи обмелела.

В Газе начали лихорадочно искать выход из складывающейся ситуации. Тут-то лидерам ХАМАСа и вспомнилась египетская инициатива 2009 года, предлагающая путь к примирению с ФАТХом. Тогда экстремисты гневно отказались ее подписать, поскольку в документе не было пункта, санкционирующего вооруженную борьбу с Израилем. Сейчас же ситуация иная - Египет уже другой, ФАТХ ослаблен, да и у самого ХАМАСа большие неприятности.

Ранее ХАМАСу религия не позволяла обратиться за помощью к египтянам: Мубарак - друг Америки и Аббаса, его "правая рука" - Омар Сулейман - всегда желанный гость в Израиле, а сам Египет участвовал в блокаде сектора Газа. Не очень независимые посредники, в общем.

После победы революции ситуация несколько изменилась. Хотя блокаду с вотчины ХАМАСа египтяне полностью не сняли, но в руководстве страны появились относительно новые люди, не имеющие таких тесных связей с США и Израилем. К ним ХАМАС и обратился: "В 2009-м погорячились, были не правы, давайте еще раз попробуем поговорить". Каир, переоценивающий свое место в ближневосточном регионе, с радостью согласился поучаствовать в чем-то важном.

Трудные обстоятельства требуют принятия трудных решений. ФАТХ, легитимность которого не очевидна и сегодня, а будущее находится в очень густом тумане, ухватился за соломинку, способную вытянуть его из болота неопределенности.

Переговоры прошли быстро. При этом обе стороны куда охотнее шли на уступки, чем прежде. Суть договоренностей такова. Обе палестинские организации совместно формируют переходное правительство из числа беспартийных технократов, а также избирательную комиссию из 12 человек, которая будет следить за честностью и открытостью предстоящих выборов. Сами выборы должны состояться в течение года от момента заключения соглашения.

Кто именно возглавит это правительство, пока не ясно, однако по словам источников, при формальной независимости оно все-таки будет контролироваться ХАМАСом. ФАТХ согласился на это в обмен на сохранение своего контроля за силами безопасности на Западном берегу. Еще один щепетильный момент - отношения с Израилем - в документе обошли стороной, предоставив сторонам придерживаться каждой своей точки зрения на этот вопрос.

Договоренность предоставляет ФАТХу и ХАМАСу возможность продемонстрировать населению подконтрольных им территорий свое стремление к национальному единству, повысить легитимность обеих организаций и заткнуть рты недовольным, требующим коренной реформы всей политической системы автономии. К тому же, каких-то особенных дополнительных обязательств ни у одной из сторон не появляется. В хорошем расположении духа все могут начать подготовку к избирательной кампании.

Да и египтяне должны быть очень довольны: без Мубарака и Сулеймана, считавшихся "гуру" ближневосточной политики, новые власти смогли доказать миру, что после революции их страна не только не утратила своего влияния в регионе, но и нарастила его. Их посредничество оказалось очень эффективным, переговоры прошли быстро и закончились ощутимым результатом.

Однако в благостном настроении пребывают далеко не все. Израиль полностью устраивала ситуация, когда среди палестинцев царили раздоры, а местная власть была слабой и раздвоенной. В этих условиях на оккупированных территориях полным ходом шло строительство новых и расширение старых поселений, а от жалких протестов Аббаса попросту отмахивались.

Именно поэтому новость о заключении договоренности между ХАМАСом и ФАТХом для Иерусалима была как гром среди ясного неба. Израильская разведка, которая ранее знала все египетские секреты из первых рук, получила щелчок по носу - на этот раз египтяне сумели сохранить в тайне информацию о ходе переговоров. Текст соглашения полностью не опубликован, поэтому в Израиле царит нервозность - никто точно не знает, чего ожидать от палестинского единства. Даже одно то, что в рамках договоренности стороны освободят заключенных активистов друг друга, израильтян пугает: на свободу выйдут сотни сторонников ХАМАСа, которых ФАТХ (с помощью израильтян) несколько лет отлавливал по одному.

В то же время первые комментарии из Иерусалима уже пришли. Суть их сводится к тому, что ФАТХ совершил большую ошибку, договорившись о сотрудничестве с сектором Газа. По словам премьер-министра Биньямина Нетаниягу, Аббасу придется выбирать, с кем сохранять мир - с Израилем или с ХАМАСом. Министр иностранных дел Авигдор Либерман был еще жестче. По его словам, палестинское руководство пересекло черту, за которой с ним уже не может быть никаких переговоров, поскольку в правительстве автономии появятся "террористы" из ХАМАСа.

При том, что внезапное палестинское объединение стало неприятным сюрпризом для многих израильских политиков, местные наблюдатели, разобравшись, что к чему, неожиданно нашли в произошедшем и положительные моменты.

Дело в том, что полное игнорирование любых палестинских просьб и пожеланий довело правительство Нетаниягу до почти полной международной изоляции. Даже американцы, традиционно поддерживающие Израиль, стали оказывать на Иерусалим все большее давление, требуя заморозить строительство на оккупированных территориях. Разоблачения "Аль-Джазиры" только добавили очков оппонентам Израиля, когда выяснилось, что палестинцы были готовы на беспрецедентные уступки, но их предложения были отвергнуты.

На Нетаниягу со всех сторон посыпались обвинения, что он попросту не хочет никакого мира, а стремится тихой сапой колонизировать палестинские земли и выдавить всех проживающих там арабов в другие страны. Крыть эти обвинения израильскому премьеру долгое время было нечем. Сейчас же у него появился идеальный предлог для того, чтобы и далее плевать на руководство ПА. На все обвинения в неготовности к миру можно ответить: "Да там одни террористы сидят! Чего с ними обсуждать?"

В краткосрочной перспективе это, конечно, даст Израилю оправдание своих действий. Ведь действительно: в глазах Запада ХАМАС является террористической организацией. Если его люди будут сидеть в палестинском правительстве, то и оно перестанет быть партнером, с которым можно о чем-то договориться. Мнением представителей палестинского народа, будь они хоть трижды демократически избранными, можно будет спокойно и без последствий для репутации пренебречь.

В долгосрочной же перспективе не все так просто. Дело в том, что подобная конструкция прекрасно работает при условии наличия нейтрально-лояльного Египта, который не будет влезать в палестинские дела и станет придерживаться мирных договоренностей с Израилем.

Но Каир не намерен самоустраняться от ближневосточного процесса, что уже показало его посредничество на переговорах между ХАМАСом и ФАТХом. Египтяне занимают все более активную позицию. В частности, они уже объявили, что пересмотрят контракт на поставку в Израиль природного газа.

И это не самое неприятное для Иерусалима. Особое беспокойство там вызывают сильные антиизраильские настроения в египетском обществе. При Мубараке никого не волновало, что там думает простой народ - все решения принимались на самом верху. Однако после выборов, которые в Египте пройдут уже осенью, все может сильно измениться. Признание нового палестинского правительства и снятие блокады с сектора Газы - вполне реальное развитие событий.

Если на подконтрольные ХАМАСу территории хлынет поток денег и оружия из Египта, израильтянам снова придется брать под свой контроль палестино-египетскую границу. Арабы ее без боя не отдадут, что выльется в очередной крупномасштабный конфликт. Но и это - пустяки в сравнении с тем, чего от нового правительства хочет большинство египтян.

Согласно результатам социологических опросов, больше половины египетских избирателей выступают за денонсацию мирного договора и разрыв дипотношений с Израилем. Дело тут в том, что еврейское государство, добившись признания со стороны авторитарного египетского режима (казавшегося в свое время вечным), так и осталось нелегитимным в глазах большинства жителей этой страны. Более того, постоянные притеснения палестинцев (мнимые или настоящие) только снижали уровень лояльности египтян к соседней стране. С избранием демократического правительства это обстоятельство, несомненно, отразится на общей канве внешней политики Каира.

Ситуация складывается так. Если целью Израиля будет какой-никакой мир и поддержание хотя бы нейтральных отношений с соседом, Нетаниягу и/или его преемникам придется каким-то образом заработать расположение не горстки элиты, сконцентрированной в Каире, а всего народа Египта. А добиться этого можно лишь одним способом: наладив более или менее конструктивный диалог с палестинским правительством. Не важно с каким - даже если в нем будут сидеть террористы, экстремисты и голодные ксеноморфы, договариваться как-то придется.

Конечно, у Нетаниягу есть и другой путь - продолжать строительство поселений, полностью отказаться от контактов с "террористическим" правительством и гнуть свою линию: безопасность страны превыше всего.

Но эта политика может обернуться неприятными последствиями. Под давлением общественного мнения египетские власти будут просто вынуждены разорвать контакты с Израилем и, возможно, отменить действие мирного договора. Последствия этого шага будут совершенно непредсказуемы. Безопасность Израиля, которую ставит во главу угла правительство этой страны, может оказаться в серьезной опасности.

Возврат к временам, когда два стратегических союзника США в регионе окажутся на грани прямого противостояния, поставит жирный крест на любых попытках добиться мира в регионе. Именно поэтому всем сторонам тлеющего конфликта желательно как можно быстрее понять, что со сменой режима в Египте полностью поменялись и правила игры на Ближнем Востоке.

Израилю следует проявить гибкость и не рубить сплеча, заранее отказываясь от переговоров с новым палестинским правительством, американцам - понять, что прежние рычаги уже не действуют, и придумать новые способы давления на стороны конфликта, египтянам - не спешить с открытием границ Газы и другими действиями, способными подорвать безопасность Израиля.

Но главное - это позиция самих палестинцев. В регионе назревают серьезные перемены. Новое правительство автономии, будучи формально независимым, вполне способно официально признать за Израилем право на существование. Это даст ему свободу маневра и избавит от мешающего жить ярлыка "террористическая организация".

Если же палестинцы и далее будут упорствовать в своем нежелании смириться с реальностью, то их ожидает незавидная судьба. Без широкой поддержки мирового сообщества у них не будет шансов на создание собственного жизнеспособного государства.

Но говорить о том, в какую сторону развернется мирный процесс, можно будет не раньше следующей недели, когда в Каире должно состояться официальное подписание договора между ФАТХом и ХАМАСом. Прежде уже не раз случалось, что в последний момент заклятые друзья отказывались мириться.

Мир00:0117 августа

Опасный пассажир

Он угнал самолет, получил выкуп и исчез в небесах. Его выдали тайные шифры
Мир00:02 2 августа

Черная заря

Самая страшная война современности продолжается до сих пор. О ней все забыли