Обложили

НАТО начало охоту на Каддафи и его окружение

Война, которую Муаммар Каддафи развязал против своего народа еще в феврале, пришла и в его дом. В результате удара натовской авиации в ночь на 1 мая был убит его сын - Сейф аль-Араб, а также трое внуков. Хотя командование альянса и заявляет, что отдельных людей не бомбит, но по всей видимости, это - только начало.

Руководители стран Запада, ведущих воздушную кампанию против Муаммара Каддафи, не раз говорили, что давление на ливийского диктатора будет только усиливаться. Сначала речь шла о дипломатической изоляции режима, потом - о признании повстанцев, после начались бомбардировки военных объектов и боевой техники.

Когда все это не поколебало решимости Каддафи продолжать уничтожение собственного населения, оппозиция начала получать прямую зарубежную помощь - лекарства, продовольствие, нефтепродукты, коммуникационное оборудование, бронежилеты и каски. В Бенгази направились иностранные военные советники и противотанковые комплексы из Катара. На востоке Ливии повстанцы приступили к созданию настоящей армии из разрозненных и никому не подконтрольных отрядов.

В этих условиях правительственные войска стали терпеть поражение за поражением. У них начались перебои с продовольствием, боеприпасами и топливом. Однако полковник продолжал утверждать, что люди его "любят" и что он никуда не уйдет.

На Западе к этому были готовы. Американцы по просьбе НАТО направили в Ливию свои беспилотники Predator, которые прекрасно подходят для обнаружения, отслеживания и уничтожения сравнительно небольших целей. Почти одновременно с этим альянс объявил о смене тактики. Отныне уничтожению с воздуха подлежат не только собственно боевые единицы (вроде танков), но и штабы. При этом люди, там находящиеся, также были объявлены законной целью.

Хотя официальной задачей НАТО была названа ликвидация системы управления войсками, фактически началась охота на Каддафи и его окружение. Любое здание, где окажется он сам или кто-то из его приближенных, будет считаться "командным центром". На Западе говорят, что бьют "не по отдельным людям, а по военным объектам", но понятно, что целью являются именно люди - объекты сами собой ничем управлять не в состоянии.

Первой жертвой этой охоты стал младший сын Каддафи Сейф аль-Араб. В ночь на 1 мая в дом, где он находился, почти одновременно попали три ракеты. Погиб не только он сам, но и трое его детей. В момент удара все они находились в обыкновенном жилом здании, которое при всем желании трудно назвать командным центром. Да и что трем несовершеннолетним детям глубокой ночью делать в армейском штабе? Разумеется, они спали у себя дома.

Сам Сейф аль-Араб в политической жизни Ливии заметной роли не играл, предпочитая большую часть времени жить и учиться за рубежом - в Германии. Тем не менее, его потеря должна была стать большим ударом для Каддафи в чисто человеческом смысле - как отец и дед едва ли он может безучастно отнестись к гибели сына и внуков.

Косвенное тому подтверждение - нападения на итальянское, британское и американское дипломатические представительства, а также на здание миссии ООН, совершенные той же ночью. По официальным данным, простые жители Триполи сами поднялись среди ночи, чтобы выместить злобу на иностранцах, а "полиция ничего не смогла сделать". На самом деле ливийские власти не стесняются применять против нарушителей порядка пулеметы, поэтому, скорее всего, нападение было санкционировано на самом верху.

Ярость Каддафи вылилась в еще одно - несколько экзотическое - проявление: он фактически объявил войну Италии, заявив, что раз "народ хочет" - так тому и быть. Трудно представить себе ливийские войска, высаживающиеся в Неаполе, но вот наоборот - очень может быть. Итальянцы (и НАТО вместе с ними) оказавшись в состоянии войны, получили прекрасный повод начать наземное вторжение. Хотя сейчас, конечно, брать Триполи никто не собирается - время для этого еще не пришло.

Как бы то ни было, сигнал полковнику направили недвусмысленный: ни он, ни его дети теперь не могут чувствовать себя в безопасности. Нигде и никогда. Каддафи привык называть своих оппонентов "крысами, которые прячутся по норам". Но отныне он сам и вся его многочисленная семья будут вынуждены превратиться в подземных жителей, поскольку сверху их всегда будут подстерегать американские беспилотники и натовские бомбардировщики.

Изобретатель джамахирии - политической системы, в которой сам он был кем-то вроде полубога - очень любит показываться на людях и выступать с развернутыми проповедями о величии "короля королей Африки", как он себя именует. Однако в складывающихся условиях ему, похоже, придется отказаться от практики публичных выступлений.

Сыновьям Каддафи и его дочери Аише также придется хотя бы на время исчезнуть. Это не очень хорошо как с пропагандистской точки зрения, так и с военной. Сейф аль-Ислам Каддафи уже стал "лицом" джамахирии в этой войне, постоянно мелькая на экранах телевизоров, а его брат Хамис фактически исполняет роль начальника генерального штаба ливийской армии.

Одно лишь объявление охоты на лидера джамахирии и его окружение могло бы сильно испортить им настроение. Но дело этим не ограничивается - повстанцы на востоке ускоренными темпами вооружаются и выстраивают собственную военную машину, которая без дела долго стоять не будет. В центре страны войска Каддафи потеряли стратегически важный город Мисурату и отбиваются от оппозиционеров на его окраинах. На юго-западе - в регионе Западные Горы - за восставшие местные берберские племена фактически вступилась армия Туниса. Руководство этой страны, взбешенное вторжением ливийской правительственной армии на свою территорию, объявило о поддержке "революционной борьбы братского народа Ливии".

Каддафи, понимая, что дела принимают скверный оборот, запросил у НАТО мира и переговоров. Даже в повстанцах ("крысах и собаках") он разглядел ливийцев, которые "не должны убивать друг друга". Ответом на его обращение стали несколько ракет, разорвавшихся у телецентра Триполи в момент трансляции его речи.

Лидера джамахирии обложили со всех сторон. Запад терпеливо ждет удобного момента, чтобы его ликвидировать, а повстанцы в Бенгази - этого события, чтобы начать наступление на Триполи. Единственное, что могло бы спасти Каддафи - это его добровольное изгнание. Но вряд ли он на это пойдет - "король королей", как-никак.