Новости партнеров

И про оленей...

Дмитрий Медведев опять не ответил на главный вопрос

18 мая президент России Дмитрий Медведев дал пресс-конференцию, которая прошла в московской школе управления "Сколково". На мероприятие были аккредитованы более 800 журналистов. По словам пресс-секретаря главы государства Натальи Тимаковой, решение провести пресс-конференцию было связано с тем, что в Кремле накопилось слишком много запросов об интервью с президентом.

Сомнения в том, что Дмитрий Медведев объявит о чем-то важном в ходе данного мероприятия, были с самого начала - для этого в организации масштабной пресс-конференции никакой необходимости нет. Однако три обстоятельства поддерживали интригу. Во-первых, решение устроить пресс-конференцию было принято как-то внезапно. Во-вторых, основная тема мероприятия не называлась (и названа так и не была). Наконец, необычен для президента был сам формат - до этого Медведев запомнился лишь интервью федеральным каналам.

Да и объяснение пресс-секретаря Медведева Натальи Тимаковой, говорившей о большом количестве поступивших запросов об устройстве интервью, не убеждало: запросов президенту хватает всегда. Кроме того, обычно издания надеются на эксклюзивное интервью, а не на призрачный шанс о чем-то спросить главу государства, сидя среди сотен других журналистов.

Главный вопрос прозвучал на 14-й минуте мероприятия, но главного ответа не последовало. Журналист, поинтересовавшийся, как долго будет сохраняться предвыборная интрига - то есть пойдет Медведев на второй срок или нет - подвиг президента лишь на абстрактные заявления на вечные темы. Присутствующим пришлось услышать речь о том, что политика - сложная работа. Что жизнь надо менять к лучшему. Что должны созреть предпосылки. Более того, по словам президента, для столь важных заявлений надо выбирать другие форматы, а не пресс-конференции. "Все это должно подчиняться определенному, вполне разумному сценарию", - заявил Медведев, намекая, видимо, что такой сценарий уже есть.

Тем не менее, президент обнадежил собравшихся, заметив, что заявление по поводу президентских выборов - "это заявление достаточно близкого порядка". И больше того - "ждать недолго". Из замысловатых словесных конструкций Медведева можно было заключить, что решение, быть может, и принято, однако оглашать его он пока не будет. Такая интерпретация казалась более вероятной чем та, согласно которой еще ничего не решилось.

Причем Медведев, по его словам, был знаком с публикациями в СМИ о том, что от пресс-конференции ждут важных заявлений. То есть он входил в зал, быть может, ехидничая в душе над отсталыми дилетантами.

На фоне стандартных заявлений о том, что "модернизация должна продолжаться", поскольку является "важнейшим направлением", которое должно привести к "качественным изменениям", даже остальные, тоже весьма плоские утверждения, казались не столь банальными. Так, отвечая на вопрос, почему он запросто меняет губернаторов, но при этом до сих пор не уволил ни одного министра, Медведев заметил, что "никто у нас не приходит во власть навечно". А что до министров, так они, по словам президента, работают как команда, слаженный организм, а потому и "выдергивать из него отдельные звенья просто не очень правильно". Эксперты, впрочем, объясняют этот феномен иначе - правительство сформировал и возглавил Владимир Путин, который сам и будет впредь решать, кому там работать, а кому нет.

Тему изменений в правительстве президент развил после вопроса о том, почему не были уволены глава МВД и генпрокурор. В ведомстве Юрия Чайки, напомним, случилось нечто невообразимое - произошел настоящий коллапс подмосковной прокуратуры - двое прокуроров арестованы, двое задержаны, еще двое, включая первого заместителя бывшего прокурора области, находятся в бегах. Что до МВД, то даже расстрел начальником московского ОВД "Царицыно" посетителей магазина никак не сказался на судьбе главы министерства.

Так вот, по словам Медведева, не нужно "за отдельные события сразу же подвергать наказаниям руководителей федерального уровня". Президент полагает, что "та система, которой они руководят, в конце концов сложилась далеко не всегда при них". Тем не менее, он все-таки отметил, что в перспективе российское правительство ждет существенное обновление. Имелись в виду, очевидно, изменения, которые произойдут после президентских выборов - согласно Конституции, перед вновь избранным президентом кабинет министров слагает полномочия и формируется заново.

Вообще в высказываниях Медведева была заметна тенденция отодвигать перемены на какой-то неопределенный, иногда далекий срок. Не сейчас произойдут изменения в правительстве, когда-нибудь, быть может, будут выбирать сенаторов. Возможно, возвратят и выборы губернаторов, но не в ближайшие 10-15 лет, да и то если созреют предпосылки. Кстати, Медведев обмолвился, что это он когда-то и был одним из авторов идеи отменить губернаторские выборы.

Из сделанных на пресс-конференции политических заявлений можно отметить пожелание Сергею Миронову спокойно встретить его отзыв с поста сенатора (такое решение законодательное собрание Санкт-Петербурга приняло, пока шла пресс-конференция). Медведев посчитал произошедшее элементом политической конкуренции. "Мы все не хотим, чтобы у нас была одна партия, которая за всех все решает", - заметил президент. Это его высказывание, впрочем, нельзя назвать особенно удачным - отзыва Миронова добилась "Единая Россия", то есть именно та партия, которую обвиняют в стремлении "все за всех решать".

Казалось бы, задавались и вопросы, которые можно назвать неудобными. Однако при таком формате мероприятия президент либо легко уходил от них, либо отделывался короткими репликами. Дважды спросили про Михаила Ходорковского. Первый раз президент эту тему проигнорировал, а во второй, когда журналист осведомился, не опасен ли выход бывшего олигарха на свободу, Медведев ответил лаконично: нет, ничем не опасен. Несколько лучшая судьба постигла вопрос о расследовании дела, связанного с гибелью в СИЗО в ноябре 2009 года юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского. Из слов президента можно было понять, что за этой темой он следит.

Нечто, отдаленно напоминающее интригу, заключалось в словах Медведева о том, что у них с Путиным разные подходы к темпам модернизации страны. По мнению президента, есть шанс совершить "качественный шаг вперед", а не действовать постепенно, как планирует Путин. Эта разность подходов, впрочем, уже обсуждалась ранее.

И в остальном Медведев предпочел проверенные словесные комбинации и не баловал собравшихся разнообразием ответов. Попенял Европейскому суду по правам человека на политическую мотивированность некоторых решений, порадовался "превосходным" отношениям с Китаем, пригрозил Западу новой холодной войной в ответ на развитие ПРО, расстроился по поводу "попрания" воюющей в Ливии коалицией резолюций Совбеза ООН (при этом, как и прежде, резолюции сами по себе он охарактеризовал позитивно).

Проблемам садоводов было уделено времени не меньше, чем предстоящим президентским выборам. К своим репликам о возможном втором сроке Медведев добавил лишь, что, если все-таки будет баллотироваться в президенты, хотел бы опираться на поддержку какой-нибудь партии - в том числе и на тех, кто его выдвигал на первый срок (в декабре 2007 года его кандидатуру поддержали "Единая Россия", "Справедливая Россия", Аграрная партия и "Гражданская сила"). Президент опять заявил, что когда-нибудь глава государства может стать партийным.

Под конец, перейдя к заранее присланным вопросам, Медведев остановился на проблемах оленеводов. Что он тем самым хотел сказать, так и осталось непонятно. Можно только предполагать, что таким образом было подчеркнуто абсолютное спокойствие президента перед предстоящим трудным решением и готовность взять на себя ответственность за все, в том числе и за оленей.