Новости партнеров

Тунисский стандарт

На родине "арабской весны" осудили первого свергнутого диктатора

В Тунисе - столице одноименной страны - 20 июня завершился первый из судебных процессов над бывшим президентом Зину эль-Абидином Бен Али и его супругой Лейлой Трабельси. И сбежавший от гнева своего народа диктатор, и его жена заочно были признаны виновными и осуждены на 35 лет лишения свободы.

Тунис - североафриканская страна средних размеров - до 2011 года крайне редко попадал в выпуски новостей. В мире он был известен разве что приличными курортами, развалинами Карфагена да городом Татуин - местом съемок многих сцен фантастической саги "Звездные войны".

К власти на десятилетия прикипел мало кому известный за пределами страны президент Бен Али. Каждые пять-шесть лет он спокойно переизбирался (или продлевал полномочия на референдуме), набирая по 99 процентов голосов. Понятно, что по уровню свобод Тунису до какой-нибудь Норвегии было далековато, но и северокорейских порядков в стране не наблюдалось. Народ жил средне, какое-никакое образование было почти у всех, исламистам в этих условиях было некомфортно, их идеи в Тунисе не приживались.

Но, как выяснилось, за оболочкой относительного благополучия в ничем не примечательной арабской стране накапливались и росли противоречия. В первую очередь - экономические.

Коррупция, разъедающая страну изнутри на всех уровнях власти, невозможность свободно открыть свой бизнес и честно работать, монополизация приближенными к власти людьми наиболее доходных видов бизнеса - все это тормозило экономическое развитие. От того роста, который все-таки наблюдался, выигрывали лишь избранные, большинство жителей перебивались от зарплаты до зарплаты. Да и то - только те, у кого она была. Постоянный вывоз капиталов за рубеж (прежде всего в офшоры и Европу) приводил к нехватке инвестиций и огромной безработице - прежде всего среди молодежи.

Наиболее талантливые и активные, а также те, у кого просто появлялась такая возможность, уезжали за рубеж. Остальные оставались на родине - уныло смотрели на шикарную жизнь многочисленных президентских родственников, чиновников и особо приближенных бизнесменов. Молодые люди слонялись без работы, какого-либо дела и перспективы. Тех, кто осмеливался открыто возмутиться таким положением вещей, быстро вычисляли, объявляли врагом, желающим "нарушить стабильность" и "раскачать лодку", после чего изолировали от общества.

В арабском мире так было всегда и, казалось, всегда так и будет.

Однако 17 декабря 2010 года котел, долго кипевший на медленном огне, лопнул. Началось все с истории торговца овощами Мухаммеда Буазизи. Местные власти оставили его без легального источника дохода, запретив торговать по ничтожной, совершенно формальной причине. От его жалоб на действия чиновников другие чиновники - рангом повыше - небрежно отмахивались. Устав бороться, оказавшись в совершенно отчаянной ситуации, молодой человек пришел к мэрии родного города, облил себя бензином и поджег.

Благодаря интернету и социальным сетям об этом вскоре узнал весь Тунис. Возмущению людей не было предела. Страна буквально взорвалась. На митинги протеста вышли люди большинства городов, включая столицу. Теперь они требовали не только экономических реформ. Десятилетия подавления, молчания, бесправия и унижений вылились в один лозунг: "Смерть Бен Али!"

Президент сначала объявил демонстрантов экстремистами, боевиками "Аль-Каеды" и иностранными агентами. Эта чушь только добавила манифестантам ярости. Бен Али зашел с другой стороны, пообещав создать 300 тысяч рабочих мест. Но его уже никто не хотел слушать. Никакие меры не помогали - людей на площадях и проспектах становилось все больше.

Когда армия, направленная утопить восстание в крови, встала на сторону демонстрантов, президент понял: пора спасаться. Захватив родню и пожитки (по слухам - полторы тонны золота), он сбежал из дворца в аэропорт, сел в частный самолет и улетел в Саудовскую Аравию - традиционный последний приют многих свергнутых диктаторов.

В Тунисе после этого было сформировано переходное правительство, которое лишило Бен Али президентских полномочий и начало подготовку к первым в истории страны свободным выборам. Но про свергнутого диктатора на родине не забыли. Новые власти начали расследование не только его деятельности на президентском посту, но и заинтересовались делами его приближенных.

То, что открылось следователям, большого удивления ни у кого не вызвало. Все годы у власти Бен Али усердно набивал свои карманы деньгами и делал все возможное, чтобы члены его семьи и друзья также не испытывали в этом деле никаких затруднений. Не лишен он был и тяги к прекрасному - в личных сейфах свергнутого президента помимо, десятков миллионов в различной валюте, нашли ювелирные шедевры ценой с небольшой самолет, а также совершенно бесценные археологические артефакты.

Кроме того, выяснилось, что богемный образ жизни в окружении Бен Али велся в соответствии со всеми положенными в таком деле стандартами: в распоряжении скучающих сибаритов всегда были высококачественные наркотики. В сейфах президентской резиденции и дворца нашли два килограмма этого добра. Там же на всякий случай был небольшой склад оружия.

В общем, "отец народа", строго, но заботливо взиравший на тунисцев с каждого столба, умел расслабиться в промежутках между отчаянной борьбой с терроризмом и напряженной заботой о благосостоянии сограждан.

Собственно, все эти находки и стали поводом для проведения первых двух процессов над свергнутым президентом. Один из них состоялся 20 июня, второй намечен на 30-е. По итогам первого Бен Али и его жену Лейлу Трабельси признали виновными в воровстве в особо крупных размерах, незаконном владении большими суммами наличности и ювелирными изделиями. Главным обвинением тут было, конечно, воровство: прокурор во время суда заявил, что бывший глава государства крал народные деньги все 23 года пребывания у власти. Суд спорить не стал.

Супругов заочно приговорили к 35 годам тюрьмы и штрафу в 65 миллионов долларов. Для немолодого Бен Али такой приговор при современном уровне развития медицины означает пожизненное заключение. Его жене через 35 лет будет далеко за 90 - протянуть до такого возраста реально, но тоже непросто.

В этой связи интересна реакция самого экс-президента. Он впервые с момента свержения подал голос из Саудовской Аравии, заявив, что все еще остается главой государства, поскольку от власти не отказывался. Процесс он назвал сфабрикованным, доказательства - подброшенными, а свою вынужденную ссылку - неудачным стечением обстоятельств. Его, оказывается, обманом выманили в Джедду, откуда он собирался немедленно вернуться, но самолет (вот незадача!) улетел обратно в Тунис без главного пассажира.

Новые тунисские власти на это ответили в том духе, что готовы в любое время предоставить Бен Али самолет для возвращения на родину, где его уже дожидается комфортабельная камера. Только вот сам он что-то расхотел лететь домой, а Саудовская Аравия беглеца не выдает.

Тут, справедливости ради, надо отметить, что суд над Бен Али и его женой проходил примерно так же, как раньше шли суды над его оппонентами. Весь процесс (с представлением доказательств, прениями и оглашением приговора) занял менее суток, причем обвиняемых представляли не их личные адвокаты, а защитники, назначенные государством.

В Тунисе многие остались этим недовольны и потребовали, чтобы суд не превращался в шапито, а велся как полагается. Вполне возможно, что это пожелание будет осуществлено во время последующих судов. Но не 30 июня, когда Бен Али и его жену будут судить за оружие и наркотики, обнаруженные у них дома. Процессы подобного рода, как правило, не затягиваются.

Самое интересное начнется, когда дело дойдет до самых серьезных обвинений - в превышении служебных полномочий и организации убийств. Речь идет о трех неделях беспорядков, когда власти санкционировали применение силы против демонстрантов, после чего на улицах городов погибли сотни людей.

Учитывая тяжесть обвинений, такой суд должен быть проведен максимально гласно и открыто, с соблюдением всех необходимых процедур. Именно тунисцы первыми начали "арабскую весну" - подали другим народам пример избавления от диктатора, они же должны показать, что и воздать засидевшемуся во власти царьку по заслугам можно, не прибегая к его же методам.

Первый процесс над Бен Али и его супругой стал, в общем, символическим. Хотя пока справедливость восторжествовала лишь формально, большинство жителей страны довольны и этим. Но за событиями в тунисском дворце правосудия внимательно наблюдают не только внутри страны.

В Египте уже начался процесс над местным свергнутым президентом - Хосни Мубараком. Жители Йемена только недавно избавились от Али Абдуллы Салеха, но, можно не сомневаться, судить будут и его. Скамья подсудимых (а то и веревка) плачет и по Муаммару Каддафи в Ливии, и по Башару Асаду в Сирии.

Тунис в этом смысле установит некий стандарт правосудия в отношении свергнутых диктаторов, и перечисленных выше деятелей будут судить с оглядкой на приговор для Бен Али.