Для прокурора нету срока

Сенаторы продлили полномочия Юрия Чайки на пять лет

По представлению президента России Дмитрия Медведева Совет Федерации продлил на следующий пятилетний срок полномочия генпрокурора Юрия Чайки. Ему исполнилось 60 лет - предельный возраст для госслужащего. Однако выяснилось, что для должности генпрокурора - возраст не препятствие. Скандал с подмосковными прокурорами также не поколебал доверие Кремля.

Интриги с переназначением руководителя Генпрокуратуры РФ не получилось. Срок полномочий Юрия Чайки истекал 23 июня. Но еще 7 июня в ходе пресс-конференции президент РФ Дмитрий Медведев, отвечая на вопрос о дальнейшей судьбе генпрокурора и главы МВД Рашида Нургалиева в связи с коррупционными скандалами в их ведомствах, отметил, что не считает необходимым наказывать за отдельные нарушения руководителей федерального уровня. Глава государства объяснил такую политику тем, что назначенные чиновники не могут отвечать за сложившуюся не при них систему. В то же время президент намекнул, что за ошибки все-таки придется отвечать, что и будет учтено при вынесении неких решений в будущем.

В итоге 20-го июня Медведев все же внес кандидатуру Чайки в Совет Федерации, а 22-го сенаторы практически единодушно проголосовали за переутверждение генпрокурора. "За" было подано 128 голосов, и лишь пятеро оказались против.

Злые языки полагали, что скандал в подмосковной прокуратуре был напрямую приурочен к процедуре переназначения генпрокурора. Тем более что в один из моментов речь зашла о возможных порочащих связях сына Чайки Артема. Кульминации скандал достиг в конце марта 2011 года, когда официальный представитель подмосковного управления СК Ирина Гуменная заявила о намерении вызывать сына генпрокурора на допрос. Следователи хотели проверить имевшиеся у них показания о том, что знакомые Артема Чайки координировали отношения между прокурорами и организатором подпольных игровых салонов Иваном Назаровым.

Однако после того, как президент вызвал на ковер и Чайку и главу Следственного комитета Александра Бастрыкина, накал страстей пошел на спад. Гуменной было "строго указано" на недопустимость разглашения материалов дела без санкции вышестоящего начальства, а в Генпрокуратуре начали служебную проверку по материалам СК, которая привела к серии громких отставок.

Несмотря на то, что президент держался в стороне от конфликта и фактически публично поддерживал Чайку, давая ему ответственные поручения на средне- и долгосрочную перспективу, стали множиться предположения о том, кто мог бы занять место генпрокурора. Назывались имена министра юстиции Александра Коновалова, имевшего опыт работы в прокуратуре, главы Федеральной службы судебных приставов Артура Парфенчикова и полпреда президента в Уральском округе Николая Винниченко. При этом отмечалось, что все эти чиновники учились вместе с президентом на одном курсе юрфака ЛГУ. Затем стала муссироваться кандидатура начальника контрольного управления администрации президента Константина Чуйченко.

Но в итоге все сложилось так, как сложилось. Скорее всего президент понимал, что отставка Чайки привела бы к эскалации "войны компроматов" между СК и ФСБ с одной стороны и Генпрокуратурой и МВД с другой. А это могло бы пагубно сказаться на тщательно сбалансированной властной вертикали, которую и так лихорадит с наступлением очередного выборного сезона.

Выступая перед сенаторами, Чайка сам затронул тему коррупции в своем ведомстве. По его словам, за минувший год за нарушение прокурорской присяги были уволены 43 человека, в том числе шестеро высокопоставленных сотрудников подмосковного надзорного ведомства во главе с первым заместителем областного прокурора Александром Игнатенко. На них впоследствии возбудили уголовные дела о получении взяток. Игнатенко правоохранительным органам задержать не удалось. По предварительным данным, он скрывается на Украине.

В ответ на замечание председателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктора Озерова о том, что в Генпрокуратуре остались слабые звенья на уровне вплоть до заместителей Чайки, последний пообещал, что надзорные органы всех регионов теперь ожидает ротация кадров и "переоценка ценностей".

В качестве приоритетов на свой второй прокурорский срок Чайка назвал борьбу с экстремизмом, терроризмом и коррупцией. Также, по его словам, будут усиленно выявляться нарушения в таких сферах, как ЖКХ, охрана труда и жилищные права ветеранов. Отдельной позицией генпрокурор отметил президентские выборы 2012, которым будет уделено особое внимание.

Из выступления Чайки стало ясно, что Генпрокуратура продолжит курс на противостояние с СК за распределение полномочий, которое не прекратилось с выделением следователей в отдельную, самостоятельную структуру. Генпрокурор обратил внимание на существование серьезного дисбаланса, который следует устранить законодательно. В частности, речь идет о том, что на стадии доследственной проверки, то есть до момента возбуждения уголовного дела, сотрудники СК имеют право проводить различные действия с прокурорами, а также с судьями и адвокатами, что, по мнению Чайки, является давлением на правосудие.

Генпрокурор не уточнил, какую альтернативу он предлагает существующей практике, но ранее из думских кулуаров доносились идеи о создании института спецпрокуроров при президенте, которые следили бы за законностью в случае возникновения претензий криминального порядка в отношении и прокуроров, и следователей, и судей, и ряда высших должностных лиц. Однако идея создания структуры для надзора за надзорным органом была воспринята критически, так как со временем встал бы вопрос о создании еще одной организации, контролирующей контролеров, и так до бесконечности.

Тем не менее, Чайка продолжил развивать свою любимую мысль о том, что первично - прокуратура или следствие. Он вновь подчеркнул, что "следователь существует для прокурора, а не наоборот", так как именно его подчиненные проводят оценку собранных следствием доказательств, которые затем им приходится поддерживать в судах. Ранее генпрокурор уже разрабатывал своеобразную генеалогию, утверждая, что раз "Следственный комитет породила прокуратура", то она, следовательно, как "мать для Следственного комитета".

Насколько Чайке удастся усилить утерянное ранее влияние прокуратуры, будет зависеть от отведенного ему времени. Благодаря принятым в конце 2009 года поправкам к закону "О прокуратуре", ее сотрудникам разрешается работать до 65 лет, а не до 60, как остальным госслужащим. Но законодательство предусматривает, что прокурор, в том числе и генеральный, может доработать и до 70 лет, но тогда его полномочия придется продлевать ежегодно.

После одобрения его кандидатуры сенаторами Чайка может оставаться на своем посту до 2016 года, но эксперты скептически относятся к тому, что генпрокурор отбудет в должности весь отведенный законом срок. В частности, политолог Игорь Бунин заявил радиостанции "Коммерсантъ FM", что, по его мнению, Медведев решил не менять Чайку до президентских выборов. Схожей позиции придерживается и заместитель шеф-редактора издательского дома "Коммерсантъ" Илья Булавинов. Он считает, что независимо от того, кто станет президентом, Чайке после инаугурации придется подыскивать себе новое место работы или же строить пенсионные планы.