Ему видней

Чубайс нарушил обет молчания и раскритиковал "Газпром"

Анатолий Чубайс, прославившийся в 1990-е приватизацией госсобственности, в современную историю России будет вписан еще и как идеолог сложнейшей реформы электроэнергетики. В 2008 году под руководством Чубайса в России появились десятки частных генерирующих компаний. Но уже к 2011 году центробежные процессы, инициированные Чубайсом, сменились центростремительными, вынудив главного реформатора вступить в полемику с руководством "Газпрома".

В начале июля "Газпром" и "Ренова" Виктора Вексельберга объявили о создании компании, производящей 23 процента электроэнергии в стране. Эту сделку российская и иностранная пресса сочли самым ярким примером того, как рушится логика одной из немногих успешных реформ в России. Программа разгосударствления энергетики в России, за которую отвечал Чубайс, была ценна тем, что ее удалось довести до конца. Разделение монополии РАО "ЕЭС России", созданной на базе структуры Комитета электроэнергетики Минтопэнерго России, позволило отделить транспортировку электроэнергии от ее производства и создать более десятка региональных генерирующих компаний, которые были проданы инвесторам.

Нельзя сказать, чтобы эта реформа была проведена идеально. В начале 2010 года скандальная история с участием Михаила Прохорова, оказавшегося в ходе реформы владельцем энергетической ТГК-4, показала, что государство и частные инвесторы видят результаты реформы РАО "ЕЭС России" по-разному. Миллиардер пожаловался, что глава правительства России Владимир Путин, критикующий частников за недоинвестирование отрасли, не видит всей картины в целом: бизнесмены не смогли в кризис вложить значительный объем средств в приватизированные мощности. В ответ Путин, недовольный тем, что модернизация отрасли еле движется, заявил, что частники "проели" часть средств, которые должны были инвестировать в энергетику.

Скандал удалось замять, но с тех пор ситуация не улучшилась. Государство ограничивает тарифы, делая инвестиции в энергетику менее привлекательными, чем хотелось бы частному капиталу. Кроме того, глава Минэнерго Сергей Шматко в мае признавался журналистам, что сожалеет о ликвидации такой структуры, как РАО "ЕЭС", поскольку с ее исчезновением государство "чуть-чуть потеряло" важных "вещей, обеспечивающих стабильную, безопасную работу энергосистемы".

Все это создает риски и неопределенность на рынке, а частники избавляются от приобретенных в 2004 году активов. Тот же Прохоров, как утверждала газета "Ведомости", сейчас пытается избавиться от ТГК-4. Создание "Газпромом" гиганта с активами стоимостью в 7-8 миллиардов долларов - из той же оперы.

В случае, если "Газпрому" и Вексельбергу удастся довести сделку до конца, то они создадут российского чемпиона, производящего львиную долю электроэнергии в стране. При этом с российского рынка исчезнет крупнейший частный инвестор (компания КЭС Вексельберга), а в руках государства через госкомпании будет сосредоточено около 60 процентов генерирующей мощности в России с учетом государственных "Росатома", "РусГидро" и "Интер РАО". Последние, впрочем, государство обещало приватизировать, но частичная приватизация тут не поможет: контроль останется за чиновниками.

Один в поле

Госкомпании возвращение государства в энергетику, что называется, приближали как могли. Влияние "Газпрома" на энергетику России его глава Алексей Миллер увеличивал параллельно реформе "ЕЭС России", скупая зависимые от газа мощности. "Интер РАО", в совете директоров которого до недавнего времени заседал вице-премьер Игорь Сечин, также наращивало свои генерирующие мощности. В результате за какие-то три года демонополизация рынка сменилась стремительной монополизацией отрасли. Не исключено, что если ситуация будет развиваться так и дальше, то и иностранные инвесторы - немецкая E. ON и итальянская Enel - пожелают скинуть свои активы государству.

Чубайс, который реформе РАО "ЕЭС России" отдал 10 лет, этим "возвратным" процессам сопротивляется. В 2008 году Чубайс, будучи в кресле руководителя РАО, резко критиковал планы "Газпрома" объединить энергоактивы с частной угольной компанией СУЭК. Тогда он назвал эту сделку "большой ошибкой", вторя Федеральной антимонопольной службе. Впрочем, тогда слияние остановили сами компании, посчитав, что в кризис риски такой сделки сложно просчитать.

Сейчас Чубайс, уже несколько лет возглавляющий "Роснано" и редко высказывающийся на темы госполитики, также попытался на словах составить оппозицию планам "Газпрома". В своем блоге Чубайс, дипломатично отметив, что сделка "Газпрома" и Вексельберга "не означает краха" реформы РАО "ЕЭС России", заявил, что слияние активов двух компаний не принесет пользы ни энергетике России, ни российским потребителям.

"Суть реформы сводилась к разделению монопольных и конкурентных секторов и привлечению в энергетику масштабных частных инвестиций (а вовсе не к снижению тарифов, которое ни один серьезный человек никогда не обещал). Упомянутая сделка объединяет генерирующие активы, не затрагивает сетевых и никак не снижает объем инвестиций, привлеченных в энергетику", - считает он. Укрупнение генерирующих компаний ожидалось авторами реформы и считалось неизбежным, но приоритетным, по словам Чубайса, оставалась недопустимость монополизации.

"Очевидно, что сделка, в результате которой более 40 процентов европейской зоны оптового рынка электроэнергии оказываются в руках одного владельца, создает серьезные монопольные риски", - отметил Чубайс, солидаризировавшись, как и ранее, с позицией антимонопольной службы. Ранее в ФАС уже выразили недовольство планами слияния "дочек" "Газпрома" и "Реновы" на базе "Газпром энергохолдинга", но стороны еще не обращались в федеральное ведомство за одобрением на сделку.

Мнение отставного реформатора, который одно время отвечал за все грехи, сейчас уже не имеет того веса, что ранее. Недаром газовый концерн, с руководством которого вступил в полемику Чубайс, сразу после реформы символично вселил одно из своих подразделений в здание на юго-западе Москвы, где когда-то располагалось РАО "ЕЭС России". Однако чиновникам, возможно, стоит к нему прислушаться.

В случае, если сделка "Газпрома" и Вексельберга будет удачно завершена, то президенту и правительству, обещавшим сократить роль государства в экономике, придется сильно постараться, чтобы их слова не повисли в воздухе. Недаром The Financial Times начинает свою редакционную статью, посвященную сделке "Газпрома", цитатой Ленина про советскую власть и электрификацию всей страны.

Экономика00:01 9 декабря

Понять и простить

Простым грузинам спишут миллионные долги. Россиянам так не повезет
Экономика10:30 4 декабря

Хуже некуда

Apple покупает Tesla, пока Америка сидит без света. Пугающий прогноз на 2019 год
Экономика09:33 7 декабря

Принцип трансформации

Украшение может быть актуальным всегда, считает основательница бренда VoDa Jewel