Новости партнеров

Вопрос веры

Банковским аудиторам в России пригрозили ревизией

Скандал со спасением Банка Москвы может бумерангом ударить по российским аудиторским компаниям. Росфиннадзор готовит масштабную ревизию работы более 200 аудиторских компаний, дававших положительные заключения на отчетность банков, которые впоследствии обанкротились или были санированы государством. Недобросовестных аудиторов могут лишить права на профессию, хотя сделать это чиновникам будет нелегко.

Бизнес на доверии

Все последнее десятилетие международный рынок аудиторских услуг лихорадит от корпоративных скандалов, но обойтись совсем без аудита мировая экономика уже не в состоянии. Главной задачей аудитора является проверка финансовой отчетности предприятия на соответствие мировым или национальным стандартам. Независимое подтверждение того, что цифры в отчетности не врут, требуется компаниям, прежде всего, для успокоения своих акционеров. Заверенная аудитором отчетность нужна также для привлечения инвесторов, выхода на биржу, отчета перед налоговыми органами. Даже закрытая фирма может заказать аудит, например, если собственник желает оценить эффективность работы менеджмента.

Репутация для аудитора - основной и самый существенный актив. Собственно, весь его бизнес может быть разрушен в один момент, если репутационные риски компании дискредитируют ее в достаточно высокой степени. Вот один из самых ярких примеров. В 2002 году власти США обвинили компанию-аудитора Arthur Andersen, уничтожившую финансовую отчетность корпорации Enron, в том, что тем самым она препятствовала расследованию махинаций обанкротившегося энергетического гиганта. Аудитор был оштрафован, растерял всех клиентов, распродал офисы и вошел в состав конкурента Ernst & Young.

В результате скандала из "большой пятерки" аудиторских компаний мирового уровня образовалась "большая четверка" (PwC, Ernst & Young, Deloitte, KPMG), которой сейчас, кстати, грозят новые пертурбации. Дело в том, что власти США с конца 2010 года судятся уже с Ernst & Young, заверявшей финансовую отчетность американского инвестбанка Lehman Brothers. Сотрудники компании, как полагают истцы, сознательно закрыли глаза на неприемлемые с точки зрения аудита нарушения отчетности банка. В результате банкирам из Lehman удалось скрыть транзакции на сумму в 50 миллиардов долларов. В свою очередь в Ernst & Young утверждают, что не обязаны были аудировать документы, указывающие на нестыковки в отчетности, без веского повода. Несложно догадаться, что такого повода сотрудники Ernst & Young в отчетности Lehman не разглядели.

Нелишним будет напомнить, что именно после крушения Lehman Brothers в середине 2008 года началась острая фаза мирового финансового кризиса. Но возлагать всю ответственность за это на аудитора было бы неправильно. Во-первых, при желании компания действительно может показать аудитору какую угодно липу, а во-вторых - проводить расследование в отношении своих клиентов аудитор не обязан. Чай, не на прокуратуру работает. Просто после кризиса стало сложно не замечать, что в самой логике современного аудита существует противоречие (как и в логике работы рейтинговых агентств, раздававших, часто из-за недальновидности своих сотрудников, высокие рейтинги откровенно "мусорным" облигациям). По сути целый институт, проверяющий и одновременно являющийся неотъемлемой частью инфраструктуры "белого" бизнеса, построен на допущении, что клиент аудитора - "хороший парень", максимально заинтересованный в прозрачности своих операций.

Понятно, что это далеко не всегда соответствует действительности. Одним из последствий дела "ЮКОСа", напомним, стал отзыв российским отделением компании PricewaterhouseCoopers (PwC) своих аудиторских заключений. Произошло это после того, как компании стала известна новая информация, свидетельствовавшая, что бывшее руководство "ЮКОСа" могло предоставлять аудитору неточную информацию (обвинения в неуплате налогов вступили в противоречие с заключением PwC). Это решение, сильно ударившее по репутации PwC, вынудило, к примеру, "АвтоВАЗ" разорвать отношения с аудитором. Впрочем, в этом деле PwC было намешано столько политики, что в претензиях к аудитору, влипшему в некрасивую историю, можно и усомниться. Но бывает, что и аудиторы ошибаются по-крупному, и это вынуждает чиновников и саморегулируемые организации в различных странах четче прописывать правила, по которым должен работать аудитор.

Доверие к бизнесу

В России рынок аудита стал расти как на дрожжах в середине 2000-х годов, когда до тех пор закрытые российские компании в массовом порядке начали становиться публичными. Количество аудиторов на рынке увеличивалось пропорционально, и, естественно, качество их услуг не всегда было высоким. Впрочем, сейчас половину мест в десятке крупнейших аудиторов в России занимают именно россияне. И многие из них уже много лет не собирают крошки со стола "большой четверки", а обзавелись собственными крупными клиентами.

В 2008 году российские СМИ писали о курьезе, который показывает, насколько плохо тогда представляли себе суть аудиторской работы даже профессионалы. Правительство едва не внесло в Госдуму законопроект, обязывающий аудиторов передавать в ЦБ, ФСФР и Федеральную службу страхового надзора информацию о деятельности их клиентов. Проще говоря, аудиторам предлагали стать стукачами на довольствии у своих же клиентов, а понятие аудиторской тайны выбрасывалось на свалку за ненадобностью. Профессиональное сообщество пришло в панику: подобное нововведение означало бы конец банковского аудита в России. Но законопроект где-то затерялся, а лицензирование аудиторов, которое осуществлял Минфин, через пару лет и вовсе было отменено.

Согласно закону об аудиторской деятельности, с 1 января 2010 года все функции по ведению реестра аудиторов и аудиторских организаций, контролю качества их работы, а также повышению профессиональной квалификации были отданы на откуп шести саморегулируемым организациям (СРО). В итоге государство в России устранилось от контроля за рынком аудиторских услуг, тогда как западные регуляторы, напротив, до сих пор старательно уходили от практики саморегулирования.

Вскоре выяснилось, что с переходом на саморегулирование в России вышло не все так хорошо, как хотелось бы чиновникам. Без вмешательства государственного органа закон, регулирующий работу аудиторов, пока работает со скрипом.

В апреле газета "Коммерсантъ" писала, что первая же попытка исключить аудитора из реестра СРО "Аудиторская палата России" за дачу заведомо ложного заключения по результатам проверки банка показала, что сделать это фактически невозможно. Хотя компания "Аконт" и стала первым банковским аудитором, чье заключение по отчетности обанкротившегося ИТ-банка (лишился лицензии в 2009 году) было признано заведомо ложным, аудитору удалось избежать санкций. Компания просто вышла из СРО и приостановила свою деятельность. В случае, если "Аконт" пожелает, то может вступить в другую СРО, после чего возобновит работу.

Короче говоря, оказалось, что работа СРО направлена не только и не столько на защиту общественных интересов, сколько на защиту участников рынка. Между тем, среди аудиторов есть не только честные профессионалы, но порой и откровенные мошенники, которые готовы за деньги выдать нужное клиенту заключение без всякой проверки.

Возвращение чиновников

Похоже, государство поняло, что ошиблось, и теперь пытается исправить досадный промах. В июле 2011 года вступили в силу поправки к закону "Об аудиторской деятельности", которые отвели Росфиннадзору, подведомственного Минфину, роль "внешнего проверяющего качества работы" аудиторов общественно значимых организаций. К последним, в частности, отнесены и банки.

Газета "Коммерсантъ" утверждает, что в ближайшее время Росфиннадзор проведет масштабную ревизию более 200 аудиторских компаний "с целью расчистки этого рынка от недобросовестных игроков". Все эти компании, названия которых не раскрываются, давали положительные заключения на отчетность банков, которые впоследствии обанкротились или были санированы (государство потратило на оздоровление этих организаций 300 миллиардов рублей). Для этого Агентство по страхованию вкладов (АСВ), которое и занимается санацией банков в России, передало Росфиннадзору сведения об аудиторах обанкротившихся банков.

Не исключено, что интерес Росфиннадзора к аудиторам может быть связан с ситуацией вокруг Банка Москвы, ранее опорного банка столичной администрации. В июле в компании BDO, являющейся аудитором Банка Москвы, прошли обыски в рамках расследования уголовного дела в отношении бывших топ-менеджеров этой кредитной организации.

В настоящее время бывший опорный банк столичного правительства, перешедший под контроль ВТБ, находится в довольно трудном финансовом положении. После того как госбанк выкупил контрольный пакет акций в Банке Москвы, выяснилось, что в его бюджете из-за действий бывшего менеджмента образовалась огромная дыра. В итоге ВТБ попросил помощи у государства.

К аудитору у правоохранительных органов претензий пока нет, но не исключено, что они могут появиться, если выяснится, что между аудитором и менеджментом банка имел место сговор, в результате которого BDO "не заметил" проблемные кредиты банка на рекордные сотни миллиардов рублей. Впрочем, как уже упоминалось выше, BDO, являвшийся аудитором отчетности банка с 1997 года, мог попросту не знать о реальном положении этой организации. Банк России, к примеру, тоже никаких проблем в Банке Москвы вовремя не диагностировал.

Возня, устроенная Росфиннадзором, может обернуться простой формальностью, но если это будет не так, то реакция регулятора на происходящее в банковском секторе может оказаться достаточно резкой. Согласно закону, Росфиннадзор в случае серьезных нарушений может выносить "предписания" о приостановлении членства аудитора в СРО. Более того, Росфиннадзор сможет и вовсе настоять на исключении аудиторской организации из СРО. За противодействие работе Росфиннадзора предусмотрены санкции со стороны Минфина уже для самих СРО - вплоть до исключения из госреестра. Вот только позволит ли это очистить рынок, на котором до сих пор работают несколько тысяч аудиторских компаний, неизвестно.

Экономика00:01 3 сентября

На автомате

Смогут ли будущие российские пенсионеры победить роботов