Новости партнеров

Медведев-TV

Президент одобрил идею общественного телевидения

Как известно, одним из главных минусов российской политики 2000-х годов европейцы считают подавление свободы прессы. Поэтому неудивительно, что на встрече президента России Дмитрия Медведева и канцлера ФРГ Ангелы Меркель 19 июля 2011 года речь в очередной раз зашла о свободе СМИ. Медведев рассказал Меркель то, что она хотела от него услышать: о необходимости "разгосударствления" региональных СМИ в России и о возможном создании в стране общественного телевидения.

И ту, и другую идеи нельзя назвать новыми: и о приватизации государственных СМИ, и об обновлении телевидения в России говорится довольно много. Например, сам Дмитрий Медведев обсуждал тему региональных СМИ на встрече с деятелями Рунета в апреле 2011 года. Тогда на бессмысленное со всех точек зрения выделение бюджетных денег маленьким газетам и радиостанциям жаловался глава ИД "Коммерсантъ" Демьян Кудрявцев: он отмечал, что такие СМИ фактически обслуживают интересы одного-двух человек из местных администраций.

Медведев на это ответил, что уже давно предлагал губернаторам приватизировать государственные газеты. "Но сделать это оказалось, естественно, гораздо сложнее, чем даже я себе предполагал. Потому что этот актив для многих региональных руководителей гораздо ценнее, чем какие-то материальные вещи, в общем, это их интересы", - сказал президент.

Дискуссия о региональной прессе закончилась тем, что министр связи Игорь Щеголев долго не мог ответить Дмитрию Медведеву на вопрос о том, сколько же в России государственных СМИ. Одно это показало, что в сфере финансирования региональных СМИ из федерального бюджета творится полный беспорядок.

За несколько месяцев, которые прошли со встречи Медведева с представителями российского интернет-сообщества, ситуация поменялась мало. Сам президент на встрече с Меркель показал, что "революции сверху" в этой области ждать не стоит: Медведев хоть и подтвердил свои прежние слова о том, что региональные СМИ надо "разгосударствлять", все же заметил, что без государственной поддержки многие из них просто уйдут с рынка. Так что пока никаких "ясных сигналов" президент по поводу государственных СМИ не дал. Да и в бюджет изменения вносить, вроде бы, не планируется: в 2011-2013 годах Россия поддержит СМИ 174 миллиардами рублей.

Новый взгляд на телевидение

Идею об общественном телевидении Медведев высказал тоже в очень мягкой форме. Он отметил, что это "хорошая штука", но пока непонятно, как такое телевидение может работать в России.

Действительно, опыта работы не государственного, но и не частного ТВ у России нет, и если такое телевидение и появится, то его сразу же обвинят в политической ангажированности. В этом еще ничего страшного нет: и британская BBC, и немецкие телеканалы регулярно выслушивают обвинения в отстаивании интересов тех или иных политиков, но это не мешает им оставаться общественными, постоянно подчеркивать свою независимость как от государства, так и от инвесторов.

Проблема в другом: в Германии, например, уже давно сложилась практика уплаты специального налога на содержание общественного телевидения. Как ввести в России дополнительный налог, обеспечить его собираемость, да еще и доказать россиянам, что им этот общественный канал намного нужнее как бесплатного "Первого" и ВГТРК, так и платного "НТВ-Плюс" - непонятно. Скорее всего людям, которые привыкли к бесплатному ТВ и пропагандистским новостям, будет сложно понять, в чем смысл существования общественного телевидения.

Тем не менее, история с общественным телевидением имеет больше шансов получить продолжение, чем приватизация региональных СМИ. На встрече в Ганновере президент России заявил, что готов выслушать экспертное мнение по вопросу общественного телевидения. Это экспертное мнение, судя по всему, уже появилось: бывший главный редактор "Независимой газеты" и "Московских новостей" Виталий Третьяков в своем блоге 20 июля написал, что заканчивает работу над проектом общественного ТВ.

Каким получится этот проект у автора программы "Что делать? Философские беседы", которая выходит на телеканале "Культура", сказать сложно. Да и вообще не факт, что победит именно концепция Третьякова: пока его запись в ЖЖ выглядит не более чем попыткой застолбить место, на которое вскоре появится множество претендентов.

На главный вопрос, который поставил Медведев ("Кто будет финансировать канал?"), Третьяков в записи в ЖЖ не ответил, но заметил, что "деньги туда польются рекой". От кого - неизвестно.

От хорошего до плохого

За время своего президентства Медведев несколько раз высказывался по поводу качества российского телевидения, причем его точка зрения за прошедшие годы сильно изменилась.

Весной 2008 года, когда Медведев уже был выбран президентом, но церемонию инаугурации еще не прошел, он телевидение очень хвалил. "Очень часто у нас критикуют телевидение, говорят, что оно скучное, провластное, слишком скорректировано на позицию государственных органов. Я могу сказать, что наше телевидение по качеству, по средствам, которые используются - одно из лучших в мире", - заявлял Медведев, отвечая на критику, касавшуюся ангажированности российского ТВ.

Медведев и в дальнейшем не переставал следить за ситуацией в СМИ. В декабре 2009 года в журнале "Русский Newsweek" вышло большое исследование, посвященное отношениям между президентом и главными российскими телеканалами. По данным журнала, Медведев следил за ТВ едва ли не пристальнее, чем его предшественник Владимир Путин.

В статье "Русского Newsweek" говорится, что в 2009 году Медведев призвал телеканалы измениться, чтобы ориентироваться на молодежную аудиторию, которая меньше смотрит телевизор и больше времени проводит в интернете. В конце 2010 года президент на встрече с руководителями трех самых крупных телеканалов страны вынужден был признать, что его поручение фактически не исполняется - по словам Медведева, информационные картины одного и того же дня, формируемые на телеэкране и в интернет-СМИ, разделяет "драматический разрыв".

Правда, критика была завуалирована - президент не столько упрекал руководителей телеканалов, сколько попросил их ответить на прямой вопрос: свободно ли российское телевидение. Все трое собеседников президента - Константин Эрнст с Первого канала, Олег Добродеев с ВГТРК и Владимир Кулистиков с НТВ - слаженно дали утвердительный ответ, но сама постановка этого вопроса свидетельствовала о том, что у Медведева есть существенные сомнения на этот счет.

Все это могло означать, что Медведев, хоть и недоволен, не хочет идти на открытый конфликт с руководителями федеральных телеканалов. Возможно, именно их позиция, отрицающая всякую критику, побудила президента обратиться к альтернативным ТВ-кнопкам. В 2011 году Медведев посетил редакции телеканалов "Дождь" и Russia Today.

По своим задачам и возможностям эти проекты совершенно различны: один занимается пророссийской пропагандой за рубежом и получает деньги от государства, другой старательно дистанцировался от политики (пока, столкнувшись с финансовыми трудностями, не обратился за помощью все к тому же государству). Тем не менее, есть у Russia Today и "Дождя" много общего: оба телеканала были образованы относительно недавно, оба ищут новые форматы общения со зрителями, не доступные федеральной "тройке".

Своим посещением Russia Today и "Дождя" Медведев показал, что его администрация, когда говорит о телевидении, не ограничивается кнопками Первого, ВГТРК и НТВ. Это может означать, что общественное телевидение, если оно действительно будет создаваться, а не останется одним из так и не реализованных проектов, должно будет учитывать и опыт новых телеканалов.

В целом, по встречам с деятелями Рунета, с руководителями федеральных телеканалов и представителями нового ТВ понятно, что Медведеву небезразлична судьба СМИ и ему не нравится то, что сейчас с ними происходит. Видимо, выход он видит в том, чтобы, предоставив уже сложившиеся структуры своей судьбе, создать что-то новое. Общественное телевидение может претендовать на эту роль. Правда, пока что эта роль кажется подозрительно компромиссной: одновременно символизировать демократизацию рынка электронных СМИ в России, и не посягать на интересы федеральных гигантов.

Интернет и СМИ00:0318 сентября

Скрытая война

Интернет помог этой стране свергнуть вождя. Он же стал причиной массовых убийств