Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Дело жены

МВД заметило акции в поддержку супруги оппозиционера из "Другой России"

МВД России заметило акции в поддержку Таисии Осиповой - жены одного из руководителей "Другой России" Сергея Фомченкова, которая восемь месяцев сидит в смоленском СИЗО по обвинению в хранении и сбыте наркотиков. В ответ на действия активистов, две недели не дающих покоя московским милиционерам своими молчаливыми акциями у Соловецкого камня, руководство этих самых милиционеров заявило, что Осипова сидит по делу, а активисты лишь пытаются обелить ее в глазах общественности. Между тем в деле Осиповой полно несостыковок, которые пресс-центр МВД в своем заявлении обошел молчанием.

Дело

В три часа дня 23 ноября 2010 года в частный дом в Смоленске, где Осипова жила с шестилетней дочерью Катриной, пришли два десятка человек: одни были в милицейской форме, другие - в штатском. Они показали ордер на обыск, на глазах у Катрины несколько раз ударили собаку электрошоком, а затем отвели девочку в ванную, где заперли на два часа, пока продолжался обыск. Перевернув дом вверх дном, сотрудники обнаружили в комоде с детскими вещами пять пакетиков с неким порошком и меченую пятисотрублевую купюру. Осипову обвинили в хранении наркотиков и их продаже и отправили в смоленский СИЗО номер 1. 25 ноября суд санкционировал ее арест.

В обыске участвовали сотрудники Центра "Э" МВД, в задачи которого борьба с наркотиками не входит - этим занимается ФСКН. Зато Центр "Э" регулярно упоминается в новостях о задержаниях оппозиционеров разных мастей. Почему сотрудники управления по борьбе с экстремизмом оказались в доме Осиповой, неизвестно до сих пор - про это на суде толком ничего сказано не было. Так, вызванный в качестве свидетеля милиционер Николай Смолин, принимавший участие в обыске, предположил, что появление оперативников из Центра "Э" могло быть связано с инцидентом восьмилетней давности: в 2003 году Таисия Осипова - активистка на тот момент действовавшей Национал-большевистской партии - со словами "Вы жируете за счет простых людей" хлестнула губернатора Смоленской области, бывшего руководителя смоленского управления ФСБ Виктора Маслова букетом гвоздик по лицу. За это она тогда получила год условно. Впрочем, в то, что оперативники Центра "Э" решили провести обыск, припомнив эпизод с цветами, верится с трудом.

В пресс-релизе МВД говорится, что уголовное преследование Осиповой началось 24 ноября, то есть уже после обыска. В то же время в деле фигурирует несколько контрольных закупок (о них говорится и в релизе), которые датированы 27 октября и 16 ноября. На самом деле, закупки проводились в рамках уже возбужденного дела, которое завели еще в октябре. Согласно официальной версии, в ходе этих закупок Осипова реализовала четыре грамма героина, получив три тысячи рублей, а еще девять граммов наркотика, как говорится в пресс-релизе, были обнаружены в ее доме. При этом, напомним, при обыске сотрудники нашли только пятьсот рублей. "Может, она их успела уничтожить или съесть", - отвечал в суде Смолин на вопрос адвоката подсудимой.

Как выяснилось из материалов дела, понятыми при проведении контрольных закупок и обыска были три девушки: Ольга Казакова, Мария Шерстнева и Светлана Семинистова. Последняя, согласно официальной версии, участвовала в обеих контрольных закупках и обыске, Шерстнева - в двух закупках, а Казакова - в одной. Уже во время суда над Осиповой выяснилось, что все три девушки так или иначе связаны с прокремлевскими движениями: Шерстнева и Казакова состояли в "Молодой гвардии "Единой России", а Семинистова - в "Наших".

На заседании суда 11 марта выяснилось, что подпись Семинистовой, которую она поставила на бумаге об ознакомлении с тем, что ей грозит за дачу ложных показаний, отличается от ее автографа на материалах допросов и бирках с изъятыми у Осиповой пакетиками. Кроме того, на вопрос защиты, кто забрал Катрину после обыска, девушка после заминки указала на гособвинителя. Сторона защиты подчеркивает, что Семинистова вообще могла не присутствовать при обыске, поскольку она не помнит двух других понятых - Антона Несмачного и Виктора Васькина, хотя их подписи стоят рядом с ее. Понятые также разошлись в показаниях о том, кто именно из милиционеров обнаружил наркотики: Семинистова указала на сотрудника Центра "Э" Дмитрия Савченкова, а двое мужчин - на Смолина.

У стороны защиты есть и другие вопросы к следствию. К примеру, почему Осиповой не сделали смывы рук, чтобы зафиксировать, что она имела дело с наркотиками. На допросе в суде тот же Смолин заявил, что смывы они не делают никогда, равно как не срезают ногти, а обыски и выемку проводят без перчаток. "Нет технической возможности... у нас нищая контора", - отмахивался он на суде от вопросов адвокатов.

Болезнь

Уже восемь месяцев, на протяжении которых шло следствие и проходили первые судебные заседания, Таисия Осипова находится в СИЗО. Суд несколько раз продлевал ей срок ареста, отказываясь отпустить подсудимую под залог. Всемирная организация против пыток (ВОПП), фонд поддержки которой возглавляет бывший генсек ООН Кофи Аннан, дважды обращалась к российским властям, в том числе лично к президенту РФ Дмитрию Медведеву, с просьбой освободить Осипову или хотя бы обеспечить ее должной медицинской помощью.

Подсудимая страдает сразу несколькими заболеваниями, в том числе сахарным диабетом, панкреатитом и хроническим пиелонефритом. Причем, как отмечалось в заявлениях ВОПП, хотя врачи еще в 2005 году диагностировали у Осиповой диабет первого типа (заболевание наследственное - от него умерли ее родители), сейчас, когда женщина оказалась в СИЗО, тюремный врач установил, что диабет у нее второго типа, на ранних стадиях которого инъекции инсулина не обязательны. Более того, после врачебного обследования в изоляторе было решено, что ничем, кроме диабета, Осипова не больна.

После того как в июне стороне защиты удалось добиться направления Осиповой на новое обследование, в начале июля ее отвезли в смоленскую больницу. Там ей сделали некоторые анализы, однако в результатах обследования, поступивших в суд, не назывался диагноз. Это дало суду повод восьмого июля продлить срок заключения Осиповой до 11 октября. Также суд отклонил ходатайство адвокатов о независимой наркологической экспертизе. Сторона обвинения утверждает, что Осипова наркозависима. "Подсудимая страдает опийной наркоманией второй стадии, что по медицинским показаниям не является препятствием для ее содержания в условиях следственного изолятора УФСИН по Смоленской области", - говорится в пресс-релизе МВД. В то же время тяжелая стадия диабета является основанием для освобождения из под стражи, согласно либеральным поправкам Дмитрия Медведева.

Политика

В "Другой России" считают, что Осипову держат из-за политической деятельности ее мужа Сергея Фомченкова. Сама женщина, по словам активистов, давно отошла от партийных дел. По словам смоленского "другороса" Александра Иванова, "ее именно как заложницу посадили, чтобы Фомича в Смоленск вытащить. У местного центра Э установка его посадить".

Как рассказывал сам Фомченков после задержания супруги, о возможной провокации против жены он знал заранее. За некоторое время до обыска, по его словам, к подруге Осиповой Марине приезжали высокопоставленные смоленские милиционеры и предлагали пронести в дом жены Фомченкова наркотики и меченые деньги. Марина отказалась и обо всем рассказала супругам.

Во время обыска 23 ноября оперативники впрямую говорили Осиповой, что она их не интересует и, в принципе, она может избежать уголовного преследования - им нужен только Фомченков. В январе 2010 года в дом к Осиповой уже приходили сотрудники милиции и угрожали ее мужу, который из-за опасений преследования не проживает в Смоленске уже два года.

Стоит отметить, преследование Осиповой началось в период активной подготовки "Другой России" к регистрации в Министерстве юстиции. Документы для подачи в Минюст готовил как раз Фомченков. В партии предполагали, что арест женщины был произведен с целью помешать ему заниматься политической деятельностью. На это указывало и то, что, по словам оппозиционеров, в обыске принимали участие не только смоленские милиционеры, но и люди в штатском из Москвы.

Камень

В России за преступления, связанные с наркотиками, сидит не один десяток тысяч человек, однако, как правило, публика о них ничего не знает. На дело Осиповой СМИ в большинстве своем обратили внимание после того, как соратники Фомченкова по "Другой России" решили устроить "сидячую забастовку" у Соловецкого камня в Москве. День за днем группы активистов, сменяя друг друга, молча сидели около камня на Лубянской площади, таким образом выражая солидарность с находящейся в заключении женщиной.

Милиционеры задерживали активистов ежедневно, начиная с первого дня акции - 15 июля. За две недели в отделении милиции "Китай-город" побывало около сотни человек - некоторые по несколько раз. Однако активисты снова и снова перепрыгивали установленный милицией забор и садились у камня. После задержания милиционеры, как правило, составляли на активистов протоколы по статье 19.3 КоАП ("Неповиновение законному распоряжению сотрудника милиции"). В чем заключается законное распоряжение в данном случае, неясно, поскольку законов, запрещающих сидеть на земле (пусть даже на Лубянке), вроде бы нет. Тем не менее, активистов задерживали достаточно жестко. При этом сами милиционеры, как правило, не представлялись и причин задержания, что предусмотрено законом "О полиции", не объясняли.

Не тронули активистов лишь 27 июля, когда вышел пресс-релиз МВД "в связи с продолжающимися акциями в защиту неработающей жительницы Смоленска Таисии Осиповой". Своим заявлением МВД еще раз показало, что за делом следят на федеральном уровне.

Следующие заседания по делу Осиповой состоятся 11-12 августа. На предыдущем, где судья собирался огласить приговор, сторона обвинения неожиданно пообещала представить новые доказательства вины подсудимой.