Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

Понять Брейвика

В манифесте норвежского террориста нашли "отличные мысли"

В результате терактов, в совершении которых признался норвежец Андерс Брейвик, погибли 76 человек. Обсуждение произошедшего в СМИ выявило неоднозначные настроения в обществе: хотя все осуждают действия террориста, многие соглашаются с его идеологией. Среди последних оказались и европейские политики различного уровня.

В первые часы после взрыва на площади в Осло европейские СМИ по умолчанию решили, что за происходящим стоят радикальные исламисты. В качестве возможных поводов для теракта называли как присутствие норвежских солдат в Афганистане, так и давний скандал с карикатурами на пророка Мухаммеда (хотя в той истории Норвегия была замешана лишь косвенно). Некто Абу Сулейман аль-Насир даже оставил на форуме сторонников "Аль-Каеды" сообщение, в котором заявил о причастности исламистов к взрыву и пообещал, что за ним последуют новые, более масштабные атаки. Впоследствии, правда, сообщение вместе с обсуждением было удалено, а аль-Насир отказался от своих слов.

Выяснилось, что как взрыв в Осло, так и нападение на молодежный лагерь на острове Утойя, повлекшие за собой гибель 76 человек, были совершены не бородатым фанатиком, прошедшим подготовку в лагере боевиков в Пакистане или хотя бы насмотревшимся видеообращений радикальных проповедников, а блондином-норвежцем, любителем Кафки и Оруэлла, автором 1500-страничного манифеста "2083 - Европейская декларация независимости" об опасностях "исламизации и марксизма", подкрепленного цитатами из Корана и однобоким экскурсом в историю ислама. Арестованный по подозрению в убийствах на Утойе и взрыве в Осло Андерс Брейвик признался, что планировал погибнуть во время терактов, чтобы увлечь на путь "мученической борьбы" тех, кто прочтет манифест и согласится с его идеями.

И вот что парадоксально. Власти еще не решили, возможен ли суд над признавшимся в преступлениях Брейвиком - выводы о его душевном здоровье предстоит сделать специалистам. По крайней мере, адвокат террориста Гейр Липпестад уверен, что задумать и осуществить эти преступления человек в здравом рассудке не мог. Тем не менее, содержание "Европейской декларации независимости" обсуждается не как писанина очевидно душевнобольного человека, а как откровения по меньшей мере незаурядной личности. Этому не мешает даже тот факт, что солидная часть документа оказалась переписана из работ американца Теда Качиньского (Унабомбера), отбывающего, кстати говоря, первый из четырех пожизненных сроков, к которым его приговорили за рассылку бомб по почте. От действий Качиньского, напомним, всего погибли три человека.

Андерсу Брейвику, убившему более семидесяти человек, удалось добиться широкого распространения манифеста и такого количества статей, колонок и записей в блогах, какого не вызывали иные публикации воспоминаний бывших глав европейских государств. Так, британский журналист Тим Маршалл сравнил манифест с "Моей борьбой" Гитлера и посвятил весь материал о Брейвике объяснению, почему к моменту выхода из тюрьмы норвежец может стать иконой европейских неонацистов. "Мало кто публично выскажется в поддержку его (Брейвика - прим. Ленты.Ру) предполагаемых действий, но обязательно найдутся те, кто втайне будет изучать и одобрять их и его сочинения", - так завершается статья, опубликованная на сайте Sky News.

Норвежский философ Ларс Гуле припомнил, как однажды вступил с Брейвиком в виртуальную дискуссию: взгляды будущего террориста показались ему "общепринятыми", ничего агрессивного или жестокого тот не говорил. Правда, у самого Гуле могут быть оригинальные представления о жестокости - в 1977 году он провел полгода в ливанской тюрьме по обвинению в незаконном хранении взрывчатки (его подозревали в подготовке теракта на территории Израиля). В любом случае, философ уверен, что у Андерса Брейвика много единомышленников, по крайней мере, в "определенных кругах" норвежского общества. О близости позиции Брейвика к тому, что декларируют британские ультраправые объединения, заявил Мэтью Гудвин, автор недавно опубликованной книги "Новый британский фашизм" (New British Fascism: Rise of the British National Party).

Представители движений, негативно настроенных по отношению к исламу, отвергли подозрения в том, что были связаны с Андерсом Брейвиком, и осудили его действия, но только их. Лидер Лиги английской обороны (English Defence League, EDL) Стивен Леннон, например, сказал, что поступок Брейвика - результат накопившихся в обществе гнева и отчаяния, а также отметил, что большое количество пострадавших может заставить людей "прислушаться". Несмотря на то, что сам норвежец говорил о знакомстве с лидерами EDL, организация поспешила заявить, что не поддерживала с ним отношений. Только организатор акций лиги Дэрил Хобсон припомнил, что Брейвик приходил на одну из их демонстраций.

Британский блогер Пол Рэй, автор дневника Lionheart, подвергавшийся преследованию по подозрению в экстремизме и бежавший из Великобритании на Мальту, также сказал, что Брейвик никогда не встречался с ним лично и не принадлежал к исламофобской организации "Рыцари храма". Журналисты подозревали, что именно Пол Рэй - тот самый человек, которого Брейвик в манифесте называл "истинным тамплиером" и своим наставником. Отвергнув эти подозрения и осудив теракты, Рэй тем не менее признал, что мог послужить источником вдохновения Брейвика.

Среди тех, кто отделил действия Брейвика от его идей, оказались и серьезные политики. Депутат Европарламента и бывший министр правительства Сильвио Берлускони итальянец Марио Боргецио, известный стремлением ограничить в Европу приток мигрантов, сказал, что в манифесте норвежца есть неплохие и даже великолепные идеи. Потом, правда, ему пришлось извиняться за эти слова. Активист французской партии Национальный фронт Жак Кутела был исключен из партии за пост в поддержку Андерса Брейвика. Рядовые же блогеры и вовсе заявляют, что Брейвик является больным порождением больного общества и что его можно понять. Убийство же подростков вполне соответствует древнему обычаю расправляться со всеми претендентами на престол, чтобы не допустить восстановления прежней системы (дескать, подобный совет давал еще Макиавелли в "Государе").

В действительности дистанция между идеями Брейвика и теми действиями, которые он совершил для их претворения в жизнь, не так велика, как может показаться. Не напрасно сам он назвал преступления "ужасающими, но необходимыми". И стремление членов общества, пострадавшего от этих терактов, "понять" Андерса Брейвика можно объяснить разве что теми настроениями, которые лидеры европейских государств осторожно называют "провалом мультикультурной модели". Все, кто вместе с самим Брейвиком "ужасается" его деяниям, но поддерживает его идеи как здравые, тем самым двигаются по его пути. Но даже "уставшие от политкорректности" европейцы вряд ли готовы обрести "общество без мусульман" ценой глобального конфликта. Все-таки война хуже любых неудобств, которые может вызвать у обывателя необходимость сосуществования с непохожими на него людьми.

Мир00:0112 октября

«У американцев до сих пор холодная война в головах»

Российский журналист уехал жить в США и узнал много нового о России