Новости партнеров

Взрыв вдвоем

В Белоруссии завершено расследование теракта в метро

Расследование громкого теракта в минском метро завершено. Взрыв, жертвами которого стали 15 человек, произошел на станции "Октябрьская" 11 апреля 2011 года. Автора и исполнителя теракта вместе с сообщником поймали на следующие сутки. Исполнитель сразу же во всем признался. Спустя менее чем четыре месяца дело уже передано прокурору для направления в суд.

Белорусские силовики 1 августа отрапортовали об окончании следствия по делу о минском теракте и президенту страны, и обществу. Председатель КГБ Вадим Зайцев доложился Александру Лукашенко, а замгенпрокурора Андрей Швед пообщался с журналистами.

Следствие было завершено, по выражению Шведа, "в очень сжатые, но разумные сроки", а следственная группа проделала "огромную и кропотливую работу".

Скорость расследования самого крупного теракта в истории Белоруссии, действительно, поражает. Уже на следующие сутки были арестованы исполнитель теракта и его сообщник, а дело из 550 томов (для сравнения, в "газовом деле" Юлии Тимошенко 16 томов, а второе дело Михаила Ходорковского состояло из 188 томов) было расследовано меньше чем за четыре месяца.

Нет сообщников

Обвинения предъявлены двум гражданам Белоруссии - Дмитрию Коновалову и Владу Ковалеву. В СМИ эти имена появились еще в апреле, однако официальные власти впервые обнародовали их только 20 июля.

По словам Шведа, Коновалова, организатора минского взрыва, обвиняют более чем в 30 преступлениях, в том числе в 4 актах терроризма. Под ними, кроме теракта в метро, подразумеваются взрыв в Минске на праздновании Дня независимости 3 июля 2008 года, а также два взрыва в Витебске 14 и 22 сентября 2005 года. В этих терактах подозреваемые признались почти сразу после задержания.

Кроме того, Коновалова обвинили в незаконных действиях со взрывчатыми веществами (сообщалось, что он самостоятельно изготавливал бомбы), особо злостном хулиганстве и умышленном повреждении имущества общественно опасным способом (ущерб от терактов превысил 2 миллиарда белорусских рублей - чуть более 11 миллионов российских рублей).

Его подельнику Ковалеву предъявлено обвинение в совершении более чем 15 преступлений, в том числе в соучастии в теракте в минском метро, а также в незаконном обороте взрывчатых веществ (видимо, он покупал компоненты для бомбы Коновалова), недонесении о преступлении и укрывательстве орудия преступления.

Сенсацией заявления Шведа не стали. Ковалева и Коновалова задержали уже вечером 12 апреля. Оперативники выследили террориста по записи камер наблюдения в метро. Вместе с ними на съемной квартире арестовали и женщину, предположительно близкую знакомую Коновалова. В последующие недели в СМИ просочилась информация об их признательных показаниях, полученных не только по теракту в метро, но и по другим взрывам.

Некоторая путаница возникла лишь с числом задержанных по делу о теракте. Их число то возрастало, то вновь уменьшалось.

В итоге выяснилось, что помимо Коновалова и Ковалева, которых обвинили в организации терактов, задерживали отца Коновалова Геннадия, его старшего брата, некоего Колосова (его подозревали в терроризме), Румянцева (в хулиганстве) и Почицкую Я.В. (судя по всему, ту самую знакомую Коновалова).

Отца Коновалова подозревали в том, что он участвовал в изготовлении бомбы сына. Коновалов-старший по профессии был часовщиком, и следователи не исключали, что он сделал для бомбы часовой механизм. Однако, судя по видеозаписи теракта, взорванная на станции "Октябрьская" бомба была радиоуправляемой. В чем заключалась предполагаемая вина остальных, неизвестно.

Еще 1 июля белорусские СМИ сообщили, что всех задержанных, кроме двух главных обвиняемых, отпустили на свободу.

Нет заказчиков

По данным следствия, "за спиной Ковалева и Коновалова каких-либо спонсоров или заказчиков" не было. "Даже косвенных данных нет", - вынужден был признать Швед. Вероятно, эта информация расстроила президента Лукашенко, который 13 июля намекнул на причастность к теракту представителей оппозиции. "Я поручил рассмотреть все заявления от политических деятелей. Мы ищем соучастников и заказчиков. Эти деятели от так называемой "пятой колонны", может, раскроют карты и укажут, кто заказчик", - заявил он.

Первый замглавы администрации президента Александр Радьков позже пояснил, что "пятая колонна" по закону ответит за безответственные обвинения в связи с терактом. Угрожали власти привлечь к ответственности и журналистов - за недостоверную информацию о теракте, но в итоге дело кончилось предупреждениями, вынесенными оппозиционным газетам "Народная воля" и "Наша нива".

Политические мотивы изначально имели в виду и следователи. На следующий день после теракта глава КГБ Вадим Зайцев называл среди версий попытку "посеять страх, панику и недовольство властью" или "месть со стороны молодежных экстремистских организаций". Третья версия заключалась в том, что теракт совершил "психически нездоровый человек".

Позже о личности Коновалова рассказали пообщавшиеся с ним психологи. Они сравнили его с Ганнибалом Лектером. "Свои действия он объясняет удовольствием, которое ему доставляет человеческое страдание", - заявили тогда врачи.

На этой версии в итоге и остановилось следствие. "Мотив нами установлен - он связан с личностями обвиняемых", - заявил Швед.

Есть сомнения

В Белоруссии в официальную версию теракта в минском метро верят далеко не все. В июне эксперты Независимого института социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ) провели опрос, который показал, что 54,7 процента белорусов не верят в официальную версию властей о нездоровом террористе-одиночке. При этом 22,4 процента думают, что к взрыву причастны сами власти.

Оснований для этого несколько. Во-первых, многих смущает скорость раскрытия дела. На экстренном совещании в день взрыва Лукашенко обратился к силовикам: "Мужики, нам брошен серьезный вызов, нужен адекватный ответ, и он должен быть найден". Он добавил, что нужно доказать, что власти "не зря едят свой хлеб". В тот же вечер президент вспомнил про взрыв 2008 года и предположил, что между двумя событиями есть связь.

Особенностью авторитарного режима в Белоруссии является то, что президент Лукашенко старается контролировать все рычаги власти и вообще скор на расправу. В этом свете молниеносность работы силовиков вызывает подозрения.

Во-вторых, в Белоруссии сомневаются и в том, что два человека (пусть и с опытом использования взрывчатки) могли устроить теракт фактически под зданием администрации президента. Экс-полковник спецслужб Владимир Бородач заявил, что "народ напрочь отверг причастность данных людей к взрывам в Минске", поскольку "это не под силу даже профи без определенных связей в высших кругах власти".

"Сейчас прикроют эти чудовищные преступления мелкими "шалостями", которых будет тоже достаточно для серьезного уголовного наказания. Кроме того, создадут образ закоренелого преступника, созревшего постепенно и для громких политических преступлений", - заявил Бородач. По мнению экс-полковника (сам он на родине не живет, в 2010 году он попросил убежище в Германии), в Белоруссии "продолжает торжествовать" ложь, "прикрывая несостоятельность и преступность власти".

Корреспонденту "Ленты.ру" в июле обычные белорусы также рассказывали, что не доверяют официальной версии властей. Граждане республики полагают, что такой теракт не мог быть совершен без участия властей. Свои подозрения они объясняли тем, что взрыв случился в очень выгодный для власти момент и отвлек внимание людей и СМИ от начинавшегося экономического кризиса. Кроме того, гибель пассажиров в метро отвлекла внимание белорусов от разгрома оппозиции, чьих лидеров в это же время судили за участие в митинге 19 декабря 2010 года.

Самый интересный вопрос теперь заключается в том, будет ли процесс по делу Коновалова и Ковалева открытым (в апреле глава МВД Белоруссии Анатолий Кулешов обещал, что будет именно так). В этом случае белорусское общество сможет увидеть возможные недостатки и пробелы в доказательствах обвинения. Но, с другой стороны, закрытый процесс только усугубит недоверие в обществе к официальной версии теракта.

Бывший СССР00:0210 ноября

Балтийский картель

Эстонские каратисты мечтали завалить США наркотиками. Им помешал «колумбиец»