Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Сменить лидеров

В России взялись за подготовку будущих гражданских активистов

На открытом форуме гражданских активистов "Антиселигер", который проходил в конце июня в Химкинском лесу, в числе прочего, был представлен проект "Школа гражданского лидерства". Организатор Школы, гражданский активист, член политсовета "Солидарности", сотрудник лаборатории антикоррупционной политики ВШЭ Олег Козловский рассказал, что участники проекта смогут получить навыки, необходимые для активной гражданской деятельности. Тренинги в Школе должны начаться осенью 2011 года - и до середины августа желающие стать слушателями могут подать заявки на участие.

Корреспондент "Ленты.ру" расспросил Олега Козловского и члена совета проекта, старшего научного сотрудника ВШЭ Алексея Захарова о том, что собой представляет Школа, кто будет обучать слушателей, что эти люди будут им рассказывать, кто имеет шанс стать слушателем и, наконец, зачем вообще нужны подобные проекты.

"Лента.ру": Кто, когда и зачем придумал проект "Школа гражданского лидерства"?

Олег Козловский: Идея этого проекта родилась где-то год назад, когда я обдумывал, какие проблемы мешают нашему гражданскому обществу. Ситуация такова, что оно не может влиять ни на решения государственных органов, ни на умы сограждан. И одна из главных причин такого печального положения дел состоит в том, что атмосфера, которая сложилась сейчас в общественных организациях, не располагает к какой-либо эффективной работе. Люди, состоящие в таких организациях, зачастую сами не верят в возможность чего-то добиться, и, соответственно, те из них, кто привык побеждать и достигать результатов, просто не хотят терять время. В итоге многие из них уходят в бизнес, в журналистику, в науку или в госструктуры, а в общественных организациях остаются люди, для которых эта деятельность - в основном тусовка: возможность развлечься, хорошо провести время, познакомиться с интересными людьми. И эти остающиеся люди не добиваются каких-то существенных результатов. Кроме того, в большинстве наших общественных организаций – гражданских, политических, любых – руководство не менялось на протяжении десяти, а то и двадцати лет. Смены поколений вообще не происходит. В итоге мы имеем отрицательный отбор, когда худшие остаются, а лучшие уходят, и при этом не происходит обновления.

А неверие в то, что организации могут чего-то добиться, хотя бы отчасти не обоснованно?

Олег Козловский Конечно, существование такой точки зрения обосновано некоторыми объективными причинами - а именно тем, что государство плевать хотело на то, что там говорят в гражданском обществе. Чиновники не понимают, зачем им обращать внимание на выступления граждан, и нынешняя система позволяет им во многом игнорировать их. Но есть и субъективные обстоятельства. Гражданские активисты, как правило, не умеют стратегически планировать свои действия. Они делают то, что им нравится, что кажется им интересным, приносит удовольствие. Либо они делают что-то, что считают необходимым делать в настоящее время, поскольку им так велит гражданский долг. Но в итоге то, что нужно, не делается, или даже делаются какие-то вещи, которые отталкивают сторонников и отдаляют от цели.

Если обобщить, то получается, что наши общественные организации ориентируются не на общество как таковое, а на интересы своих собственных активистов, создателей или лидеров. В итоге организации просто становятся вещью в себе.

Алексей Захаров: Я все-таки ученый, занимаюсь общественными науками, работаю в Высшей школе экономики. Я считаю, что две важных причины, по которым наша страна сейчас не реализует полностью свой потенциал, - это, во-первых, низкий уровень доверия людей друг к другу в обществе, а во-вторых, недостаточная инициативность граждан. Но на сложившуюся ситуацию можно попытаться повлиять. И этот проект, по-моему, очень хорошо вписывается в формат того, что должно быть сделано.

И каким образом Школа может изменить эту ситуацию?

Олег Козловский: Глобальная цель этого проекта, которую мы, конечно, не рассчитываем реализовать в первый же год - помочь смене поколений гражданских лидеров, помочь тому, чтобы в нашем гражданском обществе появились новые лица, новые имена, новые люди. Эти люди должны не просто хотеть сменить нынешних лидеров – желающих и так хватает, но должны быть в состоянии это сделать и стать более эффективными, чем старая гвардия, чтобы избежать большинства тех субъективных проблем, с которыми сейчас сталкивается гражданское общество и о которых я говорил выше.

Новые лидеры должны иметь в голове стратегический план, они должны ориентироваться не на самих себя и свои интересы, а на граждан. Они должны не воевать и драться друг с другом, а уметь договариваться между собой. И, конечно, эти люди должны владеть определенными знаниями. Существуют абсолютно простые инструментальные вещи, которые необходимы для успешной деятельности на этом поприще - начиная от умения интересно вести блог и заканчивая навыками поиска финансирования под какой-то проект или идею. Очень часто молодые активисты, у которых горят глаза и даже есть какие-то лидерские задатки, этих вещей не знают.

Алексей Захаров: У слушателей появится мотивация, они поймут, что в стране есть другие граждане с такой же активной позицией - мы, кстати, хотим отдать предпочтение иногородним и отбирать на Школу не только москвичей. У людей появятся контакты друг с другом, с известными активистами, контакты в СМИ. То есть благодаря Школе будет образовываться то, что принято назвать "социальным капиталом": горизонтальные связи, доверительные отношения между различными людьми. И плюс слушатели смогут обменяться опытом друг с другом.

Чему конкретно будут учить слушателей Школы?

Олег Козловский: Занятия буду разделяться на несколько категорий. Практическая, так сказать, приземленная часть будет включать семинары, на которых будут разбираться такие темы, как, например, навыки работы с прессой, навыки работы в социальных сетях, основы стратегий по поиску финансирования, способы решения каких-то ежедневных проблем, с которыми сталкивается любая общественная организация. Также у нас будет более фундаментальная часть, состоящая из серии лекций о том, какую роль играет гражданское общество в России и какую роль оно должно бы играть, какую роль играет гражданское общество в идеальной демократической системе, как оно связано с экономикой, с политической системой и так далее. Цель этих лекций – выработать у слушателей понимание того, что они не просто занимаются неким приятным хобби в свободное время, а делают очень важную работу, которая является существенной составляющей любого общества.

Кто будет вести занятия в Школе? Кто те люди, у которых есть эти знания?

Олег Козловский: Тренинги будут проходить с осени по весну, так что запланировать всех спикеров до мая включительно нет никакой возможности. Мы сейчас находимся в стадии набора спикеров, но предварительное согласие уже дали, например, Елена Панфилова - директор Transparency International (международная антикоррупционная организация - прим. "Ленты.ру") в России, Марина Литвинович - известный политтехнолог и блогер, еще один известный блогер Олег Козырев, Алексей Захаров - доцент Высшей школы экономики, который будет преподавать ту самую фундаментальную часть. Мы также надеемся, что в нашем проекте согласится участвовать Алексей Навальный. Вообще, мы будем стараться каждый раз приглашать интересных людей, которые смогут рассказать о каком-то одном аспекте общественной и гражданской деятельности. Потому что важная составляющая обучения в Школе - дать возможность посещающим ее молодым активистам познакомиться друг с другом и с теми, кто сможет им в дальнейшем как-то помочь в их общественной деятельности.

Вы планируете приглашать известных политических активистов - например, Сергея Удальцова, Эдуарда Лимонова и других?

Олег Козловский: Возможно, мы пригласим Удальцова или Лимонова - у нас нет аллергии на эти фамилии, тем более что лично я с ними хорошо знаком. Но, с другой стороны, мы хотим приглашать не просто людей с известными фамилиями - мы хотим приглашать людей, которые могут рассказать о неких новых вещах, которые могли бы повернуть в другую сторону отношение к гражданской деятельности. Мы планируем звать тех, кто успешен, кто уже чего-то добился и кто может поделиться своим опытом. И у Удальцова, и у Лимонова такой опыт есть, но и они сами и их деятельность и так уже достаточно хорошо известны.

Как вы будете оценивать успех или неуспех проекта? Слушатели должны будут представить какой-то отчетный проект, сдать экзамен или сделать еще что-то?

Олег Козловский: Какого-то экзамена не будет, потому что мы все-таки преподаем не математику и не химию, когда можно составить список билетов, опросить по ним и понять, что люди выучили. Школа - это долгосрочный проект, и окончательный ее результат можно будет оценить через два или даже три года. Только тогда можно будет понять, чего смогли добиться те люди, которых мы будем обучать - смогли ли они создать внутри себя какое-то сообщество и смог ли кто-то из них в отдельности добиться неких успехов. А непосредственно после окончания тренингов мы будем, прежде всего, ориентироваться на то, что будут говорить сами участники, насколько услышанное показалось им интересно и полезно, будут ли они это советовать нашу Школу знакомым и так далее.

Алексей Захаров: Нет, никаких экзаменов или чего-то подобного не будет. В процессе обучения каждый человек должен будет участвовать в дискуссиях, должен будет рассказывать о своем собственном проекте. То есть участие людей в Школе не будет полностью пассивным.

А по каким критериям вы тогда будете оценивать эффективность Школы?

Алексей Захаров: Посмотрим в глаза участникам. Если глаза блестят - значит, проект удался. Я думаю, что здесь довольно сложно выработать какие-то конкретные критерии. Потом можно будет посмотреть, насколько хорошо реализуются те проекты, которые предлагали участники Школы.

Вы все время говорите "мы хотим", "мы планируем"… А "мы" - это кто? Расскажите немного подробнее об организаторах Школы.

Олег Козловский: Школу организует фонд "Образ будущего" - это достаточно молодая организация, которая была создана в 2010 году. У фонда есть два основных проекта - Школа и конференция по использованию новых технологий и новых медиа для общественной деятельности под названием iWeekend. Основная долгосрочная цель фонда - помощь в укреплении гражданского общества.

На какие средства существует фонд?

Олег Козловский: Это некоммерческая организация, которая существует за счет доноров, грантов и добровольных пожертвований. Кроме того, этому проекту содействует американский Фонд в поддержку демократии.

Опираясь на таких спонсоров, не боитесь ли вы неизбежных обвинений в том, что Школа и фонд действуют по указке Госдепа США?

Олег Козловский: Во-первых, Фонд в поддержку демократии не связан с Госдепартаментом - это негосударственная структура. И хотя они получают, в том числе, государственное финансирование, но не от правительства, а непосредственно от парламента - то есть, фактически, они никак не зависят от американского правительства. И уж тем более они не могут нам диктовать, что нам делать, а чего не делать. Вообще, мы стараемся получать финансирование из разных источников, чтобы у нас не было зависимости от одного донора, но, к сожалению, пока под подобный проект найти деньги в России гораздо сложнее, чем в США.

Давайте немного поговорим о кандидатах в слушатели Школы. По каким критериям вы будете их отбирать?

Олег Козловский: Мы изначально хотели, чтобы слушателями у нас были разные люди, и мы будем специально стараться сделать так, чтобы не возникало какого-то единого портрета идеального участника. Наша задача - как раз перемешать людей, чтобы на Школе было представлено несколько категорий. Одна категория - это уже "действующие" активисты, которые чего-то добились на своем пока, может быть, небольшом уровне. В эту группу может попасть, например, человек, который у себя в городе организовал группу граждан, борющихся с точечной застройкой, или с замусориванием города, или спасающих бездомных животных, или еще что-то в этом роде. Как показывает практика, такие люди достигают определенного критического уровня, а дальше им расти тяжело, потому что оказывается, что хотя на уровне города их все знают, но на более высокий уровень выйти невозможно, потому что там об этих активистах ничего не слышали и никто не воспринимает их всерьез. Из-за отсутствия каких-то знаний и навыков люди застопориваются на этом уровне, теряют интерес к своей деятельности и уходят из нее. Мы хотим их поймать именно в этот момент и дать новые знания и контакты, которые позволят им выйти на межрегиональный, федеральный, а потом, может быть, и национальный уровень деятельности и известности.

Кроме того, мы рассчитываем, что среди слушателей будут люди из совсем иных сфер - например, из сферы бизнеса, искусства или науки, которые по каким-то своим внутренним причинам решили применить себя и в гражданской деятельности. То есть мы будем всячески стараться не допустить варения слушателей в собственном соку, которое приводит ко всем тем проблемам, о которых я говорил в начале нашего разговора.

Но, я думаю, что в основном на Школе будут присутствовать достаточно молодые люди - условно до 35 лет, хотя у нас нет жестких возрастных ограничений. Это будут люди, которые уже чего-то добились - то есть даже если человек пришел из бизнеса и никогда не занимался общественной деятельностью, то он должен уже как-то проявить себя в бизнесе. Если человек приходит из науки, то мы будем смотреть, добился он чего-то в науке или нет, потому что если человек приходит просто от безделья, то это не тот человек, который нам нужен.

А сколько народу вы уже собрали и каково пока примерно соотношение всех этих групп?

Олег Козловский: Сейчас у нас около 40 заявок, и мы продлили срок их приема, потому что хотим сделать более серьезный конкурс – в общей сложности мы планируем набрать группу из 20-25 человек. Я предварительно просматривал заявки, и все те категории, о которых я только что говорил, там представлены. Это меня здорово радует, потому что я опасался, что там будут, в основном, обычные "подозреваемые": уже и так известные активисты, которые услышат об этом проекте и подадут заявки.

А как в принципе люди могут узнать о вашей Школе? У вас есть группы в Facebook, в сети ВКонтакте, в Twitter, но какой-то широкой рекламы этого проекта я не видела.

Олег Козловский: Да, мы не используем серьезную пропагандистскую рекламу. В основном люди узнают о Школе из двух источников. Первый - это тематические рассылки каких-то общественных организаций для тех, кто интересуется гражданской деятельностью. Второй источник - это личные приглашения: мы просим людей, которым интересна тема, но которые сами не собираются участвовать, чтобы они пересылали информацию своим друзьям и знакомым. Кроме того, мы представляли Школу на "Антиселигере", и те, кто там был, уже рассказали о проекте своим друзьям и знакомым.

Давайте предположим, что среди заявок окажутся заявки от людей, придерживающихся, скажем так, провластных взглядов, и/или состоящих в проправительственных общественных организациях. У таких людей есть шансы попасть на Школу?

Олег Козловский: Мы будем рассматривать любые заявки. Конечно, если человека интересует только государственная карьера или он мечтает попасть в Госдуму на плечах каких-то организаций, этот человек нам будет не очень интересен, потому что он не усилит гражданское общество. Точно так же нас вряд ли заинтересуют люди, которые стремятся только заработать деньги. Но, в принципе, у нас уже есть несколько заявок от людей, которые связаны с какими-то проправительственными организациями. Мы будем смотреть индивидуально - если человек действительно хочет участвовать в каких-то реальных гражданских активностях, то почему бы и нет?

То есть, условно говоря, участник движения "Сталь" (прокремлевское движение, известное некоторыми радикальными акциями – прим. "Ленты.ру") может попасть на эту Школу?

Олег Козловский: Первый этап при приеме на Школу – это отправка нам мотивационного письма, в котором человек описывает, что его, собственно, заинтересовало в проекте и что он хочет делать. Если это письмо покажется нам интересным и убедительным, то мы будем разговаривать с человеком персонально. Если мы увидим, что человек - будь он хоть в "Стали", хоть в движении "Наши", хоть в "Молодой гвардии" - действительно хочет заниматься общественными инициативами, что он не пришел для того, чтобы устроить провокацию - все-таки выборы на носу - или для того, чтобы применить новые знание в какой-нибудь политической кампании, то тогда - почему нет? Мы не налагаем запретов на участие из-за политических взглядов претендентов.

Вы все время подчеркиваете, что у школы не будет политического уклона. Но среди основных организаторов много участников оппозиционных движений - например, "Солидарности". Вы не опасаетесь, что Школу будут сравнивать с "Селигером", рассматривать ее как такой оппозиционный аналог этого лагеря?

Олег Козловский: Пусть сравнивают с чем хотят. Если вместо того, чтобы рассказывать слушателям какие-то полезные вещи, объяснять, как добиваться общественно-полезных целей, мы действительно будем вести пропаганду и настраивать людей на борьбу с государством, то, наверное, в следующем году, если наш проект получит продолжение, к нам никто не пойдет. Или пойдут совсем не те люди, которых мы хотели бы видеть. А если мы будем рассказывать людям действительно то, что им полезно и нужно, то я не вижу, чем нам вся эта критика помешает. В общем, общество для того и существует, чтобы были разные мнения.

Алексей Захаров: Наш проект не связан ни с какими партиями. Олег Козловский состоит в "Солидарности", но мы, тем не менее, совершенно сознательно себя дистанцируем от любой политической партии. Наш проект неполитичен. Хотя, конечно, сейчас в нашей стране любой независимый проект воспринимается как политический, но нет, мы не готовим политических активистов. Это не является нашей целью.