Новости партнеров

Смена караула

Глава надзора Банка России уволился после череды скандалов

Глава надзорного блока Банка России Геннадий Меликьян уходит в отставку. Преемника ему еще не подобрали, но скорее всего, пост Меликьяна вновь займет человек из ЦБ. Не исключено, что уход Меликьяна может быть связан с "проколами" Банка России в надзоре за последнее время, но официального подтверждения этому нет.

Временщик

В сентябре 2006 года в Москве был убит первый зампред Центробанка РФ Андрей Козлов, курировавший банковский надзор. По версии следствия, причиной убийства первого зампреда ЦБ стала его профессиональная деятельность, связанная с выдачей и отзывом банковских лицензий. Через несколько дней после убийства Козлова, когда ЦБ сообщил о назначении на пост главы комитета банковского надзора (КБН) Геннадия Меликьяна, российские СМИ сочли это назначение техническим. Газета "Коммерсантъ" писала, что первым зампредом ЦБ, курирующим банковский надзор, станет другой человек, больше отвечающий требованиям Владимира Путина, занимавшего на тот момент пост президента, по усилению контроля в банковской сфере.

Российские деловые СМИ были убеждены, что Меликьян был назначен главой КБН лишь постольку, поскольку работу Козлова должен был кто-то продолжать, пока руководство ЦБ подыщет более подходящую кандидатуру. Меликьян же входил в совет директоров ЦБ, и был единственным его членом, который на тот момент имел непосредственное отношение к банковскому надзору. Он же принимал и решения о включении банков в систему страхования вкладов. В пользу того, что Меликьян - временщик, свидетельствовало и то, что он не получил еще одну должность своего предшественника - ранг первого зампреда ЦБ.

Источники газеты "Коммерсантъ" утверждали, что одной из вероятных кандидатур на место первого зампреда ЦБ, курирующего банковский надзор, являлся президент "ВТБ-24" Михаил Задорнов, бывший министр финансов РФ, который даже встречался по этому поводу с председателем ЦБ Сергеем Игнатьевым. К тому же за Задорновым стоял президент ВТБ Андрей Костин, который обладает немалым политическим весом.

Журнал Smart Money
также отмечал , что председатель ЦБ явно продолжает искать замену Андрею Козлову. При этом издание указывало, что в момент убийства Козлова Центробанку не менее важно было показать, что его политика не изменилась. КБН же на тот момент прославился решениями, принимать или нет банк в систему страхования вкладов, а после того, как вал разбирательств с банками прошел, еженедельно собирался для решений об отзыве лицензий. Назначение Меликьяна на пост председателя КБН подтверждало бы, что в отношении обналички политика Центробанка не изменилась.

Преемник

Банкиры же считали, что Меликьян был бы идеальной заменой убитому Козлову. С одной стороны, Меликьян был заместителем Козлова в КБН, то есть фактически был частью команды ЦБ, выдавливавшей из банковской системы сомнительные организации. С другой стороны, Меликьян был более расположен к компромиссам с руководством банков, тогда как Козлов был менее склонным к поиску компромиссов человеком.

Видимо, взвесив все аргументы, Сергей Игнатьев пришел к выводу, что именно Меликьян лучше других продолжит проводить линию ЦБ по усилению надзора и очищению банковской системы. В феврале 2007 года Меликьян получил пост первого зампреда Банка России.

До прихода в ЦБ в 2003 году Меликьян в 1992-1997 годах возглавлял Министерство труда, в 1997-2003 годах работал зампредом правления Сбербанка, а в 2003 году был назначен руководителем главной инспекции кредитных организаций Банка России. Получив должность первого зампреда ЦБ, Меликьян продолжил проводить линию по усилению надзора и очищению банковской системы, однако кардинальных изменений в надзорной политике ЦБ от него не ждали.

Между тем, претензий к качеству надзора у участников рынка было полно. Впервые идея выделения функции надзора из структуры ЦБ возникла еще в 2000 году, а буквально через две недели после того, как Меликьян возглавил надзорный блок ЦБ, депутаты Госдумы предложили лишить Банк России надзорных функций, передав их Росфинмониторингу, который тогда возглавлял Виктор Зубков. Председатель Госдумы Борис Грызлов, критикуя надзорную практику на банковском рынке, тогда глубокомысленно заявил, что "укрепление надзора есть единственно правильный путь, однако этот процесс уводит в сторону от достижения основной его цели". Представители Росфинмониторинга более аргументировано указывали, что надзорный орган не может быть одновременно законотворческим, а глава финансовой разведки Зубков заявил, что "несмотря на то, что ЦБ в прошлом году отозвал 60 лицензий, это не отразилось на количестве нарушений".

В марте 2007 года Меликьян специально написал статью, в которой заявил, что систему надзора стоит развивать на базе существующей системы и без революций. Зампред ЦБ не исключал, что "с развитием фондового рынка и более тесным переплетением операций его участников" возникнет необходимость передачи функций банковского надзора мегарегулятору, то есть организации, которая осуществляла бы регулирование и надзор за деятельностью всех участников финансовых рынков, включая банки, инвестиционные и страховые компании, пенсионные фонды и так далее.

Однако зампред ЦБ прямо указывал, что эффективность такого подхода сомнительна, а также настаивал, что при выведении надзора из Банка России, имеющего высококвалифицированный персонал и достаточно развитую надзорную систему, неминуемо его ослабление. Меликьян также отмечал, что резкая критика работы Банка России не нашла поддержки у большинства представителей банковского сообщества, хотя без "обиженных", конечно, не обошлось.

Дворник

"Обиженных" действительно было полно. Пожалуй, самым неоднозначным критиком надзора ЦБ выступил банкир Алексей Френкель (следствие посчитало его заказчиком преступления), который из-за решетки написал целый ряд статей в СМИ, обвинив Центробанк в выводе огромных средств из России, а ряд чиновников регулятора - в коррупции. В частности, речь в письмах Френкеля шла о тех департаментах Центробанка, которые возглавляли члены совета директоров ЦБ Виктор Мельников и Михаил Сухов, а также покойный Козлов.

Хотя с Меликьяном не согласились и многие другие эксперты (глава банковского комитета Госдумы Владислав Резник прямо написал, что созданная ЦБ система надзора принципиально не видит различия между законом и беззаконием, ее организационная структура заточена под применение неформальных методов борьбы с банками, а кадры обучены именно этим методам), решение отобрать надзор у ЦБ сочли труднореализуемым из-за отсутствия законодательной базы и специалистов в других ведомствах. Кроме того, банковское сообщество, испугавшись бумажной волокиты, к высказанным предложениям реформировать надзор отнеслось резко отрицательно. В итоге надзорный блок так и не вывели из-под ЦБ, а регулятор продолжил свой крестовый поход, зачищая рынок от недобросовестных банкиров.

Для этого ЦБ намеревался еще в конце 2008 года установить размер минимального капитала для банков на уровне 5 миллионов евро, что позволило бы Банку России выбросить с рынка игроков, отозвать лицензии которых регулятор по формальным признакам не мог. Данная мера должна была лишить лицензий треть из 1125 российских банков, однако тут разразился кризис, после чего с рынка банки уходили уже сами по себе, а ужесточить требования к капиталу работающих в России кредитных организаций ЦБ решился лишь с 2010 года.

Банк России всегда был обеспокоен большим количеством кредитных организаций в России, и Меликьян придерживался соответствующей политики. В 2009 году ЦБ аннулировал 44 лицензии, еще 12 лицензиями на рынке стало меньше в результате рыночных сделок. В 2010 Центробанк отозвал 53 лицензии, зарегистрировав лишь один новый банк. В результате к началу 2011 года в России осталось 955 действующих банков. По прогнозу ЦБ, к 2012 году число действующих в России банков может сократиться до 900 - на 55 кредитных организаций.

Отставник

Чистка рынка, впрочем, то ли продолжалась недостаточно быстро, то ли чистили не там, где надо, но к лету 2011 года за надзорный блок ЦБ не критиковал уже только ленивый.

В апреле 2011 года глава ВТБ Андрей Костин возложил на "слабый надзор" Центробанка ответственность за "беспредел" в Международном промышленном банке (остался должен кредиторам более 80 миллиардов рублей), Банке Москвы (на спасение которого государство потратит рекордные 300 миллиардов рублей), банке ВЕФК и череду банкротств целой группы банков Матвея Урина. Последней каплей стало запоздалое решение об отзыве лицензии у АМТ-банка, выплаты вкладчикам которого (12,4 миллиарда рублей) стали рекордными в истории Агентства по страхованию вкладов.

Короче говоря, никто не удивился, когда в начале августа стало известно, что Меликьян, пять лет курировавший надзор в банковском секторе, покидает свой пост. Его отставка принята главой ЦБ 29 августа, а последним рабочим днем будет 9 сентября.

63-летний Меликьян утверждает, что хотел уйти еще в декабре прошлого года, но с отставкой пришлось повременить по просьбе Сергея Игнатьева. "В СМИ вокруг моей отставки сразу возникла целая масса домыслов. В том числе ее связывали с отзывом лицензии у АМТ-банка. Но это полный бред", - отметил он, добавив, что "устал психологически".

Сейчас Банк России подбирает претендентов на вакантное кресло. По словам Меликьяна, он уже рекомендовал кандидатов на свой пост, отметив, что отдает предпочтение действующим сотрудникам ЦБ. Не исключено, что его сменщиком станет один из руководителей двух ключевых надзорных департаментов Банка России: или Михаил Сухов, или Алексей Симановский.

Стоит ли в этом случае ждать реформ и каких, неясно. Впрочем, учитывая, что кресло первого зампреда ЦБ, курирующего надзор, до сих пор наименее комфортное в Банке России, особенно выбирать здесь не приходится. Недаром глава совета директоров МДМ-банка Олег Вьюгин, ранее уже работавший в ЦБ, от такой чести отказался.