И нефть туда же

К обвалу на рынках присоединились цены на сырье

Масштабный обвал на фондовых и валютных рынках, продолжающийся с середины сентября, вновь набрал обороты. На этот раз он сопровождается и падением цены на нефть - баррель Brent к 4 октября подешевел до 100 долларов. И хотя через несколько часов его стоимость вновь вернулась к трехзначным отметкам, становится все очевиднее, что базовый параметр российского бюджета на 2012 год - цену на нефть - придется пересматривать.

По графикам ведущих фондовых индексов мира видно, что после резкого обвала биржевых показателей в середине сентября, в результате которого мировой индекс MSCI All Country World вступил в "медвежью" фазу, наступила волна коррекции: акции стали медленно, но дорожать. Коррекция эта, впрочем, была недолгой - уже в который раз рынок споткнулся о потенциальный греческий дефолт.

На сей раз поводом для обвала стало принятие бюджета Греции на 2012 год и пересмотр прогнозов на 2011-й. В Афинах не смогли снизить дефицит бюджета-2012 до 6,5 процента ВВП, как того требовали МВФ и Еврокомиссия, и оставили его на уровне 6,8 процента. В 2011 году разрыв в цифрах оказался более драматичным - 8,5 процента вместо запланированных кредиторами 7,6 процента.

Бюджет правительство Греции одобряло в воскресенье, а уже с понедельника на биржах по всему миру снова начался спад. В Европе он усугубился тем, что стала известна и первая жертва греческого кризиса среди банков: акции франко-бельгийского банка Dexia, специализирующегося на финансировании государственных программ, упали сначала на 10 процентов, а потом - еще на 22. Во Франции и Бельгии уже начали придумывать план спасения финансовой организации - скорее всего, она будет разделена на две части, причем в одну из них выделят наиболее "проблемные" ее активы.

Естественно, новый греческий бюджет коснулся не только фондовых рынков, но и валютных: евро 4 октября опустился до отметки в 1,3163 доллара, что является минимумом за последние девять месяцев. Правда, в самом ослаблении европейской валюты для экономики еврозоны нет ничего плохого (низкий курс местной валюты помогает экспортерам и вытесняет импорт), но ведь, с другой стороны, экономика от потенциального дефолта Греции никак расти не будет. В банке Goldman Sachs, например, считают, что в начале 2012 года еврозона окажется в состоянии рецессии - аналитики финансовой организации предполагают, что ВВП региона будет снижаться как в четвертом квартале 2011 года, так и в первом квартале 2012-го.

Российским биржевым показателям (как валютным, так и фондовым) достаточно было бы и этих новостей, чтобы продолжать сессия за сессией обновлять минимумы с середины 2010-го или вовсе с 2009 года. Однако ко всем бедам в России добавилась еще одна: цены на нефть марки Brent опустились до минимума за год и упали ниже 100 долларов за баррель. Именно к Brent привязана стоимость российского экспортного сорта нефти Urals.

Впрочем, ситуация на сырьевых рынках сейчас складывается весьма любопытно и без Brent.

Дешевые ископаемые

По итогам третьего квартала 2011 года сырьевой индекс Standard & Poor's GSCI Commodity (в него, помимо нефти, металлов и других полезных ископаемых, входит также и сельскохозяйственная продукция) падал рекордными темпами с конца 2008 года - за три месяца он сократился на 12 процентов. В октябре падение индекса продолжилось, и к 4 октября он достиг минимума с декабря 2010 года.

Обычно когда на рынках наступает период нестабильности, инвесторы вкладываются в драгоценные металлы - серебро и золото. Однако на этот раз просели и они: золото к 5 октября торговалось ниже отметки в 1600 пунктов за тройскую унцию. Это на 320 долларов меньше, чем исторический максимум, который был достигнут в начале сентября 2011 года. В начале года золото, правда, было еще дешевле: в январе оно торговалось в районе 1405 долларов за унцию.

Вместе с драгоценными металлами падает стоимость и недрагоценных. Так, медь в Лондоне опустилась в начале сентября ниже 6800 долларов за тонну, хотя еще в июле она стоила чуть менее 10 тысяч долларов. Если металл подешевеет еще на тысячу долларов, то цены опустятся до значений, зафиксированных в 2008 году.

Между тем, именно рынок меди многие эксперты используют для анализа ситуации в промышленности. Дело в том, что медь используется в большом количестве производств - от автомобильных до высокотехнологичных. Поэтому спрос на этот металл при условии более или менее стабильных поставок на рынок отражает ситуацию в мировой экономике. Или - что точнее - отражает мнения инвесторов о том, в каком состоянии глобальная экономика будет в ближайшее время.

Похожая ситуация наблюдается и по контрактам на олово, никель, алюминий и другие металлы, часть из которых активно экспортируется российскими компаниями. Это означает, что в ближайшее время им, возможно, предстоит снижать прогнозы по выручке. Кроме того, по опыту кризиса 2008 года можно предположить, что в условиях низких цен этим компаниям будет сложнее получить кредиты. Это и заставляет трейдеров на ММВБ и РТС сбрасывать акции российских корпораций, опуская фондовые индексы до новых минимумов.

Впрочем, не исключено, что пересматривать придется не только бюджеты отдельных компаний, но и бюджет всей страны. Тем более что опыт подобного рода пересмотров в правительстве уже накопили немаленький.

Бюджетная коллизия

Цены на нефть - один из основных показателей для российского бюджета, от которого в конечном итоге зависят и расходы на оборону, и на "социалку", и на инвестиции. В кризисном 2008 году бюджет изначально был сверстан из расчета цены на нефть в 95 долларов за баррель. То, что эта цифра является завышенной, стало понятно уже осенью 2008 года, когда цены на нефть полетели вниз вместе с фондовыми рынками. Тем не менее, и Госдума, и Совет Федерации бюджет одобрили, а в конце года его подписал и президент Дмитрий Медведев.

В итоге в начале 2009 года власти в срочном порядке стали верстать обновленный бюджет. Его сделали уже из расчета в 41 доллар за баррель.

В 2011 году случилась уже обратная история - бюджет сверстали исходя из цены в 75 долларов за баррель, а она с начала года стабильно превышала 100 долларов. В результате летом прогнозы были пересмотрены в сторону увеличения - как доходов бюджета, так и расходов.

С бюджетом 2012 года чиновники снова могут "не попасть". В конце августа Минэкономразвития подняло прогнозную цену на нефть, которую в итоге и заложили в бюджет, до 100 долларов за баррель. Иными словами, в министерстве предполагают, что стоимость нефти останется на тех же уровнях, что и сейчас - именно поэтому отметка в 100 долларов по Brent для России важна не только психологически (как для большинства других стран мира), но и практически. Ведь если стоимость углеводородов упадет, то Минэкономразвития придется рассчитывать новый прогноз по доходам, ведь от нее зависят и перечисления таможенников (от экспортной пошлины), и налоговиков (от налога на добычу полезных ископаемых, НДС и других).

Бюджет пока только поступил в Госдуму и еще не прошел ни одного чтения - в принципе, его еще не поздно отозвать в правительство. Вопрос только в том, что никто пока не может сказать, какой будет цена на нефть, так как никто не понимает, почему инвесторы решили играть на понижение именно сейчас. Ведь пока Греция еще не объявила дефолт, еврозона не вошла в рецессию, крупные банки еще не стали повсеместно сообщать о многомиллиардных убытках. Следовательно, трейдеры играют только на ожиданиях экономического обвала. Следовательно, вполне возможно, что когда он действительно произойдет, окажется, что "дно" уже достигнуто и резких колебаний не будет ни на сырьевом, ни на фондовом рынках.

Так что, возможно, бюджет пока стоит не трогать и поскорее принять его в старом виде. Все равно потом придется менять - в ту или в другую сторону.