Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

Шпион на полставки

Вдова Литвиненко признала мужа агентом британских спецслужб

Шпионский скандал вокруг смерти бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко обрел второе дыхание. Спустя почти пять лет в Лондоне возобновилось судебное дознание, в рамках которого будет проведено полноценное публичное расследование обстоятельств загадочного происшествия. Вдова Литвиненко уже публично заявила, что ее муж работал на британские спецслужбы.

Впрочем Марина Литвиненко не спешит признавать мужа полноценным агентом разведки Ее Величества. Как рассказала вдова воскресному изданию бульварной газеты The Daily Mail, ее покойный супруг помогал спецслужбам бороться с "русской мафией". Его консультации ценились достаточно высоко. По оценке Марины Литвиненко, Александр получал за свои советы десятки тысяч фунтов стерлингов. Причем помогал он как разведке MI6, так и контрразведке MI5.

Заявление вдовы сбежавшего в Лондон чекиста последовало после возобновления 13 октября 2011 года судебного дознания в коронерском суде лондонского района Сент-Панкрас. Судья-дознаватель (именуемый в британском праве коронером) Эндрю Рид (Andrew Reid), ведущий дело о смерти с Литвиненко с самого начала, провел только одно слушание в декабре 2006 года и отложил дальнейшие судебные процедуры на неопределенное время.

Литвиненко скончался в лондонской больнице University College Hospital в ночь на 24 ноября 2006 года. Незадолго до смерти он якобы продиктовал записку, в которой обвинил в случившемся с ним российские власти во главе с тогдашним президентом Владимиром Путиным. Содержание записки огласил друг покойного Александр Гольдфарб. К озвученным обвинениям присоединились Борис Березовский и сбежавший на Запад еще в советское время бывший сотрудник КГБ Олег Гордиевский. В Кремле сразу же отвергли все подозрения в причастности к этому инциденту, отметив, что резона убивать Литвиненко у российских властей не было.

На следующий день после смерти бывшего чекиста впервые появилось утверждение, что он был отравлен полонием. Однако еще накануне, 23 ноября, завотделением интенсивной терапии, в котором лежал Литвиненко, исключил наличие в организме пациента радиоактивных веществ. Он также отметил, что врачи так и не пришли к однозначному выводу о том, чем болен Литвиненко. Однако уже вечером 24 ноября на специально созванной пресс-конференции медики заявили, что покойный подвергся воздействию сильного альфа-излучения.

Делом о смерти Литвиненко занялось антитеррористическое подразделение лондонской полиции. Его кончина поначалу трактовалась как произошедшая "при невыясненных обстоятельствах". Проведенная патологоанатомическая экспертиза пришла к выводу, что Литвиненко, вероятно, умер от отравления полонием. Он был похоронен в закрытом гробу, однако результаты экспертизы так и не были обнародованы, как объяснялось, по этическим мотивам.

6 декабря 2006 года Скотланд-Ярд выступил с заявлением, в котором говорилось, что у полицейских имеются основания считать смерть Литвиненко насильственной, однако у них пока еще нет понимания того, как убийство было совершено, кем и зачем. 7 декабря дело об убийстве Литвиненко возбудила Генпрокуратура РФ, поскольку покойный сохранил российское гражданство.

Скотланд-Ярд тем временем передал дело Литвиненко в службу уголовного преследования Великобритании, и в мае 2007 года директор государственного обвинения Кен Макдоналд заявил, что обвинения должны быть предъявлены российскому гражданину, бывшему сотруднику ФСБ Андрею Луговому. Предполагается, что он подсыпал полоний своему бывшему коллеге в чай, когда они встречались в начале ноября 2006 года в одной из лондонских гостиниц.

С тех пор дело Литвиненко не продвинулось ни на шаг. Россия отказалась выдавать своего гражданина для предъявления ему обвинений в Лондоне; Луговой избрался в Госдуму от ЛДПР, получив дополнительный иммунитет от уголовного преследования, а также стал потерпевшим в российском варианте расследования. Россия и Великобритания устроили по этому поводу холодную дипломатическую войну, отголоски которой чувствуются до сих пор.

Принципиальным вопросом в деле Литвиненко является точная причина его смерти. Поскольку официальные результаты экспертизы еще не обнародованы, то появляется простор для всевозможных слухов и домыслов. Согласно британскому законодательству, в случае смерти человека при подозрительных обстоятельствах подтвердить или опровергнуть наличие преступного умысла должен именно коронер. В особых случаях дело выносится на рассмотрение коронерского суда, в котором состоит сам коронер и малое жюри присяжных из шести заседателей. Если суд приходит к выводу о том, что смерть была насильственной, то дело уже передается в уголовный суд, который на основании собранных следствием данных выносит решение о виновности подозреваемого.

В случае с Литвиненко официальное заключение коронера о его насильственной смерти так и не было принято. Поэтому результаты проводившегося параллельно расследования, вроде бы уже нашедшего виновного в лице Лугового, пока не достаточны для суда над ним. Именно поэтому возобновление судебного дознания дает шанс узнать новые подробности о жизни и смерти Литвиненко.

На состоявшемся 13 октября заседании прошли только предварительные слушания. Но и они уже принесли немалый результат. Марина Литвиненко через своих адвокатов потребовала провести полномасштабное расследование обстоятельств смерти ее мужа, то есть чтобы суд рассматривал не только сам факт его смерти, но и события, ей предшествовавшие. Кроме того, она потребовала, чтобы в суде дали показания сотрудники MI5 и MI6, которые работали с ее супругом. Судебное дознание также должно будет выяснить, могли ли спецслужбы предотвратить гибель Литвиненко.

Любопытно, что в этом аспекте с Мариной Литвиненко солидаризовался Луговой, который настаивает на своей невиновности и к тому же высказывает сомнение, что смерть его знакомого была насильственной, а не являлась, скажем, самоубийством. В рамках судебного дознания Луговой выразил готовность дать показания британскому суду посредством видеомоста. Он также считает необходимым, чтобы британские спецслужбы представили суду материалы, имеющие отношение к делу. Россиянин не исключает, что к смерти Литвиненко могут быть причастны британские спецслужбы, Березовский или "русская мафия". Впрочем эти версии уже выдвигались и раньше.

Марина Литвиненко со своей стороны настаивает, что за гибелью ее мужа стояли российские официальные структуры, которые до сих пор оказывают информационное, юридическое и иное давление по этому делу. По ее словам, команду британских адвокатов Лугового, которые будут представлять его в суде, оплачивает российское правительство. В частности, непосредственно его интересы в суде будет представлять адвокат в ранге барристера Джессика Саймор (Jessica Simor), которая специализируется на делах, связанных с нарушениями прав человека.

В связи с этим вдова Литвиненко попросила заинтересованную общественность помочь ей собрать средства на оплату собственной команды юристов, чтобы она могла на равных соперничать с российскими властями. Она уточнила телекомпании Sky News, что ее расходы на суд могут составить сотни тысяч фунтов стерлингов. Однако в Москве опровергли предположение, будто помогают оплачивать судебные издержки Лугового, и заявили, что участие в процессе является его личным делом. В McGrigors также отказались уточнять, кто им платит за юридическое сопровождение, сославшись на соображения конфиденциальности.

Судебное дознание, по самым скромным оценкам, займет не менее нескольких месяцев и безусловно даст пищу для новых сплетен и инсинуаций. Однако Рид, согласившийся с проведением полномасштабного расследования, пока не спешит назначать следующее заседание. Неторопливость и обстоятельность британского суда лишь еще больше подогревает интерес к, казалось, позабытому делу Литвиненко. Очевидно, что от окончательного решения коронера зависит слишком многое, так что стоит посмотреть, насколько публичным будет расследование и независимыми - его выводы.

Мир00:0611 октября

Русские, назад!

Нефть, коррупция, террор: зачем Россия возвращается в охваченный беспорядками Ирак?