Хотите видеть только хорошие новости?

У края платформы

Что "ПингВин Софтвер" сумел сделать за 16 дней и 5 миллионов рублей

Дмитрий Комиссаров, фото предоставлено пресс-службой "ПингВин Софтвер"

28 сентября компания "ПингВин Софтвер" была объявлена победителем конкурса по созданию прототипов компонентов национальной программной платформы. Справиться с задачей компания пообещала за 16 дней, затребовав за это 5 миллионов рублей. Срок выполнения заданий конкурса истекал 31 октября. "Лента.ру" поговорила о проделанной работе с гендиректором "ПингВин Софтвер" Дмитрием Комиссаровым.

"Лента.ру": Дмитрий, первый вопрос - удалось ли выполнить задание в означенные сроки?

Дмитрий Комиссаров: Да, мы готовы "сдаваться". 1 ноября мы известили заказчика - в нашем случае это Минкомсвязи - о выполнении задания. Учитывая наступающие праздники, я думаю, что работу у нас примут где-то в десятых числах ноября.

Заказчику мы сдаем, во-первых, набор устанавливающих документов (в частности, техзадания для будущих опытно-конструкторских работ), во-вторых, аналитические отчеты и, в-третьих, прототипы - прототипы операционной системы, СУБД, системы сборки и системы веб-доступа к системе сборки. В последнем случае не делается ничего нового, а, напротив, адаптируются существующие дистрибутивы Linux.

О каких именно дистрибутивах идет речь?

Прежде всего это дистрибутив "Роса" одноименной российской компании, которая также участвует в разработке французского дистрибутива Mandriva. Подчеркиваю, что "Роса" делается в России. Внутри "Росы" реализована особая система сборки - можно "собирать" разные операционные системы. В их число входят "Роса", "МСВСфера", разрабатываемая ВНИИНС, и "НауЛинукс", которым занимается питерская компания Linux Ink. На следующих этапах в этот список планируется включить еще и ALT Linux.

Сосуществование нескольких дистрибутивов было нашей основной идеей, именно с ней мы шли на конкурс. Плохо, когда есть только одна национальная платформа. Мы считаем, что платформ должно быть несколько, и государство нас в этом поддержало. Всегда должна сохраняться конкуренция.

Если платформ предусмотрено несколько, то откуда в техзадании конкурса появилось слово "эталонный"?

Мы специально направили в Минкомсвязи письмо, в котором спросили, сколько может быть систем - одна или больше одной. Нам официально ответили, – и это отражено на сайте госзакупок, - что систем может быть несколько. Мы полагаем, что слово "эталонный" - просто небольшая техническая накладка внутри конкурсной документации.

Что важно государству? Ему важно иметь полностью контролируемую платформу, которая будет развиваться. Ему нужно, чтобы работали прикладные приложения. Мы предложили вместо единой платформы сделать единый фонд алгоритмов и программ. Будут делаться системы сборки, которые обеспечивают так называемое "единое окно входа". Это означает, что для прикладных приложений должны создаваться стандартизованные интерфейсы, а операционных систем может быть много.

Если построить такую схему, убивается сразу несколько зайцев - и в первую очередь обеспечивается конкуренция "снизу". Мы делаем конкурентный, открытый для всех задел.

Что понимается под "прототипами компонентов" НПП? Что вы продемонстрируете Минкомсвязи - презентации продуктов или их работающие образцы?

Я бы назвал это работающим прототипом или моделью. Образец - это скорей то, что должно появиться в результате последующих опытно-конструкторских работ. Но работающий прототип должен делать все, что ему следует делать по техзаданию - система сборки должна "собирать" ОС из исходных кодов, база данных должна работать.

Получается, что основная часть вашей работы состояла не в написании кода, а в систематизации уже существующих наработок?

Да, это так. В непрофильной прессе совершенно неправильно освещалось то, что мы делаем. Мы не разрабатываем операционную систему и, боже упаси, не пытаемся создать "российскую Windows".

Безусловно, сделать новую разработку за 16 дней нельзя, а выполнить аналитику - можно. Например, частью нашей работы был патентный поиск. В итоге мы выдаем отчет, в котором прописывается, какие патенты, связанные с фондом алгоритмов и программ, существуют на текущий момент. Иначе можно попасть в идиотскую ситуацию, запустив госпроект и постфактум выяснив, что какие-то его элементы уже кто-то запатентовал.

Государство делает единую точку входа. Кто за нее платит? Может платить государство - у такого подхода есть плюсы и минусы. Могут платить коммерческие компании, которые хотят работать на государство, - здесь тоже есть плюсы и минусы. Кто является держателем фонда алгоритмов и программ и как он должен функционировать - все это должно быть рассмотрено в наших аналитических отчетах.

Кроме того, мы должны предложить стандарты, которые нужно принять в будущем для того, чтобы вся эта конструкция работала. После этого государство на основе наших рекомендаций произведет выбор и на этой основе будет двигаться дальше - то есть проводить опытные работы, создавать реально работающий фонд алгоритмов и программ, давать задание на разработку стандартов.

Как будут строиться отношения с разработчиками приложения?

У нас есть единая точка входа - фонд алгоритмов и программ. Зарегистрироваться там, я думаю, разработчики смогут бесплатно. Там будут инструменты, которые позволят собрать и протестировать исходный код. Можно будет проверить, запускается ли он на тех системах, которые есть в фонде алгоритмов и программ. Далее разработчик должен будет пройти процедуру сертификации.

Сейчас мы предлагаем государству два варианта - либо процедуру сертификации оплачивает сам разработчик (это будут небольшие деньги - скажем, пять тысяч рублей), либо она финансируется государством. Если вы прошли сертификацию, вы получаете возможность поставлять приложения в органы госвласти в рамках НПП. Крайне важно, чтобы "порог входа" для разработчиков был очень низким. Возможность предлагать свои программы должен иметь практически каждый.

Я описал вам схему в том виде, в каком мы ее предлагаем. Окончательное слово, вы понимаете, остается за государством.

Отмечу еще такой момент. Студии по разработке программ создаются и исчезают - это жизнь. Если студия создала проект, и государство за него заплатило, то этот проект в читаемом и компилированном виде должен присутствовать в фонде алгоритмов и программ. Если вдруг студия исчезнет, государство может объявить конкурс и отдать победителю все наработки.

Говоря о процессах создания и распространения приложений, важно учитывать тот факт, что государство, скорей всего, не будет финансировать конкурирующие разработки. Для пользователей будет существовать нечто вроде магазина приложений, в котором какие-то продукты будут платными, а какие-то - бесплатными, и через который можно будет заказать техническую поддержку.

Когда, на ваш взгляд, НПП дойдет до конечных пользователей?

В первом квартале следующего года будут так называемые "экспериментальные установки". Будет проходить апробацию работающая система, и будут мелкие доработки. Реальные пилотные проекты в ведомствах начнутся в конце 2012 года.

Обсудить
«Смерть как священный долг»
Что такое правильная скорбь и можно ли говорить о мертвых не только хорошо
«Нечего надеяться на руководителей иностранных»
Как на съезде ЕР проигнорировали Трампа и расхватали гематоген
«Им такая жизнь в Москве милей, чем на родине»
Много ли надо бездомным, чтобы выжить в большом городе
Дмитрий Медведев и Владимир Путин в предвыборном штабе после окончания голосования на выборах президента России в 2000 годуЖизнь в выдвижении
Когда Путин сообщит о своих планах на президентские выборы 2018 года
«Пустая голова и тело без сердца»
Художник Олег Кулик о том, почему Ленина следует оставить как арт-объект
«С той стороны люди не хотят воевать»
Беседа «Ленты.ру» с офицером внутренних войск ДНР из подразделения «Восток»
Рэкето-носители
Как была разгромлена державшая в страхе Вятку прокопьевская ОПГ
Наводящие мосты
Инженерные войска отмечают профессиональный праздник
Заложники ситуации
Зачем США разворачивают бригаду в Восточной Европе
Себастьян Фолкс«Я верил, что буду сражаться на третьей мировой войне»
Себастьян Фолкс об уроках истории и нестабильности человека
Парадокс акына
В чем прав лауреат Сталинской премии Джамбул
Период глобального помешательства
Катастрофы ХХ века в книгах Себастьяна Фолкса
«Убийбийствие не есть верно, сказал Мертвый Отец»
Конфликт отца и детей на американский лад
Революционный держите шаг
В 2017 году в театре нас ждут большие потрясения
Заложник президента
Как африканский диктатор решил купить кибероружие и следить за всей страной
Кулер задымился
Как прекрасные девушки заставили югославов полюбить компьютеры
Провинциальный блокбастер
Как герои голливудских шедевров познали российские реалии
«Пацаны вообще ребята»
Как русские гопники покорили интернет и научили Запад сидеть на кортах
МадридЧертова дюжина
Россия открыла 13-й по счету национальный туристический офис
Обойдемся без «шенгена»
Как летать через Европу без визы
Праздник каждый день
Как Финляндия отметит столетие независимости
Медвежий угол
Невероятная Камчатка в фотографиях Владимира Медведева
Лица не увидать
Пользовательницы Instagram посвящают аккаунты своим пятым точкам
Асаны с бутылкой
Пиво, ругань и козлы делают йогу лучше
«Чтобы хорошо жить, деньги и в Азии нужны»
История петербурженки, перебравшейся на Бали
Дональд Трамп с женой Меланией и моделью Хайди Клум в 2008 годуБойкот по-голливудски
На инаугурации Трампа не будет звезд?
За сотку до центра?
Настоящие раритеты, заканчивающие жизнь в роли африканского такси
Тест-драйв самого красивого бюджетника
Длительный тест Renault Kaptur, симпатичнейшего из бюджетников: часть первая
Тест седана с динамикой суперкара
Тест Audi S8 Plus — представительского седана с максималкой 305 км/ч
5 уникальных суперкаров, погибших в авариях
Очень редкие автомобили, которые закончили жизнь в ДТП
«Теперь она бомж и живет в закутке под лестницей»
История преподавательницы, лишившейся трех квартир в Москве
«Мы начали решать свои проблемы, как в 90-х»
За потребительские кредиты смогут отбирать квартиры
Развели тут бордель
Экскурсия по самому большому публичному дому Южного полушария
Война дворцам
Каких домов лишились в 2016 году звезды Голливуда