Последний из Каддафи

В Ливии арестовали самого известного сына убитого диктатора

Новые ливийские власти объявили о поимке сразу двух высокопоставленных деятелей прежнего режима - Сейф аль-Ислама Каддафи и его двоюродного дяди - Абдаллы Сенусси, руководившего спецслужбами страны. После этих арестов эпоху правления в Ливии клана Каддафи можно считать официально законченной.

До гражданской войны Сейф аль-Ислам Каддафи долгое время считался "новым лицом" ливийской джамахирии - молодой, импозантный, одетый по последней моде, прекрасно образованный и владеющий английским человек неизменно вызывал симпатию в европейских столицах.

По словам знающих его людей, интеллект, обаяние и остроумие Каддафи-младшего делали его приятным и интересным собеседником. Его, как сына своего отца, охотно принимали иностранные официальные и полуофициальные лица, он руководил вполне респектабельным "Международным фондом сотрудничества в области благотворительности Каддафи", посредничал в мирных переговорах по всей планете, добивался освобождения заложников, боролся с распространением наркотиков, добивался улучшения отношений Ливии с Европой и США, создавал независимые СМИ и при этом продолжал учиться и писать диссертацию о роли гражданского общества. Но и это еще не все - особые восторги на Западе вызывали его рассуждения о закостенелости действовавшей в Ливии системы и необходимости ее либерализации.

Для европейцев и американцев Сейф аль-Ислам оказался именно тем человеком, которого они хотели бы видеть преемником Муаммара Каддафи. Однако спекуляции на эту тему он всякий раз пресекал, заявляя, что в кресло своего отца не метит. Тем не менее, на Западе установилось твердое мнение: следующим руководителем Ливии так или иначе станет реформатор, демократ и просто приятный человек Сейф аль-Ислам Каддафи. Но вывод этот оказался несколько преждевременным.

Волна революций, прокатившихся по арабским странам, в середине февраля достигла и Ливии. В результате молниеносного восстания весь восток страны оказался вне власти Триполи, а во главе революционеров встал бывший министр юстиции Мустафа Абдель Джалил, вместе с которым Сейф аль-Ислам писал проект конституции и планировал реформы для своей страны.

Возможно, именно поэтому от имени действующей власти к народу сначала обратился не Муаммар Каддафи, а его сын. В своем выступлении от 21 февраля Сейф аль-Ислам продемонстрировал миру совсем другую сторону своей натуры.

Перед его появлением на экранах западные эксперты и журналисты были уверены, что Каддафи-младший объявит о признании хотя бы части требований восставших, пообещает стране широкие реформы и, возможно, свободные выборы. В конце концов, он лоббировал подобные изменения около десяти лет, поэтому грех было не воспользоваться моментом, чтобы не только решить дело миром, но и воплотить в реальность свои давние замыслы. Однако аудитория услышала нечто совершенно иное.

Повстанцы были объявлены кучкой обколотых наркотиками террористов, действующих по заданию "Аль-Каеды", иностранными агентами и сбежавшими из тюрем преступниками. Страна, по версии Каддафи-младшего, была в полном порядке, жертв - лишь несколько десятков. При этом он пообещал бросить против "бандитов" не только полицию, но и армию, которая будет сражаться "до последнего патрона". Одновременно Сейф аль-Ислам пригрозил стране разрухой и превращением в конгломерат исламских эмиратов. В целом суть его выступления была такой: всех переловим и передавим.

Естественно, на востоке Ливии подобные заявления не нашли и тени сочувствия. Скорее наоборот - недовольство руководством страны переросло в ненависть. Если поначалу конфликт еще как-то можно было перевести в относительно мирное русло, то после выступления Сейф аль-Ислама стало ясно: переговоры исключены, режим настроен очень решительно, будет война. Так оно впоследствии и произошло.

Разочарование Запада в Каддафи-младшем было сокрушительным. Некоторые обозреватели просто не могли поверить услышанному, подозревая, что Сейф аль-Ислам говорил под дулом пистолета. Однако позднее стало ясно, что он действительно имел в виду именно то, что сказал. Последующие интервью иностранным журналистам и публичные выступления не оставили в этом никаких сомнений.

Для западных СМИ, уязвленных таким вероломством, Сейф аль-Ислам очень быстро превратился из "либерала" в одного из самых гнусных представителей режима, его главный рупор и опору. Редкий репортаж об ужасах ливийской войны обходился без упоминания его имени. Да и сам Каддафи-младший в немалой степени способствовал созданию такого имиджа, активно раздавая интервью - одно кровожаднее другого. Даже облик Сейф аль-Ислама изменился: он отпустил бороду, отказался от фраков и галстуков, начал появляться перед камерами и публикой в одежде стиля "милитари" - тоже, впрочем, модной и даже щеголеватой.

Однако народной любви ни борода, ни смена образа ему не добавили. Частое мелькание на экранах с выступлениями в защиту режима Муаммара Каддафи превратило Сейф аль-Ислама в один из главных объектов ненависти для повстанцев и второе по значимости пугало для иностранной прессы.

Даже Международный уголовный суд в Гааге оказался под впечатлением от "перехода на темную сторону силы" Каддафи-младшего. Вместе с отцом и начальником разведки Абдуллой Сенусси он попал в список лиц, разыскиваемых по подозрению в совершении военных преступлений. Если насчет первых двух все было ясно - именно они непосредственно руководили подавлением восстания, то вот обвинения в адрес Сейф аль-Ислама звучали не слишком убедительно. Например, среди них фигурируют такие, как "косвенное соучастие в убийстве" и "осуществление действий, направленных на успешное осуществление планов".

Есть, правда, и более серьезные претензии: Каддафи-младшего подозревают в том, что он лично отдавал приказы стрелять по безоружным демонстрантам. Однако тут тоже все непросто: при всей своей любви к армейским джемперам и ботинкам на тяжелой подошве Сейф аль-Ислам военным командиром никогда не был. Пропагандистом, "говорящей головой", членом семьи Каддафи - да, конечно. Но в горящем танке точно не сидел, расстрельными командами не руководил. Так проводили время два его брата - Мутассим и Хамис, которые действительно были армейскими офицерами и по-настоящему воевали против повстанцев. Сейф аль-Ислама же только один раз показали с оружием в руках, да и то - на пропагандистском мероприятии для прессы, где он лично раздавал стволы сторонникам своего отца.

Но от этого желание оппонентов режима поймать его меньше не становилось. Во время штурма Триполи повстанцы даже распространили новость, будто ненавистный Сейф аль-Ислам наконец-то попался. На пресс-конференции в Бенгази об этом торжественно объявил лично Джалил. Каддафи-младший ответил элегантно: собрал трясущихся от страха иностранных журналистов и прокатил их на машине по ночному Триполи. Лидеры повстанцев потом зеленели от ярости, пытаясь дать какое-то объяснение этой прогулке под луной.

Однако, несмотря на эту локальную победу, со временем у Сейф аль-Ислама оставалось все меньше шансов выйти сухим из воды. После взятия Сирта, гибели и бегства большинства его родственников, стало ясно, что поимка бывшего любимца Запада - это лишь вопрос времени. Так и случилось.

19 ноября его нашли в захолустном городке на юге Ливии. Готовность сражаться "до последнего патрона", естественно, оказалась метафорой - Сейф аль-Ислам сдался без боя. Поймавшие его революционеры из Зинтана (Западные горы) самолетом отправили трофей в свой родной город. В полете с ним успела поговорить корреспондент агентства Reuters. Каддафи-младший, заросший и одетый уже по пустынной моде, сообщил, что дела у него идут не очень, но он не унывает. На появившейся позднее фотографии он предстал миру с тремя оторванными пальцами (последствия авиаудара месячной давности). При этом особых страданий на его лице заметно не было. Позу, в которой Сейф аль-Ислам устроился на тюремном диване, можно даже назвать вальяжной.

После прибытия Каддафи-младшего в Зинтан местные жители облепили самолет, демонстрируя решимость разорвать пленника на куски тут же, на летном поле. Однако поймавшие его бойцы не дали этому случиться, понимая, что живой Сейф аль-Ислам куда ценнее мертвого. Его отправили в засекреченное место и взяли под охрану. Уже оттуда пленник сообщил миру, что сдаться решил сам, что обращаются с ним хорошо и что люди его окружают неплохие, с которыми он "беседует и обсуждает любые вопросы".

Международный уголовный суд, увидев, что на сей раз Сейф аль-Ислама действительно поймали, было встрепенулся, намереваясь заполучить его для собственного расследования. Однако ливийцы сразу же сказали, что этого не будет, так как у них собственные планы на сына Каддафи. Они, в частности, хотят выяснить места захоронения людей, расстрелянных в ходе прошлых восстаний против режима, а также узнать, где именно Муаммар Каддафи прятал свои сказочные богатства. Если насчет мест захоронения Сейф аль-Ислам вряд ли располагает какой-то важной информацией - он почти не вылезал из зарубежных поездок, то как раз именно по этой причине может знать гораздо больше об иностранных активах своего отца. В сущности, эта информация может стать для него если не пропуском на свободу, то хотя бы страховкой от смертной казни - наказания, которого для него желают очень многие ливийцы.

Если Сейф аль-Ислам действительно знает, в каких компаниях, банках и на каких счетах хранятся ливийские миллиарды и если суд над ним будет хоть сколь-нибудь справедливым, то у него будут все шансы не только избежать виселицы, но и выйти на свободу в обозримой перспективе. Для этого ему надо будет лишь еще раз сменить имидж и эффективно провести переговоры о цене своей свободы. Мастерства в обоих этих навыках ему не занимать.

По предварительной информации торговля уже началась. В качестве оплаты за свое освобождение сын убитого диктатора готов выложить два миллиарда долларов. Новые власти с возмущением отказались, но когда (и если) сумма многократно возрастет, разговор, конечно, войдет в более конструктивное русло.

P.S. На следующий после поимки Сейф аль-Ислама день революционеры заявили о пленении бывшего начальника ливийских спецслужб Абдаллы Сенусси. Этот непубличный человек, в отличие от Каддафи-младшего, действительно отвечал за проведение различных тайных и силовых операций, в том числе за рубежом. К Сенусси вопросы появятся не только у ливийцев, но и у многих иностранных разведок. Если информация об аресте подтвердится, то ему эшафота не избежать - в Ливии даже Муаммара Каддафи ненавидели и боялись меньше, чем начальника его тайной полиции.