Новости партнеров

Исламская тенденция

В Египте обнародовали предварительные итоги свободных выборов

Первый этап парламентских выборов в Египте предсказуемо выиграли представители исламистских партий, получивших на двоих почти две трети голосов. Хотя до подведения окончательных итогов выборов еще очень далеко (это произойдет не ранее середины января), уже сейчас ясно, что скоро страна будет жить по совсем другим правилам.

Египетские "умеренные" исламисты из Партии справедливости и свободы (ПСС) (она же - Демократический альянс за Египет, она же - "Братья-мусульмане") празднуют победу: на первом этапе первых свободных парламентских выборов они набрали около 35 процентов голосов. Радуются и более радикальные товарищи ПСС из "Альянса за Египет" (они же - партия "Нур", они же - салафиты), неожиданно набравшие свыше 24 процентов.

Секуляристам из "Египетского блока" остается лишь посочувствовать - их 20 процентов голосов в будущем парламенте погоды не сделают. Либералы из альянса "Революция продолжается" вообще провалились: их призыв бойкотировать выборы услышали очень многие. Когда же альянс передумал, было уже поздно: многие его сторонники на участках не появились, вследствие чего либералы не дотянули и до 10 процентов. Оставшиеся проценты поделили между собой мелкие местные партии.

Важно отметить, что победителям еще рано радоваться, да и проигравшие могут пока не заламывать руки. Появившиеся в прессе результаты - очень приблизительные и далеко не окончательные. Причина тому - крайне запутанная избирательная система Египта.

Выборы там проходят в три этапа, по два дня каждый. Сейчас состоялся первый этап, в котором смогли принять участие лишь около трети зарегистрированных избирателей. Оставшиеся две трети могут существенно повлиять на окончательный итог. Вообще, строго говоря, даже первый этап еще не окончен: из без малого 60 депутатских мест для одномандатников 28 и 29 ноября только три получили хозяев. Остальные будут разыграны во втором туре. Поэтому даже предварительно-приблизительные результаты первого этапа могут претерпеть изменения.

Таким образом, озвученные итоги демонстрируют лишь тенденцию, сложившуюся на выборах. Однако даже эта тенденция у многих вызывает озабоченность, поскольку некоторые наблюдатели, особо не вникающие в египетские события и местную специфику, порой зацикливаются на одной фразе - "Победа исламистов". Отсюда, по их мнению, вытекает построение теократического режима вроде иранского или (что еще хуже) - афганского времен "Талибана". Выводы делаются соответствующие: "Зачем же свергли Мубарака? Сейчас они нахлебаются прелестей шариата, пропала страна".

Всяко, конечно, бывает, но построение в Египте государства победившего исламизма пока выглядит не слишком реалистично. И причин тому сразу несколько.

Во-первых, сами исламисты далеко не однородны. Большинство "братьев" склоняется к турецкой модели исламского государства, которая прекрасно себя зарекомендовала как в общественно-политическом, так и в экономическом смыслах. Турция, в которой нет ни нефти, ни газа, весьма динамично развивается и стремительно набирает вес в регионе. При этом у власти там стоит Партия справедливости и развития, не стесняющаяся называть себя исламской. Салафитам же ближе Саудовская Аравия и царящие там порядки - Коран в качестве конституции, правовая система, полностью основанная на шариате, запрет на алкоголь, полное разделение мужчин и женщин в общественной жизни и тому подобное. Однако саудиты могут себе позволить столь архаичную государственную систему, поскольку обладают сказочными нефтяными богатствами. Египет же этим похвастаться не может, поэтому просто вынужден будет выстраивать более либеральную модель. Поэтому разногласия насчет будущего строя (по ключевому, как ни крути, вопросу) внутри исламистов гораздо серьезнее, чем между "братьями" и либералами. Последние, кстати, тоже не сильно возражают против турецкой модели.

Во-вторых, нельзя сбрасывать со счетов египетских военных, которые по-прежнему обладают реальной властью в стране. Во всех исламских странах у военных традиционно натянутые отношения с исламистами. В теократическом Иране, например, аятоллы, не доверяя генералам, даже создали параллельную "исламскую армию" - Корпус стражей исламской революции - организацию, ничем не уступающую вооруженным силам. Вне всяких сомнений, египетские военные так просто с властью не расстанутся и не допустят низведения своей роли до обслуживающей. Первый звонок уже прозвучал: представитель Высшего военного совета Египта выразил "серьезную обеспокоенность" успехом исламистов. При этом у армии есть все средства для того, чтобы не допустить превращения страны в исламский эмират.

В-третьих, египетскому правительству, кто бы его ни возглавлял, еще долгие годы придется заниматься не халифатами и шариатами, а развитием экономики. Туризм (один из главных наполнителей местного ВВП) с помощью запрета на алкоголь не восстановить. Среднестатистического туриста из России никакими пирамидами не заманить в страну, где женщины купаются в одежде, а мужчины не могут культурно поддать на закате. Поднять прочие отрасли хозяйства без иностранных инвесторов тоже будет очень трудно. Но кто же будет вкладывать в государство, провозгласившее своей целью воссоздание халифата? Реализация столь нетривиальной задачи подразумевает, в том числе, и захватнические войны, а воюющая страна - это не то место, куда обычно стремятся инвесторы со своими миллионами.

Ну и последнее. За последний год египтяне доказали, что умеют отстаивать свои права. В том случае, если парламент и правительство Египта от решения насущных проблем общества занесет в сторону религиозно-этических философствований, они снова выйдут на площадь - несмотря на результаты выборов. Прецедент уже есть: после свержения Мубарака египтяне буквально носили военных на руках, но уже в ноябре восстали против них. Таким образом, бездельничая или вытворяя что-то неразумное, уже никакая власть в этой стране не сможет чувствовать себя в полной безопасности.

Подводя итог, можно сказать, что первые, неполные и предварительные результаты египетских выборов показали: шариатские порядки интересуют лишь четверть тех людей, которые пришли голосовать. Остальным нужна страна с рыночной экономикой и свободными выборами. Относительному большинству еще хотелось бы, чтобы при этом не забывались морально-этические принципы их религии. В европейской традиции схожие цели постулируют правые христианские демократы.

О том, получит ли наметившаяся тенденция реальное выражение, станет известно в конце января, когда будут опубликованы официальные итоги парламентских выборов. Но и это событие не станет заключительным в смене египетской власти. Почти одновременно начнутся выборы в верхнюю палату парламента, а затем, в июне - состоится голосование по кандидатуре будущего президента. Тут, по последним данным, лучшие шансы на победу имеются у бывшего генсека Лиги арабских государств Амра Мусы.

Мир00:02 2 августа

Черная заря

Самая страшная война современности продолжается до сих пор. О ней все забыли
Мир00:0117 августа

Опасный пассажир

Он угнал самолет, получил выкуп и исчез в небесах. Его выдали тайные шифры