Новости партнеров

Война в Совете безопасности

Россия пытается заблокировать резолюцию по Сирии

В Совете безопасности ООН на текущей неделе развернулась настоящая битва за Сирию. С одной стороны в ней участвуют Лига арабских государств и страны Запада, которые стремятся принять резолюцию, побуждающую президента Башара Асада мирно отдать власть. С другой - Россия и Китай, чьи лидеры подозревают оппонентов в желании повторить ливийский сценарий.

Копья ломаются вокруг проекта резолюции, представленной на обсуждение Совета безопасности представителем Марокко. Документ предлагает следующий план урегулирования ситуации: во-первых, объявляется перемирие, войска возвращаются в казармы. Затем Башар Асад уходит в отставку, передав власть своему заместителю Фаруку аль-Шараа. Тот формирует правительство "национального единства" с участием оппозиционеров и назначает выборы президента и парламента. После подсчета голосов власть переходит к законно избранному руководству страны.

При этом в документе подчеркивается: "Ни один пункт этой резолюции не подразумевает использования [против Сирии] силы или угрозы применения силы другими странами". Более того, резолюция провозглашает "полную приверженность сохранению суверенитета, независимости, единства и территориальной целостности Сирии и необходимость разрешения текущего кризиса в Сирии мирными методами".

В мотивировочной части авторы документа объясняют, что ситуация в этой стране зашла слишком далеко, чтобы мировое сообщество могло спокойно взирать на гибель тысяч людей и страдания миллионов.

Большинство арабских стран, а также европейцы и американцы сочли, что лучше уж столь мягкая, никого ни к чему не обязывающая резолюция, чем вообще никакой: общественное мнение в этих странах требует от своих правительств хоть каких-то действий. Но у России и тихо примкнувшего к ней Китая - постоянных членов Совета безопасности с правом вето - по этому поводу сложилось другое мнение.

Российская позиция, в сущности, сводится к одному простому утверждению: "То, что творится в Сирии, - нехорошо, но это внутреннее дело сирийцев и вмешиваться в него никто не имеет права". На аргументы оппонентов о том, что гибнут тысячи людей, а правительство истребляет своих же граждан, у Москвы ответ такой: цифры потерь могут быть преувеличены - толком их никто не проверял. А кто там кого убивает - большой вопрос, поскольку в стране, очевидно, действуют террористы, с которыми необходимо бороться. Отсюда вытекает вывод: надо дать сирийцам шанс уладить дело самим, а любое иностранное вмешательство только ухудшит ситуацию и приведет к войне. Действуя в этом направлении, Москва попыталась было перехватить инициативу и организовать диалог сирийских властей и оппозиции в российской столице, однако противники Асада молниеносно эту инициативу отвергли, заявив, что вся эта затея - лишь попытка отвлечь внимание от дебатов в Совете безопасности.

Тем не менее, российское руководство, отвергнув проект резолюции и проколовшись с "переговорами в Москве", перешло в контрнаступление, заявив, что "все помнят" про то, как санкционированная ООН "бесполетная зона" над Ливией превратилась в военную операцию по свержению Муаммара Каддафи. Глава МИД РФ Сергей Лавров в этой связи заявил, что Россия не будет просить кого-либо уйти из власти: "Смена режимов - это не наша профессия". Тут, правда, министр несколько погорячился, поскольку чуть более полугода назад его непосредственный начальник Дмитрий Медведев официально заявил, что Каддафи "потерял легитимность" и должен уйти из власти.

Логика, в общем, такая: с резолюцией по Ливии вы (Запад) нас (Россию) надули, поэтому о чем-то подобном в отношении Сирии даже и не думайте. Нежелание Москвы голосовать за резолюцию выглядит почти иррациональным. Дело дошло до смешного: российские руководители не просто не принимают аргументов ее сторонников, но даже слушать их не желают. Как пишет The Wall Street Journal, весь минувший вторник Хиллари Клинтон провела у телефона, безуспешно пытаясь дозвониться в Канберру Сергею Лаврову. Российский министр позднее заявил, что был занят переговорами с "австралийскими коллегами", поэтому ему было не до Клинтон. Что именно не позволило Лаврову на полчаса оторваться от дел в стране кенгуру, чтобы обсудить важнейшее внешнеполитическое событие дня, осталось загадкой. Впрочем, сам он ничего важного в обсуждении резолюции не усмотрел, заявив, что по телефону "обсуждать какие-то запятые, редакционные правки, наверное, не очень хороший метод". При этом трудно представить, чтобы Клинтон весь день набирала его номер, чтобы поговорить о паре-тройке запятых - разговор, очевидно, задумывался более серьезный.

Вообще, подозрения Москвы по поводу того, что Запад собирается провернуть еще одну военную операцию против неугодного диктатора, выглядят малоубедительными. Во-первых, количества добываемой в Сирии нефти явно недостаточно, чтобы к подобной затее появился настоящий аппетит. Во-вторых, Запад (и в первую очередь США) очень боятся неуправляемой революции, гражданской войны и захвата власти в Дамаске непонятно кем. Это даже проявляется в лексике, используемой той же Клинтон. Вместо "уйти из власти" (step down) она все время призывает Асада "отойти в сторонку", "подвинуться" (step aside). Вроде как уйти, но не совсем. Американцы очень боятся, что полный хаос и безвластие в Сирии запустят цепную реакцию в соседних нестабильных странах - Ираке, Иордании и Ливане, что в конечном итоге может ударить и по Израилю. Именно поэтому они поддерживают резолюцию, в которой предлагается передать власть не совершенно новому человеку из оппозиции, а соратнику самого Асада. В итоге получился бы вариант вроде египетского, где власть после революции осталась в руках друзей и соратников Хосни Мубарака из числа местных генералов.

Альтернативой такой, сравнительно спокойной, передачи власти будет как раз ливийский сценарий, который уже становится частью сирийской реальности: в городах идут уличные бои, солдаты и офицеры дезертируют в отряды ополченцев, которые никому не подчиняются и формируются по земляческому принципу. Кроме того, у Катара уже чешутся руки вступить в драку, о чем громогласно объявил правитель крошечного эмирата. Причем даже без "бесполетной зоны" и поддержки натовской авиации сирийские повстанцы добиваются все больших успехов: бои уже идут в пригородах Дамаска.

Если Россия ветирует марокканский проект резолюции по Сирии (а скорее всего, так и будет), Лига арабских государств (точнее - Катар и Саудовская Аравия) задействуют собственный "план урегулирования", который подразумевает признание, финансирование, обучение и снабжение повстанцев. Задача у монархов Персидского залива незатейливая: не мытьем, так катаньем избавиться от проиранского шиита-Асада и поставить у власти в Сирии своих людей - исламистов-суннитов. Как на все это будет смотреть Совет безопасности ООН и уж тем более - Россия, им глубоко безразлично. Причем Асаду уже не поможет ни Тегеран, у которого своих забот полон рот, ни Москва, где выборы, митинги и даже классовая борьба.

Поскольку события уже движутся в этом направлении, многие мировые СМИ задаются вопросами: неужели в Москве не видят, что происходит? Чем объясняется ее столь иррациональное поведение? И какие такие мотивы действительно стоят за отказом России проголосовать за резолюцию? Интересный ответ дает британская газета The Guardian: "Сражение за резолюцию по Сирии прекрасно иллюстрирует основные внешнеполитические установки России: раздражение по поводу 'однополярного' мира под руководством США, веру в нерушимость национального суверенитета и попытку сохранить союзников и покупателей [оружия], оставшихся еще со времен СССР, чье число быстро сокращается".

Газета также отмечает, что официальная Москва старательно поддерживает еще и такую точку зрения: народные волнения на Ближнем Востоке и протесты в самой России - это дело рук американцев, стремящихся к расширению своего влияния и новым ресурсам. The New York Post добавляет: "Владимир Путин, намеревающийся вновь занять президентский пост на мартовских выборах, хочет создать видимость того, что Россия возвращает себе утраченное влияние мировой сверхдержавы".

Проще говоря, российским руководством движет не столько трезвый расчет и желание отстоять какие-то интересы своей страны, сколько страхи, подозрительность и предвыборная целесообразность. В результате такой политики Сирия будет надолго, если не навсегда потеряна для России. О том, что все к тому идет, свидетельствует множество видеороликов, на которых видно, как простые сирийцы со злостью жгут российские флаги.

Мир00:0431 августа

«Сначала убьют ваших мужчин, а потом и вас»

Черные тигрицы воевали в джунглях и взрывались в толпе. А теперь сидят на кухнях