Без границ

Зачем россияне за рубежом выходят на митинги

После декабрьских выборов в Госдуму протестная активность, до этого много лет носившая, скорее, маргинальный характер, неожиданно выплеснулась на улицы в форме массовых митингов. В Москве публично выразить свое недовольство фальсификациями на выборах выходили десятки тысяч людей. Одновременно с российской столицей выступления прошли во многих городах за рубежом – Лондоне, Париже, Берлине, Страсбурге. "Лента.ру" выясняла, зачем жители благополучных западных стран вдруг бросили свои дела и пошли стоять с плакатами.

Самодеятельность

Разумеется, зарубежные акции были совсем не такими масштабными, как московские – у собравшихся не было ни сцены, ни звукозаписывающей аппаратуры, ни листовок, а плакаты, по большей части, были нарисованы "на коленке" в ночь накануне или даже непосредственно во время митинга. "Как и другие виды коллективного творчества создание плакатов для протестного митинга невероятно сближает всех участников", - делится с "Лентой.ру" организатор митинга "За честные выборы" в Страсбурге Даниил Альперн. Даниил кандидат биологических наук, он закончил МГУ и сейчас делает постдок (исследовательская работа после получения степени PhD - аналог российской степени кандидата наук - прим. "Ленты.ру") в одном из Страсбургских институтов.

Кстати, плакаты с лондонского митинга протеста 10 числа попали в ежегодный сборник самых популярных (по количеству поисковых запросов) событий Google Zeitgeist. Впрочем, их явно готовили заранее и отпечатывали в типографии.

До 10 декабря 2011 года Даниил никогда не принимал участие в организации массовых акций - более того, страсбургский митинг стал первым подобным мероприятием, на котором он побывал. "Идея витала в воздухе, она пришла мне в голову спонтанно", - говорит Даниил. Потребность выразить свое недовольство возникла у многих русскоязычных жителей Страсбурга - когда Даниил и другие митингующие пришли на площадь, они обнаружили там женщину с плакатом, которая устроила одиночный пикет независимо от других организаторов.
"Никогда я не видел себя в роли организатора каких-либо митингов, но все что началось в России после декабрьских выборов - все эти акции протеста, сотни задержанных, и, главное - отсутствие адекватной позиции и реакции власти заставили меня, как и многих других, глубоко задуматься. Находясь вдали, мы плохо представляли себе, что происходит - ориентировались только по СМИ и блогам в интернете. Конечно, мы очень волновались и в действительности не знали, что же нам предпринять. Организация митинга – это, прежде всего, возможность канализировать и вербализовать свои чувства, можно поговорить с людьми, которые переживают эти события так же, как ты – и волнение проходит легче", - объясняет Даниил свое решение заняться подготовкой акции.

За сутки до предполагаемой даты митинга Даниил пришел в местную префектуру и написал заявление. Обычно на согласование массовых выступлений требуется три дня, но городские власти пошли навстречу организаторам и оформили все практически сразу. Не возникло проблем с разрешением и у митингующих из других городов: и в Париже, и в Лондоне чиновники из городской администрации одобрили проведение акции протеста, хотя заявки и были поданы позже срока.

Масштабной рекламы своих выступлений заграничные "рассерженные горожане" не проводили – из-за того, что митинги организовывались впопыхах, организаторы ограничились созданием "события" в Facebook (отдельной страницы, посвященной грядущему мероприятию – прим. "Ленты.ру"). Инициаторам лондонского митинга 10 декабря о необходимости создания "события" напомнили полицейские, к которым они обратились за разрешением.

Несмотря на скудную информацию о готовящихся акциях, на все мероприятия пришло довольно много людей. "За первые 12 часов после того, как мы создали страницу в Фейсбуке, туда записалось 300 человек. В итоге нам пришлось срочно переносить митинг с Трафальгарской площади на площадь возле Вестминстерского аббатства", - рассказывает один из организаторов лондонских митингов, маркетолог Константин Пинаев, известный многим по своему блогу moscowlondon в Живом Журнале.

Основное требование у собравшихся в разных городах было одним и тем же: люди хотели пересчета голосов на выборах. Причем претензии касались только результатов работы российских комиссий – на избирательных участках за рубежом нарушений замечено не было. Итоги "заграничных" выборов существенно отличаются от голосования в РФ: например, в Лондоне и практически всех французских городах (за исключением, почему-то, Ниццы) уверенную победу одержало "Яблоко". Второе место разделили КПРФ и "Единая Россия".

"Антипутинских" лозунгов и призывов свергать действующую власть на зарубежных митингах практически не было. "Мы вообще стараемся не называть наши выступления протестным движением – мы, скорее, за чем против. Стараемся сохранить тренд Болотной площади, а не проспекта Сахарова", - уточняет член инициативной группы по организации митингов "За честные выборы" в Париже и параллельно историк литературы и культуры Алексей Евстратов.

Собравшиеся напротив Вестминстера в Лондоне 10 декабря также не призывали к люстрациям, смене строя и не агитировали за популярных оппозиционных политиков. "Наоборот, многие собравшиеся говорили 'Кто вообще такой этот Навальный?' Дело не в том, кто там плохой, а кто хороший, - просто были нарушены наши права, были совершены преступления против Конституции, которые необходимо расследовать", - описывает происходящее в британской столице участница митинга Ольга Михалева, изучающая в Лондоне архитектуру.

Впрочем, в Лондоне же состоялся и более политизированный митинг – его 9 декабря организовал политик и общественный деятель Андрей Сидельников. Официально акция была направлена против фальсификаций на выборах, но присутствие на ней Бориса Березовского и Евгения Чичваркина заставляет предположить, что организаторы хотели передать собравшимся еще какой-то "месседж".

Но пятничный лондонский митинг с присутствовавшими на нем видными "невозвращенцами", для которых протест давно стал нормой жизни, был скорее исключением. На других акциях, проходивших в декабре по всей Европе и США, были, в основном, люди, политикой не интересующиеся и с подозрением относящиеся к тем, кто по 31-м числам исправно ходит покричать перед российским посольством.

Зачем

Желание выразить свое возмущение масштабными фальсификациями – не основная причина, по которой десятки людей, живущих за тысячи километров от России, одномоментно решили выйти на улицу. "Тогда происходили события грандиозного масштаба, и это было очень страшно. Прежде всего, было непонятно, чем все это может кончиться. Да, нашим основным требованием было освобождение задержанных людей, но я всерьез не думал, что они могут быть оперативно исполнены. Я отдаю себе отчет в том, что наша власть неохотно прислушивается к гласу народа. Наша цель тогда была - быть вместе в трудный момент. И еще мы хотели поддержать людей в Москве. Я прекрасно понимал, что им намного страшнее, чем нам", - объясняет Даниил.

О солидарности говорят и участники митингов в Париже и Лондоне. Как отмечает Ольга, когда живешь за границей, начинаешь гораздо больше переживать за родину и интересоваться происходящими там событиями – возможно, потому, что отвыкаешь от жутковатой российской действительности, и происходящий ужас перестает казаться чем-то обыденным. "В конце концов, я все еще гражданин России, у меня там живут друзья и родственники", - горячится Константин, объясняя свое желание выходить на митинги.

В Париже желание выходцев из России держаться вместе вылилось в идею создания Объединения российских избирателей во Франции, рассказал "Ленте.ру" Алексей. "На митингах мы увидели новых, незнакомых нам людей, пообщались и поняли, что русским во Франции есть что делать, помимо организации митингов. У нас обнаружилось много общих интересов, общих целей". Учитывая, что обычно выходцы из РФ (и другие экспаты), планирующие остаться за границей на долгий срок, стараются поменьше общаться с русской диаспорой, инициатива создания такой структуры тем более необычна. "Кто бы ни победил на следующих выборах, все равно в общественной жизни России и русского зарубежья произошло нечто очень важное и нам не хочется терять это ощущение", - говорит Алексей.

Наконец, митинги российских граждан за границей – отличная возможность узнать, "как все было" из первых рук. Многие из тех, кто вышел на улицы европейских и американских городов в декабре, успели побывать на московских акциях и на самих выборах. "Они рассказывали, как студентов насильно сгоняли голосовать, как давили на учителей, как сажали людей после митинга шестого числа. Рассказывали не только нам, но и зарубежной прессе, которая зачастую неверно истолковывала или вообще перевирала происходящее в Москве", - вспоминает Алексей.

Что дальше

Если в Москве полным ходом идет подготовка к шествию 4 февраля, то за границей активность недовольных куда меньше. Во многих городах инициативные группы вообще ограничились одним митингом, хотя в Париже в общей сложности состоялось три митинга, причем на самом массовом втором собралось около 400 человек. Четвертого февраля люди соберутся далеко не везде, а многие просто перестали активно следить за информацией о будущих митингах.

"24 числа стало понятно, что и без нас справятся, что 91-й или 93-й не повторятся - ни власть, ни оппозиция не собираются переходить границ разумного. Наш протест здесь потерял остроту. Но для меня это не стало разочарованием, напротив, мы поняли, что общество получило серьезный импульс к развитию. То, что так много граждан России вышли на улицы, говорит о том, что, у них, наконец, возникло осознанное желание брать ответственность за будущее своей страны", - говорит Даниил.

Таким образом, никакой особой загадки в причинах внезапно пробудившейся политической активности живущих за границей россиян и бывших россиян нет. Эти люди связаны со страной родственными и дружескими контактами, им пока еще не безразлична Россия, и многие из них не исключают, что когда-нибудь могут сюда вернуться. И этих людей, как и тех, кто живет на одной восьмой суши, достало.