Кандидатская степень

Сербия получила статус будущего члена Евросоюза

1 марта на саммите ЕС в Брюсселе было объявлено о присвоении Сербии статуса страны-кандидата в члены Евросоюза. За это решение министры иностранных дел 27 членов организации проголосовали единогласно, однако еще за несколько дней до голосования мало кто мог с уверенностью предсказать его исход. Формально о том, что предоставлению Сербии статуса кандидата больше ничто не препятствует, было объявлено еще в прошлом году, однако на декабрьском саммите подписание документа было решено отложить. Более того, 27 февраля, когда анонсировалась повестка мартовского саммита, судьба сербской заявки все еще не казалась решенной.

Впервые о планах вступить в Евросоюз в Белграде заговорили в начале 2000-х годов. Однако первичное соглашение о стабилизации с Брюсселем удалось подписать только в 2007 году, а официальную заявку на членство Сербия смогла подать лишь к концу 2009 года. На пути страны то и дело возникали все новые трудности. Включение Сербии в ЕС увязывали не только с выполнением значительного количества политических и экономических требований, соответствие которым подразумевает проведение многолетних реформ. В первую очередь от Белграда требовали поимки и выдачи военных преступников времен войн и конфликтов, сопровождавших распад Югославии в 90-х годах.

В списке лиц, обвиненных Международным трибуналом по бывшей Югославии в военных преступлениях, вошел 161 человек, в том числе 94 серба. Для сравнения, в Хорватии обвиняемых набралось менее 30, в Албании и Боснии - по девять, в других республиках - и того меньше. На протяжении почти десяти лет Белград дисциплинировано отлавливал и отправлял в Гаагу военных преступников. Причем делалось это на фоне недовольства все возрастающей части населения. Речь не только о националистах; согласно опросам, в 2003 году идея вступления в ЕС пользовалась поддержкой 72 процентов населения, а в 2011 - всего 46 процентов.

Весной и летом 2011 года были арестованы последние разыскиваемые Гаагой обвиняемые: бывший военачальник боснийских сербов Ратко Младич и экс-президент Сербской Краины Горан Хаджич. Многие члены ЕС - в первую очередь Нидерланды, настаивали, что о предоставлении Сербии статуса кандидата не может быть и речи до тех пор, пока Младич не будет выдан Гаагскому трибуналу. Однако и после его выдачи трудности не закончились.

В 2008, когда Косово в одностороннем порядке объявило о выходе из состава Сербии, к и без того обширному списку проблем Белграда добавилась еще одна - неразрешенный территориальный конфликт. Существовал он, разумеется, и до этого, однако большинство европейских стран признало независимость Косово, и все переговоры о членстве Сербии в ЕС были фактически заморожены. В 2011 году председатель Еврокомиссии Жозе-Мануэль Баррозу заявил, что разрешение косовской проблемы не является необходимым условием для включения Сербии в ЕС, однако на декабрьском саммите в Брюсселе Белграду отказали в присвоении статуса кандидата, сославшись именно на отсутствие прогресса в переговорах с Приштиной.

Соглашение о статусе Косово было подписано 24 февраля: независимости отколовшейся провинции Сербия не признала, однако стороны договорились, что Косово сможет самостоятельно участвовать в региональных организациях на Балканах. Кроме того, была достигнута договоренность о совместной охране спорной границы. Однако и после этого нашлась одна страна, которая 27 февраля выступила против предоставления Сербии статуса кандидата.

На этот раз на пути евроинтеграционных амбиций Белграда встал Бухарест. Румыния заявила, что намерена препятствовать включению Сербии в ЕС до тех пор, пока не будет подписано соглашение о соблюдении прав проживающих на территории республики румынскоговорящих меньшинств - около 30 тысяч сербских влахов.

Неожиданно непреклонная позиция Румынии застала остальных участников переговорного процесса врасплох. Поговаривали даже, что, упрямо блокируя присвоение Белграду кандидатского статуса, Бухарест пытается отомстить европейским странам за то, что они отказались включить Румынию и Болгарию в Шенген. Проблему удалось решить оперативно: о заключении сербско-румынского соглашения было объявлено в четверг. В тот же день стало известно, что страны ЕС пообещали снова поднять вопрос о включении Румынии и Болгарии в шенгенскую зону уже в сентябре 2012 года, так что не исключено, что этот шаг повлиял на позицию Бухареста.

Так или иначе, с 1 марта Сербия официально считается кандидатом на вступление в Евросоюз. Для Белграда это не столько победа, сколько долгожданная награда за многолетние труды. Потяни Брюссель с этим решением еще хоть пару месяцев, и на интеграции крупнейшей балканской республики в ЕС можно было бы смело ставить крест. История с поимкой и выдачей Гааге военных преступлеников обошлась слишком дорого, практически расколов страну надвое. Если бы даже по ее завершении дело не сдвинулось с мертвой точки, позиции националистов в Сербии укрепились бы настолько, что сторонники вхождения в ЕС надолго пропали бы с политического горизонта. Так что в интересах Брюсселя было форсировать события, что, очевидно, и было сделано.

Кроме того, решение о присвоении статуса кандидата - жест скорее символический. По-хорошему, с этого момента эпопея с вхождением в Евросоюз только начинается. Хорватии, стране, обремененной в глазах Брюсселя куда меньшим количеством проблем, чем Сербия, на преодоление пути от кандидата до без пяти минут члена ЕС, потребовалось десять лет. Сербское руководство исходит из оптимистичного "плана-2014" (вхождение в ЕС через пять лет после подачи официальной заявки), однако куда более реалистичным выглядит "план-2022", о котором неофициально говорят европейские дипломаты.

Впрочем, перед сербскими политиками стоит двойная задача: не только привести страну в соответствие с 35 пунктами требований Брюсселя, но и заново убедить население в необходимости вхождения в ЕС. Решение о присоединении к организации в конечном счете принимают жители, а сегодня за вступление в Евросоюз высказывается лишь полстраны - в таких условиях референдум может и провалиться.