Поправка в рацион

Мэрия Москвы передумала менять федеральный закон о митингах

Массовые митинги в Москве, если они еще будут, не окажутся перенесены на окраину столицы, а охраняющих порядок полицейских еще и накормят за счет города. Таков итог аппаратной интриги, развивавшейся в столичной мэрии в последние дни.

Согласование митингов, да еще и оппозиционных, со столичными властями всегда было делом тяжелым. А если судить по опыту "Стратегии-31" или поздних "Маршей несогласных", то практически и вовсе невозможным. Но последовавшие за декабрьскими выборами в Госдуму многотысячные митинги на площадях и улицах Москвы довольно серьезно повлияли на процедуру: согласование стало прозрачным, а о ходе переговоров между организаторами акций и властями города все их участники отчитывались чуть ли не в режиме онлайн. О произошедших переменах можно судить, например, и по такому факту: 21 февраля, после драки между членами оргкомитета "За честные выборы" и представителями прокремлевских молодежных движений за право первыми подать в мэрию заявку на митинги 5 марта, столичные власти изменили процедуру согласования. Теперь очередность не является главным критерием при выдаче разрешения на проведение митинга или шествия - мэрия учитывает также численность и актуальность предполагаемой акции.

Но и говорить, что мэрия навсегда отказалась от намерений препятствовать собраниям недовольных москвичей, тоже пока рано. Все началось с того, что 12 марта агентство "Интерфакс" привело слова "высокопоставленного источника в мэрии" Москвы, который сообщил, что "возможно, пришло время подумать над тем, чтобы внести коррективы в 54 ФЗ ("О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании"), поскольку, как показало время, этот документ несовершенен". Далее следовал пассаж о том, что "многотысячные акции нарушают привычный ритм жизни города, создают помехи для движения транспорта, наносят ущерб городскому хозяйству".

Эти формулировки примечательны тем, что обычно ровно на этих основаниях и почти такими же словами департамент региональной безопасности правительства Москвы отказывал оппозиционерам в праве проводить ту или иную акцию. Тем не менее, на этот раз сам департамент хранил молчание, а против митингов высказывались совсем другие люди. Департамент здравоохранения правительства Москвы потребовал перенести митинги за МКАД, потому что автомобили Скорой помощи в дни манифестаций стояли в пробках дольше обычного. Курирующий вопросы ЖКХ заместитель столичного мэра Петр Бирюков, не делая категорических выводов, тем не менее рассказал, что из-за митингов стояли в пробках и не успевали выполнять свои обязанности сотрудники "Мосгаза" и "Мосводоканала", а также о том, какие незапланированные расходы несло столичное управление МЧС. Бирюков, в частности, приводил данные "Мосгаза" о том, что "в случае крупной аварии в месте проведения массового митинга, ущерб может достигнуть 25 миллионов рублей". Хотя если представить себе крупную аварию по линии "Мосгаза" в месте массового скопления людей, то эти 25 миллионов рублей - последнее, о чем стоило бы жалеть.

При этом фигура хозяйственника Бирюкова в этой митинговой и, следовательно, политической истории случайной не выглядела. Напомним, что история с переносом митинга 10 декабря 2011 года с площади Революции на Болотную началась с того, что на Революции, по данным столичных властей, прорвало водопровод. За бесперебойную работу которого именно Бирюков отчитывается перед мэром Москвы Сергеем Собяниным.

Что характерно, никто из чиновников так и не сказал прямо, в чем, собственно, могут заключаться возможные поправки в закон. Источники в столичном правительстве и Мосгордуме предполагали, что поправки могут запретить проведение уличных акций ближе, чем в ста метрах от жилых домов, гостиниц и административных зданий. Так, председатель Мосгордумы Владимир Платонов заявил газете "Коммерсантъ", что проведение уличных акций возле жилых домов нужно ограничить. Правда, Платонов при этом оговорился, что об ужесточении закона речи не идет, а мнение всех заинтересованных сторон должно быть учтено.

Против ужесточения правил проведения митингов моментально выступили члены оргкомитета "За честные выборы" и даже председатель комитета Госдумы по безопасности Ирина Яровая. Ведь если допустить, что положение о стометровой полосе отчуждения, отделяющей участников уличных акций от жилых домов, гостиниц и административных строений, приобретет законную силу, то сама возможность проводить митинги окажется под большим вопросом буквально по всей России. В центре Москвы для их проведения осталась бы разве что набережная Тараса Шевченко, да и то гостиницу "Украина" приходилось бы огибать по Москве-реке аки посуху. В провинциальных городах, где плотность застройки несколько иная, и вовсе пришлось бы ради митинга выезжать на природу, причем еще и следить, как бы при этом не нарушить покой жителей дачных поселков.

Столичные власти быстро отыграли назад. То, что они не покушаются на 54-й закон, стало понятно с самого начала пресс-конференции вице-мэра Александра Горбенко, курирующего выдачу разрешений на уличные акции. Это выглядело очень красноречиво: журналистов пригласили на экстренную пресс-конференцию всего за час до ее начала. Сотрудники пресс-службы мэрии говорили, что сами узнали о ее проведении немногим раньше. При этом вошедший вице-мэр, вместо того чтобы сделать сенсационное заявление, устроился поудобнее, улыбнулся собравшимся и произнес: "Как вас много сегодня. Ну, и о чем вы хотели меня спросить?".

Александра Горбенко спросили и дважды переспросили, действительно ли мэрия хочет ужесточения порядка проведения манифестаций, и тот категорически все опроверг. "Никаких дискуссий на эту тему нет. Есть трудности для коммунальных служб, но они не серьезные. Убирать протестные настроения на периферию - это глупость", - успокаивал он журналистов, подчеркивая, что любые ограничения эти протестные настроения только усилят.

А завершил дискуссию мэр Москвы Сергей Собянин, воспользовавшись услугами все того же "источника в мэрии Москвы". Из сообщения следовало, что неожиданными выгодоприобретателями всей этой истории оказались полицейские и сотрудники столичного МЧС. Мэр выделил "задействованным в обеспечении пожарной безопасности и общественного порядка в местах проведения мероприятий с массовым пребыванием людей" 50,7 миллиона рублей из резервного фонда на приобретение 100 тысяч сухих пайков.

Обычно к обеспечению безопасности на массовой акции с участием более 50 тысяч человек привлекается от 5 до 10 тысяч полицейских. То есть пайков им хватит на целый год. А вот хватит ли участникам уличных акций запала митинговать весь год - это вопрос открытый. Впрочем, еду всегда можно будет отдать тем, кто охраняет порядок на футбольных матчах.