В этом месте река начала течь быстрее

Журналист Сергей Пархоменко на митинге "За честные выборы" на улице Новый Арбат. Фото Алексей Куденко, РИА Новости

Митинг на Новом Арбате 10 марта 2012-го стал фактически завершающим для гражданского марафона "За честные выборы", продлившегося три месяца. Мэрия довольно легко согласовала акцию. Она сильно отличалась от декабрьских митингов и по численности, и по настрою, и по характеру выступлений. Твердого ответа на вопрос, что делать дальше, никто из ораторов дать не смог. Тем временем в толпе вновь зазвучали разговоры о том, что "я не хочу жить в этой стране". По данным организаторов, на Новый Арбат вышло до 50 тысяч человек, в ГУ МВД по Москве говорили о десяти тысячах.

Член оргкомитета митингов, журналист Сергей Пархоменко рассказывает о митинге на Новом Арбате и утверждает, что "фарш невозможно провернуть назад": "уничтожить в людях родившиеся у них настроения и понимания уже невозможно".

"Лента.ру": Митинг на Новом Арбате не создал у вас ощущения, что начавшийся на Чистых прудах в декабре процесс естественным образом завершается?

Сергей Пархоменко: Нет. Ничего еще не завершается. Фарш невозможно провернуть назад, и уничтожить в людях родившиеся у них настроения и понимания уже невозможно. В результате всей этой трехмесячной истории мы с вами увидели на митингах несколько сотен тысяч человек, которые никуда не делись. Как не делись и механизмы, которые были за это время наработаны. Я, например, считаю, что по истечении этих трех месяцев стандартные рыдания о том, что российская оппозиция не способна вести переговоры, не способна сидеть за одним столом и так далее - это больше не актуально. Этих слов больше не надо произносить. Все нормально, механизм известный, понятный. Если когда-нибудь еще нужно будет устроить публичные заседания чего-нибудь, можно их устроить, это очень помогает, это очень эффективный метод, доказавший свою работоспособность.

Накоплен большой и интересный опыт - это первое. Посеяно настроение в большой группе людей. Активных людей, между прочим, энергичных, работоспособных, добившихся кое-чего в своих сферах, и так далее. Тоже полезная вещь. Но дальше возникает вопрос: а, собственно, где же существо дела? Вот у вас тут митинги, митинги и митинги. А дальше-то что? Отвечаю: а вот это и есть оно. Это и есть политика, в сущности.

Ну хорошо, у нас совершенно разрушена многопартийная структура. Она разрушена намеренно, специально, люди над этим работали. Целое государство 12 лет трудилось над тем, чтобы разрушить политическую инфраструктуру и оставить на ее месте партию "Единая Россия". Можно попытаться это все сейчас отстраивать. Строить эти вот партии. А можно не пытаться. Я совершенно не уверен, что сейчас нужно - несмотря на то, что эта возможность только что открылась, - понастроить этих партий традиционной структуры. Я хорошо понимаю, например, того же самого Навального, который всеми силами откладывает тот ужасный момент, когда ему придется начать строительство своей партии. Он не хочет этого делать. Он видал уже, что такое "Яблоко", он был партийным функционером, он навсегда получил эту прививку. Он не хочет строить традиционную партийную структуру. Он хочет организовать вокруг себя некоторые политические процессы в каких-то других, сетевых - назовем их так, формах. Да, учитывая еще современные формы коммуникации. Такое вот плоское распределение полномочий вместо пирамидального. Не только митинги, но и новые формы уличной активности: гуляния, автопробеги, белые кольца на Садовом кольце. Никем не организованные, что важно.

Я считаю, что эти три месяца были просто моментом активной жизни, не подготовки к чему-то, что не состоялось, нет. Просто в этом месте река начала течь быстрее. Теперь она течет с какой-то другой скоростью. А впереди будут и стремнины, и пороги, и заводи. Некий цикл завершился, но все, что в его рамках было, не пропало никуда.

Мечтатели.

История протеста: от Чистых Прудов до Нового Арбата

Обсудить
Другие материалы
Как живется Микки-Маусу в КНДР
Что представляет собой поп-культура Северной Кореи
Эрдоган, Аллах и Россия
Стоит ли бояться исламизации Турции
«В отношениях с Китаем и Россией Трамп готов рискнуть»
Политолог из КНР о ситуации внутри страны и взаимодействии с соседями
French Foreign Legionnaires carry the coffin of French politician Yves Guena during an official funeral ceremony at the Hotel des Invalides in Paris, France, March 8, 2016 REUTERS/Charles Platiau TPX IMAGES OF THE DAYУтрата масштаба
Франция рискует стать малой европейской страной
Первый тур отыграли
В финале президентской гонки во Франции — Ле Пен и Макрон
Чудеса селекции
Что получится, если скрестить квартиру с дачей: опыт россиян
Шведы поневоле
Исповедь россиянина, живущего в групповой семье
Добро пожаловать в рай
Жилье в Крыму: новую квартиру на полуострове можно купить за миллион рублей
Сносное настроение
Демонтаж жилых домов в Москве: что нужно знать
Вышка светит
Как выглядит частный особняк, побивший мировой рекорд этажности