Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Инструмент или платформа

На форуме Big Tent обсудили влияние интернета на жизнь

25 апреля в Москве впервые прошел форум Big Tent, организованный корпорацией Google. Мероприятие проводится в разных городах мира и призвано вовлечь авторитетных спикеров в обсуждение актуальных тем. В Москве эксперты говорили о влиянии интернета на экономику, общество и культуру, а Google представил, каким бы был мир, если бы Сеть существовала несколько тысяч лет.

Интернет и экономика

Начался форум с выступления Аркадия Дворковича. Помощник российского президента отметил, что уже на сегодняшний день прямой вклад интернета в экономику России составляет около двух процентов от ВВП, а в ближайшие 4-5 лет может возрасти до 3,5-4 процентов.

Однако влияние Сети на экономику шире, чем просто прибыль, заметил Дворкович. По его словам, без интернета не появился бы инновационный фонд "Сколково", нацеленный изначально как раз на развитие интернет-технологий, а его организаторы не смогли бы оперативно связываться с западными коллегами.

(Впрочем, реверанс в сторону фонда мог быть связан с тем, что добрая половина зрителей на Big Tent была из "Сколково". Аудитория, впрочем, оказалась благодарной: за пару минут до начала мероприятия девушка в зале отказалась от предложения соседа кричать "бууу" представителям властей и лично Дворковичу, аргументировав это тем, что у нее на бейдже указано это самое "Сколково".)

Было бы наивно полагать, продолжал Дворкович, что мы можем создать с нуля и развить до уровня лидеров какие-то новые отрасли экономики. Поэтому приоритетными станут те направления, в которых соединятся современные технологии и традиционные преимущества России.

Одним из важных преимуществ России помощник президента посчитал стабильность в политике: на сегодня нет оснований полагать, что изменятся ранее достигнутые договоренности, поэтому бизнес может приходить, работать и внедрять свои идеи.

Разговор об экономике продолжили на секции под названием "БРИКС-нет", или, говоря иначе, на секции, посвященной интернет-рынку быстроразвивающихся стран. Леонид Богуславский, соинвестор "Яндекса" и основатель фондов ru-Net и RTP Ventures, заметил, что на больших рынках 9 из 10 предпринимателей, создающих новые интернет-проекты, попросту копируют западные аналоги.

Впрочем, ничего плохого в этом Богуславский не видит - даже клоны позитивно влияют на развитие экономики в стране. При этом в маленьких странах, отметил он, нет возможности для развития копий чужих проектов, и там большинство предпринимателей нацелено на создание и развитие собственных идей. Такие компании потенциально могут вырасти до мирового уровня, но случается такое довольно редко: так уж сложилось, что успеха проще всего добиться той компании, чей головной офис расположен в "Кремниевой долине".

Впрочем, отметил чуть позже вице-президент по корпоративному развитию Google Дэвид Драммонд, эта ситуация в будущем изменится.

Если выступления Дворковича в целом вышло позитивным, то Богуславский выглядел пессимистом: он отметил, что многие инвесторы боятся вкладывать в Россию, предпочитая ей Бразилию. Более того, в развивающихся странах средний уровень менеджмента, по его наблюдениям, оказывается значительно выше, чем в России. Это выражается, к примеру, в том, как люди строят свои компании.

Такое положение дел Богуславский связал с теми же инвестициями. По его словам, чем чаще предприниматель общается с инвесторами, тем лучше он понимает, как правильно организовать свою компанию для привлечения хороших инвестиций. Поэтому чем больше будет таких инвестиций, тем быстрее поднимется уровень менеджмента в стране.

Проблема оказалась двусторонней: Богуславский также отметил, что в России есть инвесторские деньги, но не так-то много существует интересных проектов для их вложения.

Интернет и общество

Другой важной темой, которую затронул Дворкович, стало влияние интернета на государство. Через четыре-пять лет, отметил он, распространение Сети в России может достичь такого уровня, что граждане смогут напрямую участвовать в обсуждении инициатив и оценке органов госвласти, а также получать доступ к услугам, не обращаясь к чиновникам.

Эти шаги позволят вывести демократию на "новый уровень", заметил помощник президента, добавив, что необходимо разработать методики идентификации граждан для участия в жизни государства через интернет. Об идентификации интернет-пользователей в заключении Big Tent говорила и главный редактор РИА Новости Светлана Миронюк.

Так, отметила она, когда обсуждение поправок в закон "О полиции" вынесли в Сеть, было указано, что президент рассмотрит только несколько самых популярных предложений. Результатом этого стало активное использование ботов, накручивающих голоса за некоторые варианты, из-за чего ни одно из по-настоящему важных предложений просто не имело шанса подняться в рейтинге.

Миронюк призвала подумать о каких-нибудь механизмах верификации (вероятно, речь идет об аутентификации - прим. "Ленты.ру") интернет-пользователей и верификации информации, которую они распространяют. Однако чуть раньше американский писатель и журналист Джефф Джарвис доказывал, что регулирование интернета в какой-либо форме неприемлемо. В будущем же, по его мнению, необходимо будет создать систему быстрого реагирования, отслеживающую законопроекты, которые потенциально могут ограничить свободу в Сети.

Главный редактор сайта "большого правительства" Раф Шакиров был не столь категоричен: по его мнению, созданием правил поведения в Сети должны заняться саморегулирующиеся организации, а не чиновники. Государство, заявил Шакиров, прикрываясь благими намерениями будет пытаться ввести цензуру, а сетевое сообщество сможет выработать идеальные правила игры. При этом те компании, которые откажутся исполнять принятые таким сообществом решения, фактически будут изгнаны с рынка, добавил он.

Елена Панфилова, глава Transparency International Russia, говорила о другом аспекте взаимоотношений государства и граждан: интернет-активизме. Панфилова выделила три пути, благодаря которым информация о недостатках в работе госчиновников, получившая распространение в онлайне, может привести к реальным изменениям в офлайне. Первым путем является политическое давление, когда какие-то политические силы используют информацию в своих целях и добиваются результатов. Вторым - репутационное давление, когда чиновник, видя сообщение о плохой работе своих подчиненных, начинает действовать для сохранения собственной репутации. И третье - самоорганизация граждан.

В России, по словам Панфиловой, есть надежда только на третий способ: неравнодушные сами собираются и закапывают ямы или тушат пожары. Но когда речь идет о коррупции, самоорганизация не помогает - граждане могут засыпать прокуратуру заявлениями, однако если не будет политической воли, движение тому или иному делу дано не будет.

Еще одной важной проблемой Панфилова считает незащищенность источников публикаций о коррупции. Человек может вывесить что-то в Сети, и если на него обратят внимание, то вместе с информационным шумом активист сталкивается и с большим количеством проблем. Вопрос настолько актуален, что МВД жалуется на отсутствие заявителей о преступлениях, заметила Панфилова: люди рассказывают о преступлениях, но категорически отказываются называть себя. В этом плане необходимо совершенствование законодательства, заключила Панфилова.

Светлана Миронюк рассказала и о новых формах взаимоотношений СМИ с обществом. С одной стороны, общение между ними стало "многоканальным" - аудитория воспринимает себя наравне со СМИ. С другой - журналистам приходится проверять ставшие популярными в блогосфере сообщения. РИА Новости обнаруживает, что зачастую факты, которые обсуждает интернет-общественность, являются ложными. В связи с этим агентство в ближайшем будущем планирует запустить ленту, состоящую из сообщений тысяч "надежных" пользователей в соцсетях.

Интернет и искусство

На обсуждение влияния интернета на культуру и искусство собрались сплошь противники копирайта, поэтому разногласия возникли по другим вопросам. Началось обсуждение с заявления Александра Долгина, создателя ресурса Imhonet.ru, что на сегодняшний день наблюдается проблема ухудшающегося отбора в культуре: произведений генерируется так много, что плохие продукты в итоге вытесняют хорошие.

Музыкальный критик Артемий Троицкий с Долгиным не согласился. С одной стороны, отметил он, есть много примеров, как талантливые люди становились популярными благодаря интернету, а с другой - профессиональная индустрия совсем необязательно создает качественные продукты: песня Стаса Михайлова или Бритни Спирс может быть профессионально записана, но это еще не говорит об их таланте.

В итоге Троицкий с Долгиным сошлись на том, что сетевое сообщество само найдет механизмы распределения продукции по своему вкусу. Второй добавил, что речь идет о "вкусовой лестнице": когда человеку надоест потреблять культурные произведения более низкого уровня, он сам перейдет на ступень выше.

Марк Сэндс, медиа-директор лондонской галереи Tate, рассказал о том, что галереи боятся выносить экспонаты в Сеть, потому что считают, что так они лишатся посетителей. К примеру, отметил Сэндс, изначально в Google Art Project, проекте по оцифровке произведений искусства, приняли участие всего 17 галерей. Однако на сегодняшний день их число выросло до нескольких сотен.

Галереи начинают понимать, указал Сэндс, что они не лишатся посетителей, а скорее, наоборот, привлекут их. Причина тут в том, что на экране монитора и вживую произведения искусства производят разное впечатление. Одновременно с этим доступ к культуре получают жители других городов и стран, которые не могут самостоятельно посетить выставку.

Отношение к копирайту, как уже было сказано, у всех выступающих было негативное. Троицкий отметил, что появление интернета парадоксально вернуло музыкальную индустрию в "доисторическую" эпоху, когда еще не было звукозаписи и музыкант общался со слушателем напрямую. Сегодня посредники, разделяющие автора и потребителя, все более становятся ненужными, в связи с чем правообладатели все громче и громче заявляют о своих правах.

О проблеме действующей схемы копирайта говорил и Арам Зиннрайх, автор ресурса Mashed Up и книги "Theory and practise". Он привел пример ремиксов, когда музыкант берет две уже существующих композиции и делает из них новую - в таком случае остается спорным вопрос о том, кому из трех правообладателей принадлежат права на новое произведение.

В будущем, отметили эксперты, будут выработаны новые механизмы зарабатывания денег на произведениях культуры.

За один день эксперты попытались определить, как интернет влияет на три очень важные сферы нашей жизни. Из их слов становится понятно, что в экономике и государственном управлении Сеть пока рассматривается только как инструмент для достижения "офлайновых" целей. А искусство уже смотрит на интернет не только как на канал дистрибуции, но и как на новую среду для творчества со своими особенностями.

Ну а в целом, о влиянии интернета на нашу жизнь и так уже сказано немало. Поэтому Майк Уолш, директор исследовательской лаборатории Tomorrow, предложил изменить подход: "Мне интересно не то, как Сеть изменяет мир, а то, как мир изменяет Сеть". Кто знает, может быть, именно эта тема станет актуальной для следующего Big Tent?