Новости партнеров

Добро пожаловать домой

Директор музея рассказал о задержании и краденой иконе

В столичном аэропорту "Домодедово" 14 мая полиция задержала директора Музея русской иконы Николая Задорожного и его жену, которые ввозили в Россию икону "Троица Ветхозаветная" XVII века, украденную из музея Устюжны в 1994 году. Задорожного заподозрили в контрабанде, хотя сам директор уверяет, что все документы были в порядке. Более того, о возвращении иконы, написанной Кириллом Улановым, знал Минкульт. "Лента.ру" поговорила с Николаем Задорожным о том, как он возвращал икону Вологодской области.

"Лента.ру": Вы долго общались с полицией?

Николай Задорожный: Да. Задержали, пять с половиной часов продержали в полиции аэропорта "Домодедово".

Когда вас задержали?

14-го в восемь вечера. Меня и мою супругу Ирину Шалину. Она специалист по древнерусской живописи, кандидат наук, сотрудник Русского музея, ведущий научный сотрудник отдела древнерусского искусства и одновременно замдиректора нашего частного Музея русской иконы Абрамова, заместитель директора по науке, по научной работе.

Вы не оформили при ввозе иконы какие-либо бумаги? Почему полиция, собственно, решила, что это контрабанда?

Я даже не представляю, потому что я заполнил декларацию, меня встречал с подробным описанием этой иконы (и датировкой, и иконописцем, и размерами, с фотографией) представитель Министерства культуры.

Сотрудница Минкульта приехала в аэропорт?

Нет, она дежурит там, специальный эксперт, который работает в аэропорту. Она все проверила, удостоверилась, что эта икона является культурной ценностью, поставила необходимые печати, штампы и описания...

Какие бумаги, по нашему законодательству, у вас должны были быть при въезде?

Либо счет на оплату, либо договор купли-продажи. Некоторые таможни это требуют, а некоторые нет.

А какие бумаги были у вас?

У меня был договор купли-продажи, был акт приема-передачи, подтверждающий мои полномочия. У меня было письмо от департамента культуры Вологодской области. Оно было написано на адрес немца Вернера Бунгерта, у которого я купил икону, но на бланке департамента культуры. В письме департамент просил его продать мне икону, так как я намеревался подарить ее в музей Устюжны. У меня была декларация на икону, которую я заполнил, у меня была фотография этой иконы с печатью таможенника и с печатью представителя Министерства культуры, эксперта Росохранкультуры. Максимальный комплект документов.

Министерство культуры было в курсе, что вы ввозите икону в страну?

Да, изначально. Я постоянно был на связи, еще когда планировалась эта поездка, с советником министра культуры Петраковым Виктором Васильевичем, который последнее время исполнял обязанности руководителя Росохранкультуры, пока организацию не расформировали. Сейчас он советник министра культуры Александра Авдеева, пока Авдеева - непонятно, какие будут изменения. Так что все были в курсе, что я еду в интересах Департамента культуры Вологодского края. Потом еще Михаил Юрьевич Абрамов лично обещал губернатору Вологодской области, который обратился к нему с просьбой помочь вернуть икону, выкупить ее.

Сколько стоит икона?

Реально - миллион евро, а чтобы ее выкупить, надо было заплатить 25 тысяч.

Некоторые СМИ сообщают, что вы не заплатили госпошлину.

Ее не надо было платить, потому что это культурная ценность.

То есть при перевозе вы не должны были ничего оплачивать?

Я как физическое лицо освобождаюсь от налоговой пошлины в том случае, если это культурная ценность. А то, что это культурная ценность, подтверждается как раз экспертом.

Соответственно, икона должна была вернуться в Вологодскую область?

Через какое-то время, да. У меня есть договор на экспонирование "Троицы" на полгода, подписанный директором музея Устюжны.

Как называется музей?

Муниципальное учреждение культуры Устюжанский краеведческий музей.

После экспонирования вы обязались передать икону?

Да, конечно. А как иначе? Это их икона. Если бы ее не возвращали законному владельцу, то этот немец никогда бы не уступил ее за такую смехотворную цену, я имею в виду по сравнению с реальной стоимостью.

Как вы вышли на эту икону?

Два года назад мы ее видели в каталоге аукционного дома в городе Линдау, аукцион называется Michael Zeller. Как только я сообщил Абрамову, что предположительно эта икона - одна из тех, что были украдены в Устюжне, он меня командировал, чтобы ее выкупить и вернуть в музей. Но когда я приехал туда, выяснилось, что иконой уже заинтересовался Интерпол, ее сняли с торгов и начали проводить в Германии расследование, каким образом эта украденная икона из российского музея попала к немцу, его зовут, как я уже говорил, Вернер Бунгерт. Суд признал его добросовестным приобретателем, поэтому Интерпол не мог никаким образом конфисковать у него икону. Но он, будучи человеком большой совести и гражданской позиции, пренебрег материальной стороной и сказал: "Я хочу, чтобы эта икона вернулась законному собственнику, только верните мне те расходы, которые я понес в 1996 году, когда купил ее". Как раз эти расходы и составили 25 тысяч евро.

В вологодской газете "Красный север" было напечатано обращение к жителям Вологодского края с предложением собрать средства для выкупа святыни, но деньги так и не были собраны. Когда Михаил Юрьевич Абрамов в апреле этого года передавал 10 икон в музей Великого Устюга (это тоже в Вологодской области), также похищенные 27 лет назад и выкупленные им в Швейцарии, он пообещал губернатору Вологодской области Кувшинникову и сотруднику Департамента культуры Вологодской области сделать все возможное для возвращения "Троицы" уже в музей города Устюжна. И вот по заданию Михаила Юрьевича я поехал к этому немцу.

Как к нему попала икона? Где он ее купил?

Сам немец купил ее у русского эмигранта, который много лет живет в Германии. Проживает в том же городе, что и немец. Рядом с Дюссельдорфом, называется Мюльхайм. Фамилия этого русского Белевич. У него также произвели обыск, но не нашли ничего компрометирующего, а сам Белевич заявил, что купил икону у какого-то неизвестному ему поляка в Берлине. И вот вся эта цепочка обрубилась.

Икона конфискована?

Да, конечно. Мы планировали, и Министерство культуры нас поддерживало, все было заранее с ними проговорено, что в залах нашего музея икона будет передана (при СМИ, при Минкульте, музейных работниках, ученых) устюжскому музею. Поскольку у нас есть договор экспонирования, она бы шесть месяцев провисела у нас, а потом мы должны были бы ее застраховать, заказать специальный фургон для перевоза культурных ценностей и отвезти в Устюжну.

Что вы сейчас планируете делать? Ждете вмешательства Минкульта?

Я жду, чтобы мне предъявили обвинение, вот все, чего я жду. За пять часов в "Домодедово" мне многое сказали, и о скупке краденого, например. Но это абсолютная ерунда, потому что в Германии эта вещь не считается украденной, ее приобрели законно. Какая тут может быть скупка краденого?

Как икона попала в Германию?

Каким-то образом установили, что она попала туда с партией пиломатериалов или какого-то прессованного ДСП, на фуре. Были вывезены все шесть икон, которые украли в 1994 году. Вначале они попали в Швейцарию, потом из Швейцарии в Стокгольм, а потом уже из Стокгольма в Германию.

Не очень понятно, почему полиция не в курсе того, что украденная икона возвращается домой. Они же могли, наоборот, помочь, обеспечить безопасность.

Вот это и обидно, понимаете. Я это объясняю только тем, что они, бездействуя все эти годы, решили таким образом очень красиво сыграть.

Может быть, их не предупредили должным образом?

Да. Я их не предупреждал.

А Минкульт должен был?

Я не знаю.

Тогда получается, что если их никто не предупредил, а они вдруг нашли икону, ранее вывезенную из страны, то действовали они единственно возможным образом?

А зачем бежать впереди паровоза? Они прекрасно знают (они проводили оперативную работу), что я поехал не просто так, а по заданию Департамента культуры, что это все контролируется Министерством культуры. Они знали, что иконы привозятся для возвращения в музей, но им хотелось, чтобы это именно они ее вернули - якобы они ее нашли и они ее вернули.

Понимаете, они же бездеятельны и неэффективны в своей работе, когда кто-то что-то делает, они, естественно, пользуясь своими силовыми возможностями, все лавры забирают себе, надевают на голову, на фуражку. Они сейчас объявили, что нашли эту икону. Ее и искать-то не надо было, потому что это мы сделали для музея. Но теперь они герои, для этого не надо работать, не надо каких-то усилий прикладывать, не надо деньги платить - надо просто ждать и все, а потом показать свое удостоверение и забрать, очень просто.

Вы сейчас работаете в нормальном режиме?

Да, конечно.

Знаете, это как в регби, у одного игрока команды есть мячик, а другой подбегает и вышибает его, потому что ему хочется самому забить гол. Такой образ, мне кажется. Кроме того, у уголовного розыска не было никаких документов, кроме удостоверений. Если икона находится в розыске, то у них должны быть какие-то постановления.

На сайте МВД сообщается, что вас ранее привлекали к уголовной ответственности за контрабанду.

Да, но это было давно. В 1985 году.

Вы сидели?

Да, пять с половиной лет с 1985-го по 1991-й. Понимаете, это были другие времена. Тогда в России у коллекционеров не было никакого интереса к иконе, надо было как-то спасать рынок. Немцы своим интересом его спасли.

Вы вывозили иконы в Европу?

Да. Но я уже при поддержке Абрамова ввез около трехсот обратно в Россию. Вы знаете, меняются отношения с РПЦ, отношение к самой иконе. С позиции сегодняшнего дня - это кощунство, а тогда это было спасение. По российским законам моя судимость погашена, это дело закрыто. И потом, вспомните Генриха Шлимана, Прометея - закон иногда нарушается во благо.