Столкновение цивилизаций

Лагерь "Селигер" расколол оппозицию

Лагерь "Селигер". Архивное фото РИА Новости/Илья Питалев

Новый руководитель политической смены провластного лагеря "Селигер", блогер Дмитрий Терновский позвал поучаствовать в ее работе представителей оппозиции. Некоторые из них - например, Ксения Собчак и Сергей Удальцов - уже выразили свое согласие поехать на Селигер, если будут выполнены их нехитрые условия. Другие - например, Владимир Милов и Максим Кац - отказались наотрез. "Лента.ру" поговорила со сторонниками и противниками сотрудничества с Терновским.

Готовы поехать на Селигер

Ксения Собчак, телеведущая

Если мне дадут там сделать свою программу, то я могу представить, что поеду туда в качестве журналиста. Я не то чтобы делю всех на белых и красных, может получиться интересно. Я могу прочитать лекцию по поводу
цензуры на федеральных каналах, про цензуру в СМИ. Мне наверняка будет о чем поговорить с молодежью, например, о том, как можно подавать одну и ту же новость по-разному.

На Селигер, как я написала в твиттере, меня уже пригласила пронашистская структура "За чистые выборы". Ею руководила Тина Канделаки, а участвовали в ней молодые юристы. Термин этот уже стал притчей во языцех, ведь и "Письмо 55" инициировал молодой юрист Дворников.

Роман Доброхотов, лидер движения "Мы"

Меня уже позвали на Селигер несколько комиссаров движения "Наши", в том числе Корчевская - та, что была в палатке с Якеменко. Я им сказал, что приеду только с условием, что мне дадут прочитать лекцию на тему коррупции в Кремле. Я хочу рассказать правду-матку о Ковальчуках, Тимченко (приближенные к Путину бизнесмены - "Лента.Ру"), Михаил Ивановиче (якобы так называют в Кремле Путина - "Лента.Ру"). Мне сказали, что лекцию, наверное, можно. Главное, мол, чтобы не ходили и не скандировали лозунги. Пока жду ответа.

Что касается разводки, то смотри: вот я приезжаю на Селигер физически, у меня будет полдня для этой лекции, и если мне говорят, что лекция отменилась, то я разворачиваюсь и уезжаю, а для них это будет большой скандал. Если же будет лекция, то уверен, что будет ажиотаж. На Селигере огромное количество людей из провинции, которые ни сном ни духом о политике, а для матерых комиссаров это будет серьезная проблема, им придется отвечать. Мне самому интересно подготовиться к этой лекции, посмотреть источники, сделать графики. Это будет крутой перформанс сам по себе. Произойдет столкновение цивилизаций.

Вообще, если радикальные оппозиционеры приедут на Селигер, то это будет означать автоматическую смерть Селигера. Путин после этого не приедет точно. Они сами закладывают идеологическую мину под свое мероприятие. Но, видимо, они хотят себя по-иному позиционировать, так как лишились крыши в лице Якеменко. Если бы они предложили выступить с лекцией про интернет-СМИ, то я бы отказался. Но тут я по сути перевербовываю комиссаров, а разве не это наша прямая задача?

Сергей Удальцов, координатор "Левого фронта"

Моя позиция всегда была одинаковая: если у наших оппонентов, хоть у президента, хоть у премьера, есть желание нормального диалога, то это нужно использовать. Это не означает согласия с властью или
капитуляцию. Это нормальный диалог, и если есть четкая повестка дня, если проблемы, затрагивающиеся в дискуссии, интересные, то можно и нужно участвовать.

Официальных приглашений на Селигер пока не было. Если там можно будет полноценно высказаться, то я для себя лично считаю возможным участвовать, и концептуально это вполне разумно. У меня нет предрассудков, что нельзя выступать на Селигере. Есть свой кайф в том, чтобы выступить открыто и смело там, это такая спецоперация в тылу врага.

Алена Попова, общественный деятель, предприниматель

Меня активно зовут на Селигер на международную смену прочитать лекцию на любую угодную мне тему, и я упорно думаю. Нужно активно рассказывать о том, что мы делаем, любым сторонам и аудиториям. Но есть, конечно, еще и моральная составляющая этого дела. Но все-таки моя основная позиция в том, что нужно агитировать везде и не поддаваться на провокации.

Не готовы ехать на Селигер

Максим Кац, муниципальный депутат

Конечно, нет, это совершенно исключено! Невозможно играть в игру жуликов по правилам жуликов. На Селигере процессом руководят жулики, и они не дадут тебе влиять на него. Пусть Якеменко заверил, что есть
возможность сказать там то, что ты считаешь нужным. Но совершенно очевидно, что это ловушка. Это очередная их пиар-история. Терновский посчитал это для себя возможным, хотя никаких гарантий с их стороны быть не может. Жулики слово дали, жулики слово взяли.

Владимир Милов, лидер движения "Демократический выбор"

Нет, я не поеду, потому что я не считаю лагерь "Селигер" содержательным мероприятием, а считаю его лагерем насильно согнанных людей, которые подвергаются пропагандистской обработке. Я предпочитаю
тратить свое драгоценное время на аудиторию, с которой можно по-серьезному общаться.

Ценности выступления там я не вижу никакой, но не вижу и страшной моральной вины. Я не хочу выступать с морально-осужденческих позиций, но, мне кажется, довольно смешно, когда люди, которые постоянно претендуют на то, чтобы читать обществу мораль, вдруг едут на Селигер.

Я никогда не считал Селигер событием, которое стоит обсуждать. Единственное, что там завязаны большие деньги налогоплательщиков, и это их очевидно нерациональное использование. И это нужно расследовать, поскольку не должны бюджетные деньги тратиться на Селигер.

Николай Ляскин, член политсовета "Солидарности"

Я сомневаюсь, что оппозиционерам дадут выступить перед неоперившейся молодежью, их посадят за круглый стол, и они будут друг с другом говорить. Тем самым произойдет легитимизация этого безобразия. В благие намерения Терновского я не верю, хотя, может, он до сих пор и не знает, чего хочет, помимо денег, от этой истории.

Если даже дадут прочитать лекцию, то там окажется какой-то модератор и все. А если лектор уйдет, то потом везде напишут, что он был. За приезд этих людей еще и гонорары потом по сметам пройдут. Кормить этих негодяев за свой счет я считаю неправильным.

С людьми, которые едут на Селигер, надо работать, но не на их площадке. Например, мы будем готовить "Антиселигер" в Краснодаре, и надеюсь, что туда не только оппозиционная молодежь поедет.

Кирилл Гончаров, лидер "Молодежного Яблока"

Мы поедем туда только при условии, что Якеменко в это время будет сидеть в Следственном комитете и отвечать по делу Кашина. Вообще же я не верю, что можно приехать на чужую территорию и убедить людей перейти на сторону добра. Уже десять лет кремлевские предлагают нам прийти подискутировать на их площадке, обещая, что тогда нас может быть послушают. А когда мы приходили на их площадку, то нас выставляли дураками, не слушали аргументы, а обвиняли огульно, что мы финансируемся Госдепом.

Что касается возможности повлиять на молодые умы, то представь: вот ты просыпаешься утром на Селигере под портретами Путина и Медведева, тебе две недели рассказывают про то, как Медведев и Путин сохранили страну, и в любом случае в голове у тебя уже есть история о том, кто прав, а кто нет. Так что это бессмысленно.

Обсудить
Россия00:06 7 ноября

Разборки на костях

В деле «пьяного мальчика» появились неожиданные подробности, но они все усложняют
«Великое прошлое нас развращает»
Почему россияне не принимают себя
Циркуль в глаз
Судьба еврейского художника: от украинских сказок до нацистской выставки
Признак оперы
Как Дмитрий Хворостовский стал главным оперным певцом России
«Происходящее — форма женского освобождения»
Йоаким Триер о мистической драме про лесбийскую любовь и Бога
Мистер Спок
Мы пощупали новейший Aston Martin Vantage и делимся первыми впечатлениями
Тест: какой автобренд круче
Угадываем компании, которые зарабатывают на нас больше остальных
Самые большие шины в мире
Огромные покрышки, которые подойдут даже машине Годзиллы
Из бананов и палок
Что получается, когда машины пытаются делать в Уганде, Кении и других странах
Ловушка для планктона
Тест: Какой офис идеально вам подходит
Это чисто Питер
Сколько стоят квартиры в воспетом Шнуром городе на Неве
Берите две
Пять стран, где ипотеку дают под смешной процент
«Моя бывшая живет на помойке»
Москвич сделал из жены бомжа, и ему не стыдно